Новости партнеров

И так неплохо

Назарбаев отказался от статуса "Лидер нации"

История с присвоением Нурсултану Назарбаеву особого статуса завершилась так, как и ожидалось. После долгого восхваления президентских достоинств, которым сопровождалось принятие законопроектов о "лидере нации" ("Ел Басы"), на сцену вышел сам Назарбаев и скромно отказался от дополнительных привилегий. Правда, отказался лишь формально. Бессменный президент Казахстана дал понять, что считает себя "лидером нации" и без каких-то там специальных законов. Что касается дополнительных полномочий, то их, как заявил Назарбаев, он и так может получить без особых проблем.

Нурсултан Назарбаев правит Казахстаном более 20 лет (с 1989 года — в должности первого секретаря ЦК компартии Казахстана, с 1990 года — в должности президента). Несколько лет назад лояльный Назарбаеву парламент освободил его от ограничений по количеству президентских сроков. Фактически глава республики получил возможность оставаться на этом посту пожизненно.

Назарбаев является председателем правящей партии "Нур Отан" ("Свет Отечества"), которая практически единолично контролирует мажилис — нижнюю палату парламента (оппозиции там нет вообще). Президентское детище чем дальше, тем больше напоминает советскую КПСС (хотя до получения конституционного статуса "руководящей и направляющей силы общества" дело пока не дошло).

Недавно, к примеру, было объявлено, что "Нур Отан" создает на предприятиях "посты партийного контроля за реализацией индустриальных проектов". Почти в то же время появилась замечательная новость о том, что в Астане открылась Высшая партийная школа "Нур Отана". Там, по информации телеканала "Стан" уже начались занятия. Курс занимает всего три дня, а слушателям обещают зачисление в партийный кадровый резерв.

В условиях, когда власть президента и его окружения не встречает серьезных препятствий, он, тем не менее, пытается сдерживать процессы, сближающие Казахстан с авторитарными режимами наподобие того, что существовал в Туркмении во времена Сапармурата Ниязова. Старается, например, держать в рамках культ личности. Речь, конечно, не шла о том, чтобы прекратить поток славословий в адрес президента со стороны его однопартийцев и официозных СМИ. Но когда дело доходило до присвоения званий и тому подобного, Назарбаев ясно давал понять, что его это не устраивает.

Пару лет назад, к примеру, он запретил переименовывать столицу в его честь (позднее, правда, лояльные президенту депутаты все же добились того, что дату 6 июля, когда празднуется День столицы и день рождения самого Назарбаева, в стране стали отмечать как государственный праздник). Президент также выступил против того, чтобы устанавливать в его честь памятники. Позднее Назарбаев отклонил предложение присвоить ему звание Героя труда (с соответствующей инициативой, как сообщалось, выступили депутаты и "представители большого количества трудовых коллективов").

Казахстанскому президенту нравится выступать в образе просвещенного политика, он с удовольствием рассуждает о председательствовании республики в ОБСЕ (этот статус Казахстан получил в 2010 году, несмотря, кстати, на протесты местной оппозиции, напомнившей, что в республике нарушаются принципы демократии). Превращаться в подобие Туркменбаши в глазах Европы он явно не желает. Собственно, в своем заявлении, в котором он объяснял, почему не стал подписывать законы о "лидере нации", Назарбаев упомянул и международный статус Казахстана. "Как известно, в настоящее время Казахстан является председателем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, возглавляет ряд других региональных объединений, - заявил он. - Мы должны дорожить таким доверием и достойно осуществлять эту почетную миссию".

Вашингтон, Ататюрк и Ганди

Идею присвоить президенту статус "лидера нации" еще в прошлом году выдвинул его соратник, заместитель председателя правящей партии Дархан Калетаев. Он даже выпустил книгу под названием "Лидер нации — это реальность". Комментируя свою инициативу, партийный функционер, кстати, не исключал, что в закон об особом статусе Назарбаева может быть включена норма о его (Назарбаева) пожизненном президентстве. Тогда предложение наделало достаточно много шума. Оппозиция обвиняла власть в попытках усиления авторитаризма, соратники президента оправдывались. Идея, однако, не получила поддержки Назарбаева и потеряла актуальность.

Весной 2010 года о ней вспомнили вновь. На этот раз проектом занялась группа депутатов (один из них, Амзебек Жолшибеков, кстати, отмечал, что знаком с упомянутой книгой Калетаева и, более того, "очень многое из нее почерпнул"). Парламентарии пошли дальше назарбаевского зама. Для того, чтобы обеспечить Назарбаева особым статусом, они подготовили поправки в к целому ряду законов: "О президенте", "О первом президенте", "О службе охраны президента" и так далее, а кроме того поправки в Уголовный кодекс.

"Лидер нации", согласно поправкам, получал иммунитет от уголовной и административной ответственности. Его имуществу, а заодно и имуществу членов его семьи, гарантировалась неприкосновенность. Посягательство на жизнь "лидера нации" приравнивалось к террористическим преступлениям (то есть преступлениям, за которые, как поясняли сами депутаты, преступник может быть приговорен к пожизненному заключению). Кроме того, в Уголовный кодекс предполагалось внести статью об ответственности за "порчу изображений лидера нации и искажение фактов его биографии".

Руководство Казахстана поправки обязывали советоваться с "лидером нации" (то есть с Назарбаевым) по вопросам внутренней и внешней политики. В довершение всего предлагалось создать музей "лидера нации" и подарить этот музей самому Назарбаеву.

Во время обсуждения законопроектов депутаты сравнивали президента с Кемалем Ататюрком, Джорджем Вашингтоном и Махатмой Ганди. Им вторил заместитель председателя "Нур Отан" Нурлан Нигматулин, заявивший, что присвоение Назарбаеву особого статуса отражает желание всего казахстанского общества. Своего шефа по партии он назвал "уникальным политическим деятелем, автором инициатив глобального значения".

Подхалимаж, страховка или передача власти

Между тем на деле эти поправки не особенно повышали статус Назарбаева. Аналогичный закон ("О первом президенте Казахстана") был принят десять лет назад. Он гарантировал Назарбаеву неприкосновенность, право "обращаться к народу и государственным органам по вопросам внутренней и внешней политики", а также государственную охрану, правительственную связь, дачу и прочее. Не говоря уже о том, что конституция страны также дает президентам (и бывшим президентам) подобные гарантии.

Зачем тогда было затевать эту историю с "лидером нации"? Версий на эту тему было выдвинуто довольно много. Самая, наверное, простая заключается в том, что президенту в преддверии его юбилея (6 июля 2010 года Нурсултану Назарбаеву исполняется 70 лет) досталась очередная порция подхалимажа. Сам Назарбаев, кстати, уверял, что никакого официального празднования с торжественными мероприятиями по всей стране он устраивать не намерен. На встрече с главами областных администраций, состоявшейся несколько месяцев назад, он даже запретил — под угрозой увольнения - дарить ему подарки.

Впрочем, после таких обещаний стало известно, к примеру, что Назарбаеву посвятили песню. Премьера состоялось на концерте президентского оркестра, на котором присутствовал и сам президент. В парламенте ранее заявили, что к президентскому юбилею следует приурочить масштабную амнистию ("Для нас это будет большой и великий праздник. И к этой дате мы можем приурочить великий акт милосердия", - заявил сенатор Гани Касымов). По слухам, именем президента планируют назвать дендрарий, а также, возможно, одну из улиц Алма-Аты.

Авторы идеи о "лидере нации", не исключено, с самого начала рассчитывали на то, что она не будет реализована. Возможно, они планировали лишь оценить реакцию общества (и при этом отвлечь его от других, неприятных для власти вопросов). Сторонники Назарбаева при этом получали основание для того, чтобы выдать очередную порцию панегириков. А самому президенту отводилась почетная роль: красивым жестом отклонить поправки, продемонстрировав тем самым свою скромность. Нечто подобное сказал представитель сената Тасбай Симамбаев, заявивший, что его коллеги ожидали от президента именно такой реакции. "Мы ждали, что именно так и будет... Думаю, что очень правильный выбор сделан, и народ четко воспринял этот благородный, высокоморальный жест", - добавил он.

По другой версии, особый статус Назарбаева (статус, который будет действовать и после того, как действующий президент уйдет в отставку) мог бы стать частью операции по передаче власти. Как отмечал политолог Досым Сатпаев, принятие поправок как раз означало бы, что отставка Назарбаева "уже предопределена". При таком сценарии уходящий президент как минимум получал дополнительные гарантии для себя и своей семьи (а заодно и для своей собственности). Как максимум он мог бы сохранить за собой властные рычаги (учитывая, что поправки обязывали руководство страны советоваться с "лидером нации") и продолжить правление по примеру Дэн Сяопина.

Некоторые усмотрели в законах о "лидере нации" страх власти в связи с недавними событиями в Киргизии. Наблюдая за переворотом у соседей (а также судьбой свергнутого президента и его семьи), казахстанские власти могли убедиться, что одних гарантий безопасности президента (как бы убедительно они ни прописывались в законах) может оказаться недостаточно. А вот обязать новых президентов (в том числе и конституционно) согласовывать свои действия с "лидером нации" - это уже нечто большее.

"То есть, скажем, приходит к власти оппозиция и хочет отменить закон 'О лидере нации', - рассуждает публицист Сергей Дуванов, - но для этого им в соответствии с конституцией необходимо завизировать этот закон [то есть новый закон об отмене прежнего] у пенсионера Назарбаева. Без его утверждения закон не может вступить в силу. Понятно, что он их с таким документом на порог не пустит".

P.S.

О пенсии, впрочем, пока речи нет. Комментируя отказ от титула "лидер нации", Назарбаев отметил, что намерен "неустанно работать, реализуя миссию, возложенную народом". Недостатка власти, по его словам, он не испытывает. "Если в будущем возникнет какая-либо серьезная угроза развитию страны, я сам попрошу дополнительных полномочий и, уверен, получу их, предоставив необходимую аргументацию", - добавил президент.

Парламент, кстати, теоретически имел возможность преодолеть президентское вето. Если уж депутаты и сенаторы так хотели угодить своему президенту, они могли собрать голоса (по три четверти голосов в каждой палате) и это вето преодолеть. Однако даже рассматривать такую возможность в парламенте не стали. "Не стоит открывать прения по обращению президента, мы все уважаем его мнение", - заявил председатель мажилиса Урал Мухамеджанов.

Исправлять законопроект о "лидере нации", чтобы вновь отправить его президенту, парламентарии тоже не собираются. Об этом заявил депутат Амзебек Жолшибеков. "Он имеет законченный смысл в нашем понимании, - с гордостью добавил парламентарий. - Хотя, как говорится, совершенству нет предела". Действительно:)