Багмет раздора

СКП согласился уволить неугодного Генпрокуратуре главу столичного управления

26 августа Следственный комитет при прокуратуре РФ объявил об увольнении главы столичного управления ведомства Анатолия Багмета. До сих пор СКП поддерживал Багмета, а Генпрокуратура добивалась его отставки. Однако на этот раз инициатором увольнения стал СКП. Возможно, два ведомства наконец сумели достичь компромисса в борьбе за распределение полномочий.

Известие об отставке Анатолия Багмета было оглашено крайне неожиданно. Не было традиционных для таких случаев предварительных "утечек информации". Никакие СМИ со ссылками на анонимные источники не сообщали о грядущем увольнении чиновника за неделю до подписания приказа. Просто на сайте СКП в десять часов утра 26 августа появилось официальное сообщение, в котором черным по белому было написано: "Приказом председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина Анатолий Багмет освобожден от должности руководителя следственного управления по городу Москве".

Более того, в этом сообщении не было никаких неясностей. Журналистам не понадобилось, как обычно, бросаться к телефонам и наперегонки выяснять - по чьему приказу уволен, где теперь будет работать, кто займет его место... Все это было подробно изложено в тексте. Автор приказа - Бастрыкин. Новая должность Багмета - заместитель руководителя Главного управления криминалистики СКП. А главным московским следователем отныне будет бывший чиновник администрации президента, бывший прокурор Хостинского района Сочи Вадим Яковенко. Этот человек в юридических кругах Москвы почти никому не известен.

Единственное, что не объяснялось в этом сообщении - причина кадровой перестановки. Никаких пояснений (и даже упоминаний произошедшего) нет и в интервью Бастрыкина, опубликованном как раз 26 августа.

При этом на сайте Генпрокуратуры РФ по состоянию на 16 часов 26 августа так и не появилось сообщения о снятии Багмета (хотя другие новости на сайте публиковались). Ведомство как будто нарочно продемонстрировало, что кадровые перестановки в Следственном комитете его не касаются. Между тем, пару лет назад все было иначе. Увольнение Багмета - чуть ли не самое первое разногласие, возникшее в 2007 году между Генпрокуратурой и выделенным из нее Следственным комитетом. Происходило это выделение следующим образом.

В 2006 году заместителем генерального прокурора РФ Юрия Чайки был назначен Александр Бастрыкин - бывший начальник главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу и бывший глава управления Минюста по Северо-Западному федеральному округу, некогда учившийся в Ленинградском государственном университете в одной группе с Владимиром Путиным. Практически одновременно был назначен еще один новый заместитель генерального прокурора - бывший прокурор Красноярского края Виктор Гринь. В обязанности Гриня входило непосредственное курирование следствия, а в обязанности Бастрыкина - выполнение надзорных функций. По некоторым данным, между двумя заместителями практически сразу возникли разногласия.

А уже летом 2007 года Владимир Путин, занимавший тогда пост президента России, подписал указ о создании под началом Бастрыкина Следственного комитета при прокуратуре РФ. В этом ведомстве был заложен куда больший потенциал для самостоятельности, нежели, например, в Следственном комитете при МВД. Руководитель СКП, формально оставаясь первым заместителем генерального прокурора, назначался на должность не своим непосредственным начальником, а Советом Федерации по представлению президента. С тех пор началась ожесточенная борьба между СКП и Генпрокуратурой за перераспределение полномочий. Не будем углубляться во все перипетии этой борьбы, а просто рассмотрим, как на ее фоне развивалась история Багмета.

В 1988 году уроженец Украины Багмет окончил Свердловский юридический институт. После этого он переехал в Челябинск, где стал работать в прокуратуре и преподавать в Челябинском государственном университете. В 2004 году он защитил диссертацию и получил звание доцента этого университета. А в 2007 году Багмет, все семь лет до этого занимавший пост заместителя прокурора Челябинской области, подал заявление о переводе на работу в новый Следственный комитет.

Проверяя документы, приложенные к заявлению, сотрудники Генпрокуратуры пришли к выводу, что звание доцента было получено Багметом незаконно. В документах было указано, что доцент заработал преподавательский стаж в Казахстане, где Багмет никогда не жил. В принципе, ученое звание не нужно для работы в прокуратуре, и фактически это нарушение не имеет отношения к службе. Тем не менее, в Генпрокуратуре решили, что любое нарушение закона для сотрудника ведомства - шаг против присяги, в которой говорится о готовности защищать закон. На этом основании в декабре 2007 года Юрий Чайка уволил Багмета с формулировкой "за совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника".

Однако Багмет оспорил свое увольнение в судебном порядке, и уже в феврале 2008 года Тверской суд Москвы признал, что никаких законов сотрудник прокуратуры не нарушал. Было установлено, что по состоянию на 2004 год истец действительно имел преподавательский стаж, необходимый для получения звания доцента. Только заработал он его не в Казахстане (где действительно никогда не жил), а в Челябинске. Просто в документы вкралась ошибка - вместо "Челябинск" написали "Казахстан". Сам Багмет к этой опечатке никакого отношения не имел.

Выиграв судебное разбирательство, Багмет вернулся в прокуратуру Челябинской области. Однако проработал он там всего два месяца - в апреле 2008 года он написал заявление об уходе на пенсию. А уже в мае Александр Бастрыкин назначил Багмета на должность главы московского управления СКП РФ.

Тем временем Генпрокуратура пыталась доказать, что Тверской суд неправомерно оправдал доцента. Сначала ничего не получилось - Мосгорсуд подтвердил справедливость решения районного суда. Но Верховный суд РФ 26 марта 2009 года признал, что Генпрокуратура была права, увольняя Багмета из своего челябинского подразделения. Впрочем, доцент оспорил это решение в Президиуме Верховного суда (эта жалоба до сих пор не рассмотрена).

Спор о правомерности работы в должности заместителя областного прокурора, с которой Багмет давно ушел, мог бы показаться странным. Но все дело в том, что Генпрокуратура пыталась настоять на своем праве уволить сотрудника и из Следственного комитета. Напомним, формально глава СКП является первым заместителем генерального прокурора (причем 3 марта 2009 года Верховный суд подтвердил, что генпрокурор остается начальником главы комитета). Тем не менее вопрос о подведомственности сотрудников комитета тогда еще не был окончательно решен.

В декабре 2009 года Генпрокуратура "провела разведку боем". Чайка уехал в командировку, и его обязанности временно стал исполнять его заместитель Александр Буксман (кстати, по иронии судьбы в 1976 году Чайка и Буксман вместе окончили тот же Свердловский юридический институт, из которого двенадцатью годами позже выпустился Багмет). 18 декабря Буксман подписал приказ об увольнении Багмета. Тот сразу же объявил, что уволить его может только Бастрыкин и покидать свой пост он не намерен. 21 декабря вернувшийся из командировки Чайка отменил приказ об отставке. При этом генпрокурор выразил согласие с тем, что увольнять Багмета - дело Бастрыкина, и тут же поручил Бастрыкину разобраться с ситуацией.

По некоторым данным, Багмет попытался обжаловать в суде уже отмененный приказ об увольнении. Но весной 2010 года суд признал этот приказ правомерным. Однако что это был за суд (да и был ли он вообще), - неизвестно.

И вот в августе 2010 года Бастрыкин, можно сказать, выполнил поручение Чайки и "разобрался с ситуацией". Багмет больше не глава столичного управления Следственного комитета. Но, тем не менее, он и не уволен, а стал заместителем Главного управления криминалистики СКП. Некоторые СМИ даже называют эту кадровую перестановку повышением. Формально они правы - должность главы регионального управления ведомства менее ценна, чем должность заместителя главы федерального управления ведомства. Есть только одно "но" - регион, о котором идет речь, называется Москва. Столица Российской Федерации, город федерального значения, административный центр Центрального федерального округа... Быть главным следователем столь важного региона, конечно, почетнее, чем занимать пусть и не самую низкую должность в центральном аппарате.

Багмет комментировать ситуацию не стал, хотя подтвердил в беседе с журналистами, что переходит на новый пост. Таким образом, он принял перевод без возражений.

Складывается впечатление, что конфликт вокруг Багмета являлся своего рода "учебным полигоном", на котором Бастрыкин и Чайка тренировались распределять полномочия. В ходе многочисленных столкновений и компромиссов им наконец удалось сместить спорного человека с самого видного места на тихую кабинетную должность. Видимо, теперь "тренировка" или будет завершена, или выйдет на принципиально новый этап.

Татьяна Ефременко