Разборки гуманистов

Турецкий премьер и израильский президент поскандалили на людях

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган вечером 29 января стал инициатором и главным действующим лицом громкого скандала, разгоревшегося в швейцарском Давосе на Международном экономическом форуме. Глава турецкого кабинета министров обиделся на ведущего одной из дискуссий за нечестное, с его точки зрения, распределение времени выступавшим и, пообещав больше в Давос не возвращаться, демонстративно покинул зал.

Для представительного форума такие демарши - большая редкость, так как состав и уровень его участников предполагают соблюдение самых строгих стандартов поведения и уважения к присутствующим. Но тема, затронутая в дискуссии с участием Эрдогана, генсека ООН Пан Ги Муна, председателя Лиги арабских государств Амра Мусы и израильского президента Шимона Переса, оказалась слишком острой для поддержания диалога в обычном режиме. Злосчастный арабо-израильский конфликт и последнее его обострение порой превращают самых хладнокровных спорщиков в трибунов, пренебрегающих обычаями и нормами дискуссии.

Итак, речи были горячими, а уровень оппонентов - очень высоким. Модератор встречи Дэвид Игнатиус (колумнист The Washington Post) оказался в крайне затруднительном положении - соблюсти регламент дискуссии, не прерывая участников, оказалось невозможно. Но и прерывать их как-то неловко: не последние люди планеты разговаривают.

Согласно предварительному плану встречи, каждый из участников должен был в пятиминутном выступлении очертить общие положения своей позиции. После чего предполагалось подискутировать. Но все пошло кувырком с самого начала. Пан Ги Мун в пять минут не уложился, проговорив восемь. В своей речи он постарался сохранить объективность, отругав и ХАМАС за обстрелы Израиля, и ЦАХАЛ за бомбардировки Газы. Но Израилю от него все же досталось больше: генсек ООН припомнил Иерусалиму удары по объектам организации в секторе.

Затравка удалась на славу: выступавший вторым Эрдоган еще больше выбился из регламента, склоняя на все лады Израиль целых 12 минут. Добрых слов для своего традиционного союзника на Ближнем Востоке у лидера Партии справедливости и развития не нашлось. Что, впрочем, понятно, учитывая тот факт, что партию эту в самой Турции принято считать исламистской, противостоящей "светским" политическим силам, ориентированным на армию и интеллигенцию.

Все это время Игнатиус, теребя в руках бумажку, молчал.

Амр Муса, бывший министр иностранных дел Египта, понятно, также ничего хорошего про Израиль говорить не стал. Но его речь о "зверствах израильской военщины" на 12-й минуте американский журналист все же остановил. Видимо счел, что Муса перепевает только что исполненное Эрдоганом. Глава ЛАГ остался недоволен, но возмущаться не стал.

Затем слово взял президент Израиля. Шимон Перес, естественно, начал объяснять присутствовавшим, почему Израиль был прав, когда бомбил сектор Газа. Пять минут прошли незаметно. Президент все говорил и говорил: винил ХАМАС в организации тоталитарного, крайне опасного образования, советовал подумать, что бы делали собравшиеся, если бы ракеты падали на их города. Двенадцатая минута тоже закончилась, но он все больше распалялся, начал даже размахивать руками, повышать голос и тыкать пальцем в Эрдогана.

Столь эмоционального выступления от обычно кисло-холодного 85-летнего лидера никто не ожидал. Игнатиуса, похоже, оно тоже загипнотизировало: обрывать Переса он не стал, дав ему произнести 25-минутную речь. Причем выступление израильского президента закончилось на высокой ноте: Перес почти криком вопросил у Эрдогана, что бы тот делал, если бы тысячи самодельных ракет годами рвались в Стамбуле. Аудитория устроила оратору овацию.

Сидевшие в зале потом сознавались, что Перес выглядел одиноким героем, вышедшим на бой против двух с половиной противников и одолевшим их.

Однако, как выяснилось, эрдогановская точка зрения на происходящее была иной.

Полный решимости ответить Пересу, он потянулся к микрофону. Но тут очнулся Игнатиус. Между ним и Эрдоганом произошел короткий диалог.

- Это была очень сильная и страстная дискуссия, но она может продолжаться часами, всю ночь. Отведенное нам время уже закончилось, - журналист явно хотел закончить мероприятие на аплодисментах.

- Уан минит! - встрепенулся турецкий премьер.

- Я прошу прощения у премьер-министра... - попробовал было настоять Игнатиус.

- Уан минит... Уан минит, уан минит. Уан минит! Уан минит!!! - Эрдоган схватил колумниста за пиджак (благо тот сидел рядом).

- Ну ладно, - сдался модератор. - Я прошу вас задержаться еще на минуту, - это он уже залу сказал.

Зрители послушно остались на местах.

"Вы, президент Перес, постарше меня будете. Может быть, вы чувствуете вину и поэтому повышаете тут голос. Вы людей убивали", - сказал в ответ Эрдоган, грустно добавив: "Я помню детей, погибавших на пляжах".

После этого он с минуту рассказывал о том, как нехорошие израильские руководители радовались вторжению в Газу, и о том, что зал зря аплодировал израильскому президенту. На этом моменте Игнатиус, теряя терпение, начал довольно фамильярно похлопывать Эрдогана по плечу: дескать, давай, закругляйся уже!

Турецкий премьер на это не отреагировал и продолжил говорить:

- На все ответить времени не хватит, но пару вещей сказать надо, - он взял со столика листки с записями.

- Мы не можем снова начинать дебаты, - взмолился модератор.

- Экскьюз ми! Дайте, пожалуйста, закончить. - Эрдоган поднял палец. - Первое. Шестая заповедь: "Не убий". Ее надо помнить! И второе...

Рука Игнатиуса вновь легла на плечо турка. Однако тот, не переставая говорить и даже не глядя на журналиста, схватил журналистское запястье, потряс его в воздухе и аккуратно, но твердо уложил на стоявший между их кресел столик.

"Спасибо. Спасибо большое, что не дали мне договорить. Больше я тут не появлюсь. Давос для меня закончен. Вы людям говорить не даете, ему 25 минут дали, а мне - всего 12. Это нечестно!" - Эрдоган поднялся с кресла, захватил свои бумаги и вышел из зала.

Модератор встречи растерянно посмотрел ему вслед, Амр Муса и Пан Ги Мун от неловкости положения заерзали на своих местах, а Перес, уже вернувшийся в свое нормальное флегматичное состояние, равнодушно отвернулся и как будто не заметил демарша оппонента.

Публика в зале пришла в себя не сразу. Журналисты ожили раньше всех: уже через мгновение кто-то побежал догонять Эрдогана, кто-то начал срочно диктовать в редакцию новость о скандале.

Побежавшие за турецким премьером как минимум не прогадали. Выйдя из зала, где шла дискуссия, Эрдоган дал импровизированную пресс-конференцию, во время которой, немного остыв, пояснил, что произошло. По его словам, против Переса и Израиля он ничего лично не имеет, но вот работа Игнатиуса его крайне разочаровала.

"Такое ведение дискуссии ставит под вопрос весь переговорный процесс", - поделился он своим мнением. При этом премьер еще раз напомнил: "Я не пытался каким-либо способом задеть граждан Израиля, президента Переса или евреев. Наоборот, во время тех заседаний, которые мне удалось посетить, я подчеркивал, что антисемитизм - это преступление".

Но на родине его вежливость прошла незамеченной.

Турки, вооруженные лозунгами антиизраильского содержания, флагами своей страны и Палестинской автономии, встречали своего премьер-министра, прилетевшего из Давоса, как героя. Баннеры со словами "Ты не один", "Покоритель Давоса" и тому подобные были обращены непосредственно главе правительства.

По мнению тысяч жителей Стамбула, прибывших на встречу, Эрдоган "поставил на место" израильского президента, смело вступился за мусульман и вообще оказался большим молодцом, продемонстрировав свое презрение Западу. Такой же позиции придерживается и движение ХАМАС, вольным или невольным защитником которого стал Эрдоган. Согласно распространенному исламистами заявлению, турецкий премьер отстоял память погибших в Газе "перед лицом злобного сиониста Переса".

Это мнение разделяют не только простые турки и боевики ХАМАСа: встречать премьера в аэропорт прибыл мэр Стамбула, а президент страны Абдулла Гюль заявил о полной поддержке заявлений и действий Эрдогана.

"Никто не должен рассчитывать на то, что глава кабинета министров Турции "проглотит" неуважительное к себе отношение. Он дал необходимый ответ", - сказал глава государства.

Турок особенно задело то обстоятельство, что Перес, обращаясь к Эрдогану, тыкал в него пальцем и говорил, повысив голос. Сам премьер чуть позднее признался, что его очень задело поведение Переса. При этом он оговорился, что "остудить" распалившегося Переса должен был ведущий встречи.

Горячая поддержка действий Эрдогана со стороны простых турок помимо морального удовлетворения сулит ему и вполне осязаемые радости. Наблюдатели полагают, что инцидент в Давосе существенно повысит шансы его партии на победу в ходе муниципальных выборов, которые намечены на март.

Однако усиления антиизраильской риторики турецкое руководство старается избежать. Уже на следующий день после скандала между Пересом и Эрдоганом состоялся телефонный разговор, в ходе которого стороны подтвердили приверженность продолжению курса на сотрудничество и согласились считать инцидент, в общем, исчерпанным.

Дело в том, что уже долгое время близкий США Израиль и входящая в НАТО Турция считают друг друга союзниками в ближневосточном регионе. Причем особенно активно развивается взаимодействие между оборонными ведомствами двух стран.

В частности, ожидается, что в феврале Израиль отправит в Турцию первую партию штурмовых беспилотных самолетов. Анкара также получит от израильтян партию беспилотных летательных аппаратов "Херон". И эти поставки срывать никто не собирается.

Тут стоит отметить, что нападки турецкого премьер-министра на Израиль многими в мире воспринимаются с некоторым удивлением. Анкара, как известно, сама уже долгие годы ведет борьбу против курдских партизан на юго-востоке своей страны, а также в соседнем Ираке. При этом высокоточные боеприпасы, в отличие от Израиля, турецкая армия экономит, снося под ноль "тренировочные лагеря террористов" обычными бомбами и ракетами.

Что это за лагеря, кто там находится и сколько при этих бомбардировках гибнет мирных жителей - никто особо не считает. Но можно предположить, что курдских женщин и детей гибнет не меньше, чем палестинских.

В общем, слишком близко принимать к сердцу критику действий ЦАХАЛа в Газе со стороны Турции израильтянам было бы неразумно. Другое дело, что тенденция к исламизации и радикализации "союзника" в лице Анкары не может не заботить и не расстраивать Иерусалим.

Поэтому многие израильтяне на Эрдогана все же обиделись: его обвинили в поддержке антисемитизма, пестовании исламистов внутри страны и моральной помощи ближневосточным экстремистам. Многих особенно задела попытка турецкого премьера процитировать известного еврея-антисемита Гилада Ацмона, говорившего об Израиле как о "наибольшей опасности для гуманности и гуманизма в современном его понимании".

Так, влиятельный Американский еврейский комитет выпустил по этому поводу специальное заявление, в котором подчеркивается: "Когда автора подобного бреда начинает цитировать лидер демократической страны, необходимо со всей серьезностью задаться вопросом о том, где заканчивается здравый смысл и начинается ненависть".

Тем не менее, несмотря на трения, отношения Израиля и Турции сильно пострадать не должны: перепалка в Давосе, похоже, была рассчитана на "внутреннее потребление". Пересу, как Эрдогану, выборы вскоре не предстоят, но вот правящей в Израиле лево-центристской коалиции, к которой президент не скрывает симпатий, 10 февраля придется держать ответ перед избирателями.

А уверенную позицию президента, защищающего интересы своей страны на мировой арене, трудно не поддержать.