Встретились в Гааге

Суд ООН рассматривает иск Грузии против России

13 сентября в Международном суде ООН (International Court of Justice, ICJ) в Гааге возобновились слушания по иску Грузии против России, поступившему два года назад. Истец обвиняет ответчика в систематической, многолетней дискриминации грузинского населения на территории патронируемых Россией Абхазии и Южной Осетии. Российская сторона пытается доказать, что суд это дело рассматривать не уполномочен. Решение по иску может быть принято в течение нескольких месяцев.

В суд на Россию грузинские власти подали 12 августа 2008 года, в последний день "пятидневной войны". Это произошло незадолго до того, как было окончательно утверждено соглашение о прекращении военных действий (12 августа текст согласовали лидеры России и Франции, выступившей в качестве посредника, а в ночь на 13 августа стало известно, что с этими условиями согласился и грузинский президент Михаил Саакашвили).

Попытки грузинского руководства отыграться за поражение в войне (и даже, возможно, вернуть потерянные территории) на дипломатическом поприще существенных результатов не принесли. Абхазию и Южную Осетию, которые теперь официально признаны Россией, Грузия не вернула, помощи в изгнании оттуда российских войск, которых в Тбилиси считают "оккупантами", не получила.

Определенную поддержку на международном уровне встретили требования грузинских властей, касающиеся возвращения беженцев (этнических грузин, покинувших Абхазию и Южную Осетию), но поддержку скорее моральную. Собственно, права беженцев признают и Сухуми с Цхинвали, но возвращать этих людей на условиях Тбилиси не хотят (грузинской стороне при этом выдвигаются встречные претензии). Такую позицию поддерживает и Россия, которая недавно выступила против резолюции ООН о правах грузинских беженцев (в российском МИДе сочли документ "контрпродуктивным"). И хотя Грузии удалось добиться того, что резолюция была принята, желающих выступить гарантом ее исполнения (вопреки желанию Москвы, Сухуми и Цхинвали) не нашлось.

Успех в Международном суде ООН может стать для Грузии существенным дипломатическим достижением. Хотя переоценивать ценность судебной победы не стоит. Теоретически решение ICJ является обязательным, но на практике проигравшая сторона может отказаться его исполнять. А дальнейшее уже будет зависеть от Совета безопасности ООН, уполномоченного разбираться с подобными ситуациями: вопрос будет заключаться в том, захочет ли и сможет ли он принять какие-то меры в отношении проигравшего, если в этой роли окажется Россия.

С 1990 года

Иск Грузии охватывает достаточно большой временной промежуток: с 1990 по 2008 годы. Конкретно речь идет о нескольких вооруженных конфликтах на территории Абхазии и Южной Осетии (1990-1994, а также 1998, 2004 и 2008 годов), в ходе которых одной из пострадавших сторон стало местное грузинское население. Вину это обстоятельство податели иска возлагают на Россию, которая поддержала "сепаратистские власти" и помешала Грузии вернуть эти территории под свой контроль.

По сути Россию обвинили в систематическом нарушении Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1956 года). В частности, в нарушении статей о запрете апартеида и разжигания межэтнической розни. На Россию возложена вина за то, что в ходе вооруженных конфликтов (попыток грузинского руководства силой вернуть под контроль потерянные территории) проживавшие в зонах конфликта этнические грузины становились жертвами убийств, пыток, грабежей и депортаций.

Упомянутая конвенция, как объяснили "Коммерсанту" в грузинском министерстве юстиции, для иска была выбрана не случайно. Одна из ее статей предусматривает рассмотрение споров в Международном суде ООН, при этом заблокировать разбирательство ответчик не может.

Требования по иску были выдвинуты следующие: вывод российских войск из Абхазии и Южной Осетии, возвращение в эти регионы грузинских беженцев (точнее, следуя формулировке официального Тбилиси, "перемещенных лиц": учитывая, что грузинские власти не признают независимость самопровозглашенных республик, они считают, что бежавший оттуда человек покинул не самостоятельное государство, а один из грузинских регионов) и восстановление грузинского контроля над этими территориями. Кроме того, грузинские власти потребовали от России непризнания Абхазии и Южной Осетии (иск, напомним, составлялся до того, как это признание состоялось), а также компенсации за "весь нанесенный Грузии ущерб".

Комментируя разбирательство, грузинские власти выражают уверенность в успехе. "У нас имеются твердые улики и аргументация, которые подтверждают ответственность России в осуществлении этнической чистки и дискриминации грузинского населения", - заявила замминистра юстиции Тина Бурджалиани, прибывшая в Гаагу в связи с возобновлением слушаний. В то же время спикер парламента Давид Бакрадзе признал, что процесс будет тяжелым. Парламентарий не исключил, что российская сторона "использует все ресурсы и все формы влияния для того, что избежать обвинительного приговора".

Защита

Россия в ICJ построила линию защиты на опровержении иска по форме. Основные аргументы были изложены еще в ходе осенних слушаний 2008 года (вскоре после подачи иска). Анонсируя новые слушания в сентябре 2010 года, "Коммерсант" подтвердил, что российская сторона будет придерживаться именно этой тактики.

Прежде всего, Москва пытается доказать, что рассматривать этот спор Международный суд ООН вообще не уполномочен. По словам источника издания, близкого к процессу, аргументация ответчика состоит в том, что до сих пор Грузия официально не обвиняла Россию в нарушении конвенции о запрете дискриминации (хотя абхазский и осетинский конфликты обсуждались во многих международных организациях, включая ООН и ОБСЕ). Из этого делается вывод, что в данном случае иск был привязан к конвенции "искусственно", так что и оснований для его рассмотрения в ICJ нет.

Российская сторона также утверждает, что не может выступать ответчиком по делу, поскольку не располагает непосредственным контролем над Абхазией и Южной Осетией и не несет ответственности за действия местных властей. Грузия, разумеется, может доказать, что регионы находятся под влиянием России, но вот убедить суд в том, что степень этого влияния позволяет обвинить российское государство в имевших место фактах дискриминации, будет сложно.

Наконец, ответчик ссылается на то, что истец, обращаясь в суд, не выполнил необходимых процедур. Статья 22 конвенции, дающая возможность перенести тяжбу в ICJ, содержит оговорку: в суд передается спор, "который не разрешен путем переговоров или процедур, специально предусмотренных в данной конвенции". Соответствующая процедура прописана в том же документе (статьи 11-13). Она заключается в том, что жалобщик должен сначала обратиться в комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации. Для рассмотрения жалобы создается согласительная комиссия, которая затем вырабатывает свои рекомендации. В целом процедура может растянуться на многие месяцы.

В данном случае все эти формальности соблюдены не были. По словам источника "Коммерсанта", российская сторона будет упирать на то, что, согласившись принять иск в такой ситуации, суд "подорвет авторитет" упомянутого комитета ООН (получится, что структура, предназначенная для разрешения подобных споров, оказалась ненужной) . Для ICJ это может стать существенным аргументом в пользу того, чтобы вернуть Грузии ее иск и перепоручить разрешение спора комитету ООН.

Дискомфорт

Слушания по иску Грузии против России пройдут с 13 по 17 сентября. На то, чтобы вынести решение, как сообщил источник "Коммерсанта" в суде, у судей может уйти от нескольких недель до нескольких месяцев.

Решение ICJ (в отличие от консультативного заключения - подобного тому, что недавно было дано по статусу Косово) для сторон обязательно. Обжалованию оно не подлежит. Если сторона откажется это решение выполнить, ее оппонент, согласно статье 94 Устава Объединенных наций, может обратиться в Совет безопасности ООН. Правда, гарантий того, что ответчика все же заставят подчиниться суду, нет. Совбез, согласно Уставу, "может, если признает это необходимым, сделать рекомендации или решить о принятии мер для приведения решения (суда) в исполнение".

Тем не менее, даже в таких условиях (не говоря уже о том, что решение суда может оказаться расплывчатым и реально ни к чему ответчика не обязывающим) грузинские власти считают иск достаточно перспективным, чтобы тратить на него время и силы.

Едва ли, конечно, в Тбилиси всерьез рассчитывают на то, что победа в Гааге поможет добиться вывода российских войск из Абхазии и Южной Осетии и возвращения этих регионов под грузинский контроль. События августа 2008 года продемонстрировали, что международная поддержка, которой добиваются грузинские власти, имеет вполне конкретные пределы, и возвращение потерянных территорий находится за этими границами.

Разумеется, тяжба в ICJ позволяет решать и менее масштабные задачи. Например, "создавать России в международных организациях максимальный дискомфорт". Такое указание, как писало "Время новостей", получили грузинские дипломаты на недавней конференции в Тбилиси. Собственно, недавнее принятие резолюции по беженцам в Генассамблее ООН этой тактике вполне соответствует.

Официально, правда, в Тбилиси дали голосованию более пафосную оценку. Михаил Саакашвили назвал его итоги "победой добра над злом". По его словам, Россия пыталась самыми разными способами сорвать принятие резолюции, но потерпела поражение. "Ну я вот никому не звонил - а Путин заставил Медведева по два раза звонить нескольким лидерам, это только то, о чем мне известно, и еще многое наверно мне не известно, - заявил он. - Велось скручивание рук, велся прямой шантаж различных стран, была попытка подкупа, наверно кого-то и подкупили даже. Но на этот раз Россию не поддержали несколько важных стран, а Грузия приобрела новых сторонников". Конец цитаты.

P.S.

На днях стало известно, что один из сторонников Грузии - островное государство Тувалу в Полинезии - получит из Тбилиси финансовую помощь. Тувалу входит в число стран, поддержавших резолюцию по беженцам. Размер финансовой помощи, по информации Civil Georgia, составит 12 тысяч долларов. Поступали ли на острова альтернативные предложения из Кремля, не сообщалось.