Новости партнеров

Премьерская зорька

Андрей Колесников сделал из Владимира Путина журналиста

Владимир Путин во второй раз за свою публичную карьеру выступил в качестве журналиста. В первый раз это было в ноябре 2006 года: Путин (тогда еще президент России) написал статью об отношениях между Россией и Евросоюзом для британской газеты The Financial Times. Второй опыт куда интереснее: Путин (теперь уже премьер-министр) написал колонку для "аполитичного" журнала "Русский пионер".

С самим фактом публикации колонки все, в общем, ясно: главный редактор "Русского пионера" - Андрей Колесников, являющийся одновременно спецкором "Коммерсанта" при Владимире Путине. В 2000 году, во время первой предвыборной кампании Путина, Колесников выступил соавтором (вместе с Натальей Геворкян, ныне заместителем главного редактора журнала "Сноб", и Натальей Тимаковой, ныне пресс-секретарем президента России) книги "От первого лица" - сборника интервью Путина о его жизни, карьере и политических взглядах. Впоследствии Колесников стал корреспондентом "кремлевского пула" и написал несколько книг о российской политике вообще и о Путине в частности.

В феврале 2008 года, когда Путин готовился передать власть Дмитрию Медведеву, Колесников начал выпускать журнал "Русский пионер", заверив, что это издание будет "принципиально аполитичным". Еще он сказал: "Сейчас в политике наступают очень интересные времена, когда два человека, по сути, будут выстраивать новую систему власти и отношений друг с другом... Поэтому мне очень интересно наблюдать и фиксировать то, что будет происходить". В сентябре 2008 года "Русский пионер" вошел в медиагруппу "Живи!" Михаила Прохорова, известную главным образом благодаря скандальному проекту "Сноб". Статьи Колесникова о Путине стали печататься в "Коммерсанте" реже, зато у него появился еще и совместный с Тиной Канделаки телепроект "Нереальная политика".

Но главное амплуа Колесникова осталось прежним: он - путиновед, тот, кто пишет про него не просто как про одушевленную властную функцию, а как про человека.

В "Русском пионере" Колесников заставляет известных людей говорить на непривычные темы: Владислав Сурков, например, писал о живописи, а Петр Авен - о современной русской литературе. Учитывая те узы, которые связывают его с Путиным, появление в журнале премьерской колонки было, в общем, делом времени. Сам Колесников прокомментировал факт появления колонки коротко и просто: "Он нам не отказал".

Ну и собственно про колонку. Она озаглавлена "Почему трудно уволить человека". То, что Путин писал ее сам, без помощи "литературных негров", чувствуется сразу. "Негр", пиарщик написал бы, по меньшей мере, изысканней. Текст по модальности - точь-в-точь послание президента Федеральному собранию или еще что-нибудь в таком духе: "Нередко случается... Часто все зависит от причин... Необходимо принимать во внимание... Следует действовать...". Примерно с третьего абзаца в голове прямо-таки начинает звучать знакомый голос - холодный, отстраненный, негромкий, отрывистые фразы, прописные истины, с трудом преодолеваемая казенность речи.

Каждую фразу, каждое слово этого ритуального текста можно изучать под микроскопом и интерпретировать пятнадцатью различными способами. "А я могу честно сказать, что, например, если бы я, когда работал президентом, не вмешался в некоторые ситуации, то в России уже давно не было бы правительства", - пишет Путин. О чем это он? Это ведь может относиться чуть ли не к любому его решению в качестве президента. И как это трогательно звучит - "когда я работал президентом"!

Или вот еще: "Иногда со стороны кажется, что человека надо просто метлой гнать. Но я вас уверяю, что это не всегда так". Секундочку... Уж не оправдывается ли Путин за то, что так поздно уволил из правительства Германа Грефа и Михаила Зурабова? А дальше - еще хлеще: "Кому-то, может, кажется, что в кого пальцем ни ткни, можно завести какое угодно дело… А потом смотришь — реальных материалов нет". Кого это он защищает от обвинений? Да и вообще, не затем ли написал Путин эту колонку, чтобы объясниться по поводу своей кадровой политики, которую так часто называли непрозрачной, непредсказуемой и вообще непонятной?

Но как бы там ни было, Андрей Колесников и "Русский пионер" сделали большое дело. Путин оказался в непривычной среде, и, как всегда в такой ситуации, его внутренний мир и строй его мыслей обнажились сильнее, чем того хотел автор. Филологическое несовершенство - главная ценность этого текста. Оно позволяет "пощупать" Путина: он вдруг оказывается человеком, который не очень в ладах с письменной речью и чувствует себя скованно, когда приходится рассуждать на какие-то не слишком конкретные темы, и из-за этой скованности сваливается в многословность и банальность.

Так что когда Андрей Колесников, который пишет в своей "Клятве главного редактора" в том же номере журнала: "Я вот теперь думаю, что я как главный редактор свою миссию выполнил. Я сделал то, чего еще никто не делал", - Колесников имеет полное право собой гордиться. Он ведь не просто заполучил для своего журнала самого завидного колумниста страны. Он еще и приблизился к разгадке одной из самых загадочных в стране личностей.