Тихо и загадочно

"Революционера" выпустили из СИЗО после десятилетнего следствия

26 мая Верховный суд РФ освободил под подписку о невыезде Владимира Белашева, который является фигурантом, пожалуй, самого интересного политического процесса в современной России. Особую пикантность ситуации придает то, что почти все остальные фигуранты этого дела к настоящему времени скончались. Более того, прямое отношение к данному процессу имели адвокат Станислав Маркелов и судья Эдуард Чувашов, убийства которых вызвали большой общественный резонанс в 2009-2010 годах.

Как ни странно, пресса с самого начала уделяла делу группировки "Реввоенсовет", членом которой считают Белашева, сравнительно мало внимания. Дело не то чтобы замалчивалось, но информация подавалась разрозненно, зачастую без ссылок на авторитетные источники. Нередко о важнейших изменениях в ходе процесса сообщалось вскользь, с опозданием на полгода или более. Поэтому заранее стоит отметить, что даже при самом тщательном подборе информации в нижеследующем описании могут быть допущены некоторые неточности.

Согласно первоначальной версии правоохранительных органов, группировка "Реввоенсовет" (вероятно, названная так в честь Реввоенсовета 1918 года) была создана в 1997 году - через шесть лет после распада СССР. Лидер организации, главный редактор газеты "Молодой коммунист" Игорь Губкин, планировал свергнуть "антинародный режим", коим он считал власти Российской Федерации.

По версии следствия, для финансирования организации Губкин использовал деньги, полученные в ходе крупного жилищного мошенничества. На эти средства группировка закупила взрывчатку, специальное оборудование и другие необходимые вещи. Первой акцией "Реввоенсовета" стал подрыв памятника царю Николаю II, который был возведен в подмосковном селе Тайнинское весной 1996 года. "Революционеры" уничтожили "памятник царизму", ставший местом паломничества для монархистов, в мае 1997 года. Восстановили монумент лишь в 2000 году.

В июле 1997 года окрыленные успехом террористы замахнулись на гораздо более серьезную цель. Они заминировали 98-метровый памятник Петру I работы Зураба Церетели, воздвигнутый в центре Москвы несколькими месяцами ранее. Взрыв неординарного памятника, ставшего объектом критики многих москвичей, безусловно привлек бы к "Реввоенсовету" внимание всей страны. Однако акция сорвалась - неизвестный "доброжелатель" позвонил в правоохранительные органы и сообщил о подготовке теракта. Монумент успели разминировать.

А уже в августе 1997 года Игорь Губкин был задержан правоохранительными органами. Оставшиеся на свободе члены "Реввоенсовета", требуя освободить главаря, заминировали газораспределительную станцию в подмосковных Люберцах. Однако шантаж ни к чему не привел.

По некоторым данным, осенью 1998 года члены обезглавленной организации провели свою последнюю акцию. Они взорвали памятник Николаю II в Подольске. Впрочем, об этой акции известно мало. В обвинениях, позднее предъявленных членам группировки, она не упоминалась.

В конце 1998 года "Реввоенсовет" был ликвидирован. По подозрению в причастности к деятельности организации были арестованы бывший сотрудник ГУБОП МВД РФ Владимир Белашев, заместитель главного редактора "Молодого коммуниста" Сергей Максименко, а также Валерий Скляр, Юрий Внучков и Владимир Радченко. В 1999 году дело банды передали в суд, но вскоре его вернули на доследование. После этого всех обвиняемых освободили под подписки о невыезде. Но в 2001 году Губкина и Максименко снова арестовали. Губкин был арестован в рамках другого дела, касающегося убийства предпринимателя Бориса Егорова. Максименко же попал под стражу из-за попытки скрыться за границей.

Первоначально членов "Реввоенсовета" защищал адвокат Станислав Маркелов. Однако вскоре он вышел из процесса. Через несколько лет Маркелов выступил в радиоэфире с критикой бывших подзащитных. Он заявил, что счел дело не столько политическим, сколько уголовным. По мнению Маркелова, вся "борьба с антинародным режимом" была нужна Губкину лишь для того, чтобы скрыть совершенное ранее мошенничество с жильем. Адвокат объявил "Реввоенсовет" "махровой уголовщиной", скрывающейся за "политическим флером".

В 2001 году слушание дела "Реввоенсовета" возобновилось. Поскольку Губкин к тому времени был занят на процессе об убийстве, его преследование выделили в отдельное производство. Таким образом, на скамье подсудимых оказались лишь Белашев, Максименко, Скляр, Внучков и Радченко. Интересно, что тогда Белашев, выражая протест против отсутствия Губкина, заявил: "Я, как юрист, считаю, что наше дело нельзя рассматривать в отрыве от дела Губкина. Ведь он был руководителем организации, а мы лишь исполняли его приказы" (цитируется по газете "Коммерсант"). Таким образом, на тот момент бывший сотрудник МВД еще не отрицал свою причастность к "Реввоенсовету".

В 2002 году рассмотрение дела было завершено. Самое легкое наказание, четыре года лишения свободы условно, назначили Внучкову. Максименко, которого в отсутствие Губкина стали называть лидером группировки, дали 8,5 лет. Скляр получил 6,5 лет, Радченко - 4,5 года. Ну а строже всех был наказан Белашев: его приговорили к 11 годам колонии (в 2003 году срок сократили до 10,5 лет). При исчислении сроков должно было быть учтено то время, которое осужденные провели под арестом до суда.

Из заметки, опубликованной адвокатом Белашева Михаилом Трепашкиным на сайте комитета "За гражданские права", следует, что вместе с приговором на членов "Реввоенсовета" было наложено какое-то проклятие. До 2010 года по разным причинам не дожили Скляр, Радченко и Максименко - то есть из получивших реальные сроки "революционеров" в живых остался только Белашев. Он же стал и самым беспокойным осужденным: в 2003 году бывший сотрудник МВД подал на Россию жалобу в Европейский суд по правам человека.

Пока жалоба ожидала своей очереди, российские власти занялись рассмотрением дела последнего члена "Реввоенсовета". На тот момент Губкин уже был приговорен к 14 годам за убийство. За "революционную" деятельность этот срок в 2006 году увеличили до 19 лет. Интересно, что с лидера группировки были за отсутствием состава преступления сняты многие обвинения. В частности, по неподтвержденным данным, Губкину удалось доказать, что анонимный звонок с сообщением о минировании памятника Петру I устроили сами члены группировки, испугавшиеся, что от взрыва пострадают люди. А значит, имел место добровольный отказ от преступления.

Адвокаты Белашева подчеркивают, что их подзащитного признали виновным по статьям, которые позднее были сняты с лидера группировки. Таким образом, одни и те же действия признали преступными со стороны Белашева, но не признали преступными со стороны Губкина.

В декабре 2008 года Европейский суд удовлетворил жалобу Белашева. Он признал Россию виновной в несправедливом судебном разбирательстве, а также в содержании заключенного в неподобающих условиях. Государство обязали выплатить бывшему сотруднику МВД компенсацию в размере 10 тысяч евро.

Как утверждает сам Белашев, российские власти в первую очередь отреагировали на его победу новым ужесточением условий содержания. И только в феврале 2010 года Верховный суд РФ на основании решения Страсбурга постановил пересмотреть дело бывшего сотрудника МВД (который к тому времени начал полностью отрицать свою причастность к деятельности "Реввоенсовета"). В связи с предстоящим процессом Белашева, срок заключения которого к тому моменту уже подходил к концу, поместили под арест сроком до 3 мая 2010 года.

Как утверждает адвокат Трепашкин, 31 марта 2010 года судья Мосгорсуда Эдуард Чувашов предложил Белашеву признать вину и немедленно выйти на свободу в связи с истечением сроков давности. Однако бывший сотрудник МВД заявил, что намерен отстаивать свою невиновность. Поэтому рассмотрение дела было продолжено, и Чувашов продлил срок ареста обвиняемого до 3 июня.

А 12 апреля 2010 года Чувашова застрелили в подъезде собственного дома. Конкретных подозреваемых в деле пока не появилось, но следователи уже объявили, что считают убийство делом рук радикальных националистов (Чувашов судил членов нескольких группировок скинхедов). Интересно, что примерно за год до этого в центре Москвы был застрелен вышеупомянутый адвокат Станислав Маркелов. В его смерти следователи также винят националистов (в настоящее время за это убийство судят Никиту Тихонова и Евгению Хасис). В прессе даже появлялись слухи о том, что Чувашова и Маркелова якобы убили из одного пистолета. Но правоохранительные органы категорически опровергли данную информацию.

Ни следователи, ни даже СМИ ни разу не пытались связать смерть Маркелова и гибель Чувашова с делом "Реввоенсовета". Однако чисто в художественном плане стоит отметить "кровавый" оттенок этого дела. Всего за несколько лет безвременную смерть нашли трое осужденных, адвокат и судья - то есть пять человек, имеющих отношение к данному процессу.

Из-за смерти судьи пересмотр дела Белашева был ненадолго прерван. Однако в конце апреля слушания в Мосгорсуде возобновились. А в конце мая Верховный суд удовлетворил жалобу адвокатов на решение покойного судьи и постановил немедленно освободить Белашева под подписку о невыезде.

Рассмотрение дела продолжается. Как ожидается, в ближайшее время в Москву из колонии будет этапирован Игорь Губкин. Его допросят в качестве свидетеля. Допросить Скляра, Радченко и Максименко по понятным причинам уже не получится. А про Внучкова, получившего в 2002 году условный срок, правоохранительные органы, похоже, уже просто забыли.

Татьяна Ефременко