Схватка антиподов

Саркози не удалось посадить де Вильпена в тюрьму

Решение парижского суда, которое было оглашено 28 января, знатоки французской политики расценили как тактическое поражение Николя Саркози - ему не удалось поставить жирный крест на политической карьере ненавистного соперника. Суд отказался считать доказанной вину Доминика де Вильпена в попытке оклеветать нынешнего президента Франции. В свою очередь де Вильпен уже пообещал продолжение захватывающего сериала - он будет бороться за высший государственный пост в 2012 году.

В нашумевшем процессе вокруг "дела Clearstream" были и другие действующие лица, Николя Саркози выступал всего лишь одним из истцов, однако в общественном сознании суд стал еще одним витком давнего противостояния двух непримиримых союзников по правому лагерю, двух выдвиженцев бывшего президента Жака Ширака, взаимная ненависть которых давно вылилась в публичное пространство. "Гном" - именно так в частных беседах называет бывший премьер-министр Франции Доминик де Вильпен нынешнего президента страны. Саркози, что вполне естественно, тоже не испытывал к своему оппоненту теплых чувств.

Действительно, при всем желании во французской политике трудно найти две более противоположные натуры. Пожалуй единственное, что их объединяет - это неукротимое стремление к лидерству и власти.

Сын дипломата, получивший великолепное образование, тонкий и зажигательный оратор, поэт, автор нескольких книг, в общем блестящий представитель легендарной французской элиты - это де Вильпен. Его политико-философское эссе "Крик Горгульи" стало бестселлером, книга "Сто дней Наполеона Бонапарта, или Дух самопожертвования" переведена на множество языков, в том числе и на русский.

Де Вильпен начал свою политическую карьеру под крылом будущего президента Франции Жака Ширака и ни разу не предал своего патрона. Не имеющий сыновей Ширак отвечал подающему надежды политику взаимностью - он относился к нему как к сыну и всегда мог положиться на него. К тому же Доминик де Вильпен оказался примерным семьянином, вырастив со своей единственной женой троих детей.

Совсем не такой Саркози. Бурную личную жизнь сына венгерского эмигранта не обсуждал только ленивый. В юности он не очень усердствовал в учебе и, как признавался позже, остро чувствовал свою "второсортность". Политическую карьеру Саркози тоже начал под крылом Ширака и успел побыть министром. Однако в 1995 году предал своего учителя и на президентских выборах поддержал его соперника и однопартийца Эдуарда Балладюра. Ошибиться было не трудно: в начале кампании Балладюр уверенно опережал Ширака по популярности - 40 процентов против 14.

Однако выиграл все же Ширак. Это могло стать концом карьеры любого другого политика, но не Саркози. Рассерженный патрон демонстративно обошел Саркози при распределении мест в правительстве, но тот занялся взращиванием своей популярности в партии и преуспел в этом. Позже неутомимый Саркози сумел даже возглавить партию, созданную Шираком! Де Вильпен же в течение первого срока Ширака занимал очень влиятельный пост - был главой администрации президента.

На выборах 2002 года Саркози открыто поддержал Ширака, а тот в свою очередь "простил" отступника. За семь лет Саркози успел стать довольно заметной и сильной политической фигурой, наладил связи с крупным бизнесом, был избран депутатом Европарламента. Жак Ширак победил во второй раз, де Вильпен получил пост министра иностранных дел, а Саркози возглавил МВД.

В 2004 году Саркози подавляющим числом голосов избрали председателем Союза за народное движение (UMP) - партии, у истоков создания которой стоял Ширак и в которою входил де Вильпен. Достойная победа была одержана за три года до новых президентских выборов. Новому партийному лидеру пришлось уйти из правительства ради сохранения принципа разделения партийных и политических должностей. Место главы МВД занял, конечно, де Вильпен.

Президент Ширак не долго настаивал на соблюдении принципа разделения - после провала голосования по конституции единой Европы в 2005 году во Франции сменилось правительство. Новый кабинет возглавил Доминик де Вильпен - наблюдатели расценили это как существенный удар по позициям Саркози. Однако Ширак нуждался в сильных фигурах в правительстве - Саркози вернул себе не только пост главы МВД, но стал еще и государственным министром, то есть вторым лицом после премьера.

Осень 2005 стала звездным часом Саркози - твердая позиция при подавлении волнений эмигрантов снискала ему симпатии миллионов французов. С приближением очередных президентских выборов стало ясно, что "Сарко" уже стал сильной политической фигурой национального масштаба. Де Вильпен поначалу заявил о претензиях на высший пост, однако позже отказался от борьбы и ушел в тень. А Саркози в мае 2007 года с убедительным перевесом победил социалистку Сегален Руаяль и стал 23-м президентом Французской Республики.

Бой без правил

Грязная история с клиринговой компанией Clearstream взорвала французскую политическую жизнь в 2004 году, когда партии и движения определялись с кандидатами на предстоящих президентских выборах. К тому времени французская Фемида уже несколько лет расследовала обстоятельства продажи Тайваню боевых фрегатов на сумму около трех миллиардов долларов.

По сведениям из Тайваня, французские чиновники, причастные к сделке, получили немыслимые откаты. На их секретные счета якобы поступили миллионы долларов. Расследование шло ни шатко ни валко до тех пор, пока ведущему его судье не подкинули список тех самых счетов в люксембургской компании Clearstream, на которые поступили деньги. Среди их владельцев фигурировали около 200 представителей французской политической и деловой элиты, но главное, одним из бенефициаров сделки значился Николя Саркози.

Де Вильпен выступил с публичным обвинением заклятого товарища по партии, однако вскоре оказалось, что представленный список - не очень профессионально сработанная фальшивка. Машина правосудия дала задний ход и стала разбираться, кто же осуществил провокацию, которой так и не удалось предотвратить восхождение Николя Саркози к самым вершинам власти.

Ключевым вопросом в новом деле о фальшивке стала роль де Вильпена, а следовательно и Жака Ширака, во всей этой истории. По законам Франции самого Ширака ни допросить, ни обвинить было невозможно - он обладал иммунитетом от преследования за все действия, которые совершал будучи президентом. Избежать публичного разбирательства мог и де Вильпен: если бы он заявил, что списки были изготовлены по прямому указанию президента, то избежал бы обвинений и суд над ним не состоялся бы.

Но де Вильпен и на этот раз не сдал своего патрона. Избежав скамьи подсудимых, он все равно непоправимо испортил бы свою репутацию. Признание в попытке "свалить" Саркози в союзе с Шираком столь нечистоплотным способом одним махом перечеркнуло бы всю дальнейшую политическую карьеру де Вильпена.

Бывший премьер выбрал линию на полное отрицание своей вины и обвинил Саркози в давлении на правосудие. Однако чем дальше продвигалось следствие, тем сильнее сгущались тучи над головой де Вильпена. Последовали допросы, а в ноябре 2008 года ему было предъявлено официальное обвинение в ложном доносе. 21 сентября 2009 года в Париже начался судебный процесс по делу Clearstream, точнее - по второму делу Clearstream.

Обвинение утверждало, что фальшивые списки изготовил и передал следствию бывший вице-президент европейской аэрокосмической группы EADS Жан-Луи Жержорен при содействии программиста Имада Лахуда. Жержорен якобы передал их отставному генералу разведки Филиппу Рондо, а затем состоялось совещание у де Вильпена, который тогда еще возглавлял МИД.

Именно де Вильпен, по версии следствия, распорядился "нарыть" компромат на своего соперника по партии, и он же приказал передать сфальсифицированные списки судье. На суде де Вильпен заявил, что о скандальных списках ему доложили только один раз в январе 2004 года, а имя Саркози при этом не упоминалось вовсе. Какую либо причастность к делу Жака Ширака де Вильпен также отверг, попутно обвинив суд в предвзятости.

Как бы там ни было, прокурорам не удалось доказать причастность де Вильпена к грандиозной провокации, и он был оправдан. Жержорена и Лахуда приговорили к трем годам заключения. Первый должен отбыть в тюрьме 15 месяцев, второй - полтора года (остальной срок они должны отбыть условно). В ходе слушаний оба сваливали вину друг на друга, при этом Лахуд утверждал, что был лишь техническим исполнителем приказов Жержорена, а тот заявлял, что стал жертвой обмана программиста.

После вынесения приговора адвокат Лахуда заявил, что в политических процессах всегда платят "стрелочники". И, наверное, доля житейской мудрости в его высказывании есть. А двум соперникам по правому центру политического спектра Франции теперь предстоит выяснить, как сказался этот скандал на их репутации - ведь впереди президентские выборы 2012 года.

Влад Гордеев