В тупике

Президент Армении признал, что сближение с Турцией остановлено

22 апреля президент Армении Серж Саргсян выступил с обращением, посвященным перспективам сближения с Турцией. Обвинив Анкару в затягивании процесса и выдвижении дополнительных условий, он заявил, что армянская сторона решила остановить процесс ратификации протоколов, посредством которых планировалось улучшить двусторонние отношения. Для того, чтобы заморозить утверждение документов официально, Саргсян подписал специальный указ.

В армяно-турецких отношениях в результате мало что изменилось. По сути, президент Армении признал то, что и так было очевидно: процесс сближения, несмотря на подталкивания со стороны заинтересованных в нем США и Евросоюза, зашел в тупик, превратился в обмен обвинениями и взаимные придирки, на фоне которых ни Армения, ни Турция к ратификации протоколов так и не приступили.

Протоколы были подписаны представителями Армении и Турции более полугода назад. В них оговаривались такие вопросы, как открытие границы (закрытой по инициативе Анкары в начале 1990-х годов) и установление дипломатических отношений. Для того, чтобы вступить в силу, документы должны были пройти ратификацию в парламентах обеих стран. Однако конкретные сроки ратификации установлены не были.

Власти Армении неоднократно заявляли, что заинтересованы в открытии границы, которое, как предполагалось, последует за примирением с Турцией (часть армянской оппозиции, в свою очередь, выступала против этого, заявляя, что граница с Турцией как с враждебным государством должна быть на замке). Они уже подсчитывали выгоду от сближения с Анкарой (выгоду от торговли, присоединения Армении к транспортным и энергетическим проектам и так далее).

Вопрос заключался в том, чем Армении придется за это заплатить. А цена могла оказаться слишком высокой. Противники сделки с Турцией предупреждали, что платить, скорее всего, придется отказом от обвинения Турции в геноциде (истреблении армян в начале XX века, которое турецкая сторона геноцидом считать отказывается), а также уступками по Нагорному Карабаху.

Опасения подтверждались. В протоколы были включены тезисы "о признании территориальной целостности и невмешательстве во внутренние дела других государств" (на основании этого от Армении могут потребовать "не вмешиваться" в карабахский конфликт), а также о создании подкомиссии, которая будет заниматься вопросами истории (противники протоколов считают, что, согласившись на обсуждение массовых убийств армян в этой структуре, Армения поставит под сомнение факт геноцида и повредит процессу признания геноцида за рубежом).

Однако Серж Саргсян и его окружение как будто не желали замечать эти угрозы. С непрошибаемым упорством они уверяли, что ни сдавать Карабах, ни отказываться от признания геноцида не собираются. Уверяли, что, дескать, все устроится, границы откроются, отношения наладятся, а платить за это почти ничего не придется. "Власти слепо не хотели замечать, что в протоколах есть предусловия, связанные с карабахским вопросом", - констатирует лидер Социал-демократической партии "Гнчакян" Людмила Саркисян. Теперь, по ее словам, власти наконец это признали.

Оптимизм армянских властей к этому моменту лишился каких бы то ни было оснований. Руководители Турции, ранее воздерживавшиеся от того, чтобы связывать армяно-турецкие отношения с карабахским конфликтом, теперь при каждом удобном случае заявляли, что граница не будет открыта до тех пор, пока Нагорный Карабах не будет передан под контроль дружественного Турции Азербайджана. Более того, используя это как инструмент давления, выдвигая требования по поводу Карабаха, Анкара фактически стала претендовать на роль одной из сторон в конфликте. В Азербайджане уже предложили включить Турцию в состав Минской группы ОБСЕ, занимающейся карабахским вопросом.

"В начале сторонами переговоров были Армения, Азербайджан и Карабах, впоследствии Карабах был вытеснен из переговорного процесса, а теперь мы получаем Турцию и Азербайджан с одной стороны, а Армению с другой", - отмечает бывший министр обороны Армении Вагаршак Арутюнян. Такое положение дел, по его словам, стало результатом "футбольной дипломатии" властей (выражение, напомним, вошло в обиход после того, как Серж Саргсян пригласил турецкого президента Абдуллу Гюля на футбольный матч, - примечание Ленты.Ру). "Эти протоколы были несвоевременны, абсолютно невыгодны для армянской стороны и были навязаны армянской стороне, - заявил бывший министр, - точно также, как и была навязана 'футбольная дипломатия', где Армении отведена роль мяча".

Теперь президент Армении фактически признал, что просто игнорировать претензии Турции не получится. Раскритиковав Анкару за выдвижение предусловий, он заявил, что Турция "не готова двигаться вперед", а парламент Армении в связи с этим принимать протоколы пока не станет. На нечто большее глава республики не решился. Он отметил, что в целом от процесса сближения Армения не отказывается и свои подписи под протоколами не отзывает

За такую позицию, кстати, Саргсяна уже раскритиковала оппозиция. Армянский национальный конгресс (объединение, лидером которого является бывший президент Левон Тер-Петросян) заявил, что власти сначала берут на себя неосуществимые обязательства, основанные на ошибочных политических расчетах, а затем, "оказавшись в тупике, пытаются сохранить лицо перед собственным обществом и международным сообществом, совершая половинчатые и непоследовательные действия".

О том, чего рассчитывал добиться президент Армении, объявив о приостановке сближения с Турцией именно сейчас, высказываются различные мнения. В правящей Республиканской партии (лидером которой является Серж Саргсян) заявляют, что армянская сторона специально заняла жесткую позицию, чтобы, дескать, вынудить Турцию пойти на уступки.

Сомнительно, чтобы из этого что-то вышло. В Турции на решение Еревана отреагировали спокойно, заявив, что по-прежнему готовы к сближению, и отметив, что парламент Армении волен принимать те решения, которые сочтет нужным. Процесс ратификации протоколов, в общем-то, в самой Турции затормозился задолго до выступления Саргсяна. Повлияли на это и выступления тамошних противников сближения с Арменией, и разногласия по этому вопросу в руководстве страны, и недавнее принятие комитетом Конгресса США резолюции, признающей геноцид армян. По мнению политолога Александра Искандаряна, учитывая внутриполитическую обстановку в Турции, вряд ли власти решатся на какие-то "серьезные телодвижения" до парламентских выборов 2011 года.

Заявление Саргсяна многие связали с предстоящим выступлением американского президента Барака Обамы по случаю дня поминовения жертв геноцида армян. Обама, напомним, во время своей предвыборной программы обещал признать геноцид. Но в прошлогоднем выступлении (24 апреля 2009 года) от употребления слова "геноцид"» уклонился, использовав вместо него армянское словосочетание "Мец Егерн" ("Великая резня").

Выступив теперь с упреками в адрес Турции, армянский президент, как полагают наблюдатели, попытался повлиять на позицию Обамы. Того же, согласно этой версии, добивались и представители правящей парламентской коалиции Армении, которые незадолго до выступления Саргсяна пригрозили вообще отозвать протоколы из парламента. В руководстве Турции в связи с этим высказали мнение, что оказать влияние на позицию Обамы Ереван не сможет.

Бывший СССР10:5610 декабря

Взяли власть

В Армении прошли выборы. Сторонники Пашиняна победили с разгромным счетом