Не виновен

Кадыров отсудил у правозащитников 70 тысяч рублей

Президент Чечни Рамзан Кадыров не виновен в убийстве правозащитницы Натальи Эстемировой. Именно к такому выводу пришел Тверской суд Москвы, удовлетворивший 6 октября иск Кадырова к правозащитному центру "Мемориал" и его главе Олегу Орлову, утверждавшему обратное. Орлов этим решением остался недоволен и заявил о намерении его обжаловать. А вот Кадыров, похоже, так вошел во вкус, что подал новый иск, на сей раз к журналистам.

Председатель правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов написал о вине Рамзана Кадырова в убийстве Натальи Эстемировой в тот же день, когда было совершено это преступление: "Я знаю, я уверен в том, кто виновен в убийстве Наташи Эстемировой. Мы все этого человека знаем. Зовут его Рамзан Кадыров, это президент Чеченской республики. Рамзан уже угрожал Наталье, оскорблял, считал ее своим личным врагом. Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшее соратники, чтобы угодить начальству. А Президента Медведева, видимо, устраивает убийца в качестве руководителя одного из субъектов РФ".

Правозащитника легко было понять - случилась очередная чеченская трагедия, а имя Кадырова в таких случаях неизбежно оказывается на поверхности. К тому же Орлов прекрасно знал Эстемирову и его горячность можно было объяснить сильным стрессом. Что, судя по всему, и сделал чеченский президент, позвонив Орлову и поговорив с ним.

Достоверно содержание телефонного разговора между чеченским лидером и правозащитником неизвестно - в СМИ попали лишь его обрывки, рассказанные самими участниками беседы. По словам Орлова, Кадыров сказал, что Эстемирова не представляла для него никакой опасности и никаких неприятностей не доставляла. "Вы не правы, что обвиняете меня в убийстве Натальи Эстемировой. И вам будет стыдно, когда это окажется неправдой. Вы не прокурор и не следствие, чтобы делать такие заявления", - привел слова Кадырова правозащитник.

Версия Кадырова была более эмоциональная, что можно списать на особенности характера президента и специфическую манеру его речи. "Я ему позвонил: 'Здравствуйте, это Рамзан Ахматович Кадыров'. Он поднял ужасный шум, настоящую истерику. Я говорю: 'Разве я не имею права вам позвонить? Вы сами дали свой телефон моему помощнику. Я хочу вам сказать, что я человек. У меня больная мать, сестры, дети, маленькие племянники. Вы распространяете обо мне ужасные, ложные слухи. От этого страдает моя семья. Вы ущемляете мои права. Вы обвиняете меня в убийстве женщины. Моя мама услышала об этом, и целый день плачет. Он поднял по телефону шум, крик. Я ему говорю: 'Вы уважаемый человек. Мы вас любим, почитаем. Относитесь к людям по-человечески'".

Судя по всему, ни до чего конкретного им договориться не удалось, и через несколько дней Кадыров подал в Тверской суд Москвы гражданский иск к "Мемориалу" и Олегу Орлову о защите чести, достоинства и о компенсации морального вреда.

Кадыров попросил суд обязать "Мемориал" опровергнуть написанное на сайте и взыскать с ответчиков по 5 миллионов рублей. Кроме того, он подал в ГУВД Москвы заявление на Орлова в котором просил возбудить в отношении него уголовное дело по статье о клевете. Забегая вперед отметим, что следственное управление (СУ) при ГУВД Москвы отказало Кадырову в этой просьбе. Это не удовлетворило прокуратуру Москвы, которая отменила решение СУ и направила материалы дела в управление организации дознания ГУВД, где они находятся и сегодня.

Зато с гражданским иском все получилось быстрее. Первое заседание суда состоялось 25 сентября и на нем Орлов подробно объяснил, почему прав он, а не Кадыров. Правозащитник устроил целую филологическую лекцию, в которой доказал, что говоря о вине Кадырова, он имел ввиду вину не уголовную, а моральную и политическую.

"Истец утверждает, что я якобы заявлял о его причастности к убийству Наташи Эстемировой. Но я не говорил о причастности, я говорил о вине. А это разные вещи. Слово 'виновен' я употреблял не в уголовно-правовом, а в социальном, и политическом смысле. Политическая вина Рамзана Кадырова в том, что произошло это преступление, очевидна. Утверждение о политической вине - не сообщение о факте, а мое мнение, убеждение, оценка деятельности Кадырова на протяжении ряда лет", - заявил Орлов.

Углубившись в старые интервью Кадырова, Орлов припомнил ему слова "за все, что происходит в республике, отвечаю я лично", "того, кого я должен был убить, я уже убил. А тех, кто за ним стоит, буду всех убивать до последнего, пока меня самого не убьют или не посадят. Я буду убивать, пока жив" и прочие.

Таким образом, Орлов свою вину не признал категорически. Больше того, незадолго до суда он пригрозил Кадырову ответным иском за его интервью газете "Завтра", где он (помимо других любопытных вещей) заявил, что "Мемориал" - это организация, придуманная для подрыва России. "Люди, которые там собрались, не патриоты России. Человек родился в России, живет в России - как он может говорить о своей Родине так плохо? Мне с такими людьми противно разговаривать", - сказал тогда Кадыров.

Однако дальше разговоров дело не пошло - иск не подан до сих пор. Между делом Кадыров было предложил "Мемориалу" мировое соглашение (в обмен на 10 миллионов рублей и опровержение слов Орлова), однако ответчик это отверг. "Фактически, истец предложил признать исковые требования, поэтому я не вижу, в чем состоит мировое соглашение", - заявила адвокат Анна Ставицкая.

Постепенно дело шло к развязке, которая не заставила себя ждать: 6 октября суд частично удовлетворил иск Кадырова и взыскал с ответчиков 70 тысяч рублей: 50 тысяч с организации и 20 тысяч - с Орлова. Кроме того, согласно решению суда, на сайте "Мемориала" в течение 10 дней должны быть опубликованы опровержения высказываний Орлова.

Люди Кадырова (сам президент не появился в суде ни разу) сразу же высказали удовлетворение решением суда. А вот адвокаты Орлова и "Мемориала" так же рады не были: они заявили, что будут обжаловать приговор во всех инстанциях вплоть до Страсбурга.

Впрочем, Кадырову уже не до них. Он еще до завершения тяжбы с "Мемориалом" обратился в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело против главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова и обозревателя издания Вячеслава Измайлова, которые, оказывается... тоже оклеветали Кадырова.

Адвокат Кадырова Андрей Красненков рассказал журналистам, что иск связан с публикацией статьи "Расстрел в Вене", в которой шла речь об убийстве в начале года в Австрии бывшего охранника Кадырова Умара Исраилова. Сразу же возникла путаница - статьи с таким названием в "Новой газете" никогда не было (о чем свидетельствует не только поиск, но и руководитель пресс-службы издания Надежда Прусенкова). Зато была статья "Венское убийство", которая даже и не совсем статья, а скорее перевод материалов расследования The New York Тimes по поводу убийства Умара Исраилова. При этом Измайлов к материалу никакого отношения не имеет: по словам Прусенковой, статья редакционная, а указанный сотрудник не пишет на кавказские темы после перенесенного в прошлом году инсульта.

Исраилов прославился тем, что несколько лет назад сбежал из охраны Кадырова в Европу и активно рассказывал о причастности чеченского президента к похищениям людей и жестоким пыткам. 13 января он был убит в Вене, что сразу же вызвало у многих людей вопросы о причастности к этому самого Кадырова. Кадыров ожидаемо это опровергал, утверждая, что Исраилов даже успел извиниться перед ним ("Прости, Рамзан, вот заставили меня").

Похоже, главе республики настолько надоели обвинения в его адрес со стороны правозащитников и журналистов, что он решил разбираться с каждым лично. Причем, по правилам нормального светского государства, делать это не в "лесном массиве", а в суде. "Мемориал" и Орлов уже испытали это на себе. "Новая газета" на подходе. Ждем следующих исков.