О важном

Владимир Путин пообщался с писателями

Владимир Путин с писателями. Фото с сайта premier.gov.ru

От встречи российского премьера Владимира Путина с "ведущими российскими писателями" (так это преподносилось на официальном сайте главы правительства) чего-то ждали. Все-таки слишком велико обаяние самого слова "писатель": уж эти-то, "соль земли", "нерв народа", наконец поговорят с "национальным лидером" о важном. Зададут ему острые вопросы, заклеймят и разоблачат - или примутся подобострастно лизать руки. В любом случае, что-то такое сделают... Не-а. Напрасные мечты.

Владимир Путин несколько раз за время встречи с писателями подчеркнул: это случайно так совпало, что встреча проходит в его день рождения. По информации "Коммерсанта", первоначально она планировалась вообще на лето, а окончательная дата - 7 октября - была определена только вечером 5-го. Тем не менее, это знаменательное совпадение дало повод отказаться от встречи такой крупной фигуре в современной русской литературе, как Дмитрий Быков. В интервью "Газете.Ru", "Эху Москвы" и другим СМИ он охотно объяснял, что очень хотел бы пообщаться с Путиным, но говорить о том, о чем он собирался говорить, в день рождения - как-то неудобно. Нехорошо, мол, именинника расстраивать. В пресс-службе Путина по этому поводу заметили, что день рождения премьера - обычный рабочий день, и никто не ждал от писателей праздничной деликатности.

Вместо встречи с Путиным Дмитрий Быков пошел на митинг памяти Анны Политковской.

Кроме Быкова, к Путину не пришла Людмила Улицкая. Она комментариев по этому поводу не давала, однако известно, что Улицкая находится на книжной ярмарке в Мадриде - потому, видимо, и не пришла. И еще было много разговоров про то, что не пришел пламенный нацбол Захар Прилепин, которому в свое время крепко досталось за участие во встрече Путина (тогда еще президента) с молодыми писателями в Ново-Огареве в феврале 2007 года. В премьерской пресс-службе сказали, что Прилепина никто и не звал. Сам писатель заявил, что просто попросил вычеркнуть себя из списка приглашенных, и заверил, что участие или неучастие в этой встрече никак не повлияет на его отношение к коллегам.

Видного писателя Эдуарда Лимонова к Путину не позвали. Лимонов по этому поводу сначала позвал писателей к себе как к кандидату в президенты на выборах 2012 года, а потом яростно попрекал тех, кто принял премьерское приглашение.

Не было ничего слышно про то, звали ли, скажем, Бориса Акунина или Владимира Сорокина, известных, помимо всего прочего, своим критичным отношением к действующей власти. Не было слышно и про Виктора Ерофеева, которого профессора филологического факультета МГУ недавно (с подсказки ДПНИ) обвинили в русофобии и порче русского языка.

Не позвали Бориса Стругацкого, но оно и понятно: Борис Натанович - пожилой человек, здоровье уже не то, он и из дома-то теперь не выходит. В интервью "Радио Свобода" Стругацкий сказал, что "не видит смысла" в подобных встречах, что писателю надлежит выражать свою позицию в художественных произведениях, а не в официозных беседах с начальством. Впрочем, он добавил, что хотел бы спросить у Путина, какая Россия ему ближе всего по духу - петровская, александровская, николаевская или сталинская?

Короче говоря, подготовка - все эти "кого позвали, кого не позвали", "кто пойдет, кто не пойдет", "что будут обсуждать" - обещала изрядное зрелище. Среди блогеров самым популярным вопросом было: "Кто эти люди?" Писательский "набор" и правда выглядел странновато, но если приглядеться - вполне логично и стройно. "Один фантаст. Один детективщик. Один почвенник. Один либерал. Один демократ... В общем - отбирали максимально широкий спектр, как я понял", - пояснил Сергей Лукьяненко. Среди принявших приглашение были люди, подписывавшие всякие неблагонадежные правозащитные обращения к властям, и благодарные читатели вправе были ожидать, что Путину в их обществе будет как минимум неуютно. Не то чтобы кто-то из чистой злобы желал Путину каких-то неудобств, но даже премьер-министру порой бывает полезно почувствовать себя неуютно.

До Бального зала Литературного музея Пушкина в Москве, где проходила встреча, добрались Валентин Распутин, Андрей Битов, Сергей Лукьяненко, Татьяна Устинова, Александр Кабаков, Юрий Поляков, Алексей Иванов, Олеся Николаева, Алексей Варламов и Александр Архангельский. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков перед встречей предвкушал (цитата по РИА Новости): "На встрече, которая пройдет в формате свободной беседы, наряду с такими вопросами, как роль литературы в жизни и развитии общества, популяризация чтения, книгоиздание и книготорговля, планируется также обсудить самый широкий круг мировоззренческих и прикладных проблем жизни страны".

Впрочем, писателей, как выяснилось, мировоззренческие и прикладные проблемы жизни страны интересовали довольно мало. Гораздо больше - вещи весьма приземленные: Андрей Битов, выступавший несколько раз и подолгу, упирал на материальные трудности возглавляемого им ПЕН-клуба, Юрий Поляков просил защитить писательские дачи в подмосковном Переделкино от рейдеров, Валентин Распутин сокрушался о падении тиражей толстых журналов. "Книгоиздание. Журналы. Преподавание литературы в школах. Электронные книги. Частные вопросы членов союза писателей", - резюмировал Сергей Лукьяненко. Все это предварялось одной из самых скучных речей Путина за всю его карьеру, в которой он, в частности, пообещал писателям ежегодные премии.

Только одному человеку, - строго говоря, и не писателю даже, а публицисту - пришло в голову заговорить о том, что происходит в России вообще, а не с писательским цехом в частности. Александр Архангельский задал Путину два вопроса: о том, могут ли рассчитывать на помилование "попавшие под раздачу" фигуранты дела Ходорковского, и об отношении премьера к травле Александра Подрабинека, устроенной движением "Наши". Пожалуй, это не самые важные вопросы современной российской жизни. Но это, по крайней мере, не про дачи.

Про Ходорковского и его окружение Путин ничего неожиданного не сказал: напомнил, что речь идет, в частности, об убийствах, и сказал, что помиловать можно - при условии признания вины, раскаяния и подачи соответствующего прошения.

Про скандал вокруг Подрабинека Путин, по его словам, только от Архангельского и узнал. По этому поводу премьер высказался очень удобно: и преследователи, и защитники Подрабинека нашли в его словах поддержку своих действий. Правозащитники кинулись радостно передавать его слова о том, что действия "Наших" свидетельствуют о низком уровне политической культуры в России (часто "забывая", что о том же самом, по мнению Путина, свидетельствует и сама статья Подрабинека). "Наши" с не меньшим энтузиазмом принялись обвинять (см. главным образом комментарии) идеологических противников во вранье и передергиваниях.

Итого, Александр Архангельский оказался единственным, кто сделал то, чего ждали (ну, я ждала) от писателей, отправляющихся разговаривать с властью. Единственным, кто оказался готов не только хныкать, что из-за телевизора и интернета люди перестали читать и что писателей нынче никто не уважает, но и поднять действительно важные (как ни относись к Ходорковскому и к Подрабинеку) вопросы общественной жизни. Потом он еще недоумевал, почему его хвалят и благодарят за честность и смелость.

Немало веселья доставила блогерам и дарственная надпись, сделанная Андреем Битовым на книге "Битва", которую он подарил Путину: "Командиру от рядового. "Битва", в которой я буду стрелять до конца". И поди разберись без специальных пояснений, что под "битвой" подразумевались русский язык, поэзия и литература. "Битов прав, а Быков - нет. Писателю В.В.Путина, как и всякого чиновника, следует воспринимать не как субъект диалога, а как интерактивную свинью-копилку с неисследованным пока интерфейсом", - язвил по поводу мероприятия журналист Дмитрий Бутрин.

Какие-то общезначимые вопросы собирался поднять и Александр Кабаков: "Я хотел сказать, что основной-то мой читатель, находящийся в диапазоне медсестры и мелкого служащего, в силу своей бедности чувствует себя очень униженным. Мне тяжело и грустно работать для униженного читателя. Но вот об этом я сказать не смог, потому что времени не нашлось".

Вот вам и писатели. Вот вам и "соль земли", вот и "нерв народа". Но других писателей, как заметил в свое время один исторический деятель, у нас нет.

Обсудить
Kurdish Peshmerga forces guard their position at Omar Khaled village near Tal Afar, west of Mosul August 24, 2014. Peshmerga forces intensified their defences in the southern parts of the oil-rich city of Kirkuk on Saturday, defending ramparts just a few hundred metres away from Islamic State militants.Боевой народ
Рассорят ли курды США и Турцию
«Он просто идиот без всякого плана»
Что думают о Трампе и его политике простые жители Ближнего Востока
Медленно, но верно
Исламизация Турции идет постепенно и с соблюдением демократических норм
Русский болванчик
Превращение России в элемент борьбы за власть в США не сулит ей ничего хорошего
Сергей Семак«Победа "Спартака" глаз не режет»
Сергей Семак — о триумфе московского клуба, Уфе и отечественных судьях
Работа над ошибками
Команда Олега Знарка удержала преимущество над финнами и завоевала бронзу ЧМ
Кирилл Набабкин «Нам нужно побеждать, а не оглядываться на "Зенит"»
Игрок ЦСКА Кирилл Набабкин — о проигрыше «Спартаку» и соперничестве с «Зенитом»
20 фактов о новом кроссовере Skoda
Все, что нужно знать о Skoda Karoq прямо сейчас
Очередь для народа
Длительный тест Hyundai Creta: первые впечатления
Да, это самая быстрая «пятерка» BMW
Тест седана BMW M550i xDrive, который делает покупку M5 бессмысленной
Роскошь и безумие автомобилей 1980-х
Интерьеры машин из прошлого века, в которых было вообще все
От нашего стола
Российские интерьеры, сводящие иностранцев с ума
Зависли на хате
Украинцы придумали дом, который может обойтись без российского газа
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности