Конец операции "Мухровани"

В Грузии вынесли приговор обвиняемым в мятеже

11 января в городском суде Тбилиси завершился процесс над группой офицеров, обвиняемых в попытке поднять мятеж на военной базе Мухровани. По версии грузинского МВД, заговорщики контактировали с представителями российских спецслужб и преследовали несколько целей: как минимум - сорвать намеченные в Грузии учения НАТО, как максимум - повести войска на Тбилиси и свергнуть действующую власть. В итоге трое офицеров, которых обвиняли в организации мятежа, были признаны виновными и приговорены к тюремному заключению сроком от 19 до 29 лет.

Всего в этом деле в качестве подсудимых фигурировали несколько десятков человек (большинству из них, впрочем, были предъявлены менее серьезные обвинения: неповиновение властям или сокрытие информации о готовящемся преступлении). Некоторые из них были освобождены. На свободу, в частности, вышел бывший командующий Национальной гвардии, лидер НПО "Клуб генералов" Коба Кобаладзе, которого обвинение пыталось представить как одного из главных зачинщиков мятежа.

Мятеж в Мухровани, напомним, получился довольно странным. С одной стороны, высокопоставленные офицеры (среди которых оказался, в частности, Мамука Горгиашвили - командир танкового батальона, дислоцированного на этой военной базе) открыто нарушили закон, объявив о неповиновении властям. Однако после этого они не выдвинули никаких конкретных требований (не говоря уже о том, чтобы использовать имеющиеся в их распоряжении войска и военную технику). Вместо этого мятежники дождались, когда база будет окружена, а затем, после недолгих переговоров, согласились сложить оружие и сдаться.

На странное поведение бунтовщиков обратили внимание многие. Сам президент Грузии Михаил Саакашвили, который вел переговоры с находившимися в Мухровани военнослужащими, заявил, что Горгиашвили "не смог ничего внятно сказать, сам не знал, о чем бормотал". Для сторонников конспирологических теорий это стало дополнительным аргументом в пользу версии о том, что мятежа на военной базе не было, а была операция грузинских силовых структур (которые с ее помощью хотели, например, отвлечь внимание общества от проходивших тогда в Тбилиси акций протеста). Эту версию поддержали, в частности, представители грузинской оппозиции, заявив, что события в Мухровани были "спектаклем".

Вопрос, впрочем, не столько в том, верить ли официальной версии или нет. А скорее в том, в какой степени на происходящее влияло МВД Грузии (которое включает в себя службы государственной безопасности). Известно, что за некоторое время до мятежа в среду заговорщиков были внедрены агенты МВД. Именно этим агентам, как выяснилось, рассказывал о планах мятежников бывший командующий спецподразделения "Дельта" Гия Гваладзе, запись с откровениями которого министерство внутренних дел обнародовало 5 мая (лица его собеседников на пленке были заретушированы).

Гваладзе тогда выдал все, что только можно. Назвал имена организаторов бунта (правда, позднее, уже в ходе следствия, он заявил, что его слова о причастности к мятежу некоторых офицеров были выдумкой, добавленной для того, чтобы заговор выглядел более солидно). Рассказал о планах атаковать президентскую резиденцию и ликвидировать представителей руководства страны (в частности, главу МВД Вано Мерабишвили). Упомянул и о том, что переворот в Грузии планируется осуществить с помощью российских войск, готовых, по его словам, выдвинуться из Южной Осетии. По сути, устами бывшего командира спецназа была изложена официальная версия событий, которая потом уже корректировалась полицией и прокуратурой.

На суде Гваладзе, на признаниях которого в значительной степени строились обвинения, адресованные мятежникам, продолжил разоблачительные выступления и в итоге официально заключил сделку с прокуратурой. Несмотря на то, что он неоднократно менял показания (чем еще больше все запутал и дал тем, кто скептически относится к официальной версии событий, еще один повод для сомнений), власти решили, что он сделал достаточно для смягчения приговора, и Гваладзе, как сообщалось, получил два года тюрьмы (хотя изначально ему были предъявлены обвинения по статье, по которой ему грозило от семи до пятнадцати лет).

Учитывая, какую роль сыграл в этом деле бывший командир спецназа, он и сам, в общем-то, изначально мог быть агентом силовых структур. Или, возможно, стать таковым за некоторое время до мятежа, согласившись сотрудничать с ведомством Вано Мерабишвили и направляя заговор (уже заведомо провальный) в то русло, в которое пожелают силовики.

В целом, если обобщить многочисленные версии того, что произошло на военной базе в Мухровани, то можно прийти к нескольким сценариям.

Согласно первому, заговор действительно был, мятежники, пользуясь определенной поддержкой в России (как утверждал представитель МВД Грузии Шота Утиашвили, "заговорщики были связаны с российскими спецслужбами и частями российской армии, находящимися в Южной Осетии, от них шли деньги и конкретные планы"), хотели дестабилизировать ситуацию в Грузии, сорвать учения НАТО, а возможно и сместить руководство страны. Россия, напомним, выступает против того, чтобы в Грузии проводились учения Североатлантического альянса, и не скрывает неприязни к действующему грузинскому руководству (впрочем, обвинения в причастности к мятежу в Москве сразу же отвергли). В грузинской армии, в свою очередь, многие недовольны проигранной войной в августе 2008 года, когда верховный главнокомандующий проявил себя далеко не лучшим образом.

Слабым местом этой версии является прежде всего поведение предполагаемых заговорщиков, которые, несмотря на серьезность декларируемых планов, почти ничего не сделали, чтобы их реализовать. Так, командир мухрованского танкового батальона признавал на суде, что если бы он захотел, то мог бы вывести танки и довести их до Тбилиси раньше, чем его база была окружена. Однако на что он рассчитывал, если не собирался применять силу, и зачем тогда было объявлять о неповиновении властям, внятно объяснить он так и не смог.

По другому сценарию, никакого заговора не было, а была имитация мятежа, организованная министерством внутренних дел. Таким образом МВД, как полагают сторонники этой версии, планировало спутать карты оппозиционерам, которые тогда стояли на "майдане" в Тбилиси, требуя отставки Михаила Саакашвили. Раскрыв "заговор", власти, возможно, рассчитывали на то, что они либо отвлекут внимание людей от акций протеста, либо припугнут оппозицию, продемонстрировав, что готовы применить силу, если кто-то захочет сместить руководство страны.

Есть и третий вариант. Согласно этому сценарию, грузинские силовики сыграли на опережение, приняв во внимание недовольство в армии: внедрили в ряды офицеров своих агентов и спровоцировали их на заведомо провальный мятеж (который изначально контролировался министерством внутренних дел). "В ход идут обещания денег и власти, полушепотом говорится о том, что заграница нам поможет, - писала "Грузия Online", оценивая эту версию, - это убеждает заговорщиков в правоте провокаторов, и они элементарно ведутся".

Судя по тому, как вели себя обвиняемые в мятеже, такой сценарий кажется вполне вероятным. Правда, даже если бунт на военной базе и был изначально обречен на поражение, а те, кто оказался на скамье подсудимых, оказались объектом чьих-то манипуляций, то особого снисхождения от суда они не дождались. На троих предполагаемые организаторы мятежа получили почти 70 лет тюрьмы.

Бывший СССР00:0416 июля

«Вор в законе был чуть ли не в каждом дворе»

Криминальные авторитеты жили в Армении спокойно. Но у новой власти свои правила