За что боролся

Лукашенко заступил на четвертый срок

21 января в Минске прошла инаугурация Александра Лукашенко. После победы на декабрьских выборах он официально занял президентский пост в четвертый раз. На новый срок Лукашенко заступил в довольно сложной для себя обстановке. Вопрос о том, насколько прочным является его положение во власти, остается открытым.

Президенту предстоит выдержать очередную волну давления со стороны Запада, готовящегося ввести в отношении Минска санкции (визовые, а возможно еще и экономические) в ответ на нарушения в ходе выборов и аресты оппозиции. Сами по себе эти санкции большой угрозы не представляют: за долгие годы правления у Лукашенко к ним выработался почти что иммунитет (да и в Европе признавали, что подобные попытки давления на Минск оказались неэффективными).

Хуже то, что они сужают для Лукашенко пространство для маневра во внешней политике. Еще совсем недавно Европа посылала ему дружеские сигналы (Белоруссии даже были обещаны инвестиции в три миллиарда евро - в обмен на демократизацию). Даже если в Минске возможность сближения на условиях Брюсселя всерьез не рассматривали, глава государства всегда мог использовать ее для торга с Москвой (не дадите, мол, денег - пойду искать счастья с европейцами, они меня ждут с распростертыми объятьями).

Теперь условия торга для Лукашенко невыгодны. ЕС и США ясно продемонстрировали, что не желают иметь с ним дело, и это уже дает возможность России диктовать свои условия. Отношения же с Россией, хотя и несколько улучшились перед выборами (после резкого ухудшения летом-осенью минувшего года, когда они скатились до уровня "холодной войны"), по-прежнему остаются напряженными.

Собственно, 2011 год начался с очередного конфликта по поставкам энергоресурсов (российские компании прекратили поставки нефти в Белоруссию, заявив о намерении продавать ее по более высокой цене - в прессе такое решение связали с планами белорусской стороны повысить тарифы на транзит). И это произошло вскоре после того, как Москва и Минск договорились об условиях поставок нефти. Договоренностей, как оказалось, хватило ненадолго.

Отношения России с Белоруссией с прошлого года перешли на новый уровень. Москва продемонстрировала Лукашенко, что более не считает его неприкасаемым и готова торговую войну (нефтяную, газовую, молочную или какую-то иную) превратить в политическую. Тогда российские официальные телеканалы стали площадкой для белорусской оппозиции, тиражируя обвинения, с которыми уже много лет выступают оппоненты Лукашенко, и требования его отставки. До более серьезной помощи в свержении Лукашенко, на которую рассчитывали в оппозиции (как минимум - непризнания его победы на выборах со стороны РФ), дело не дошло. Но сигнал белорусский президент получил достаточно четкий.

Новый конфликт по нефти (возникший после того, как было объявлено, что спорные вопросы решены) можно рассматривать и как свидетельство провала попыток Минска вписаться в новую модель отношений с Москвой. Та же Украина, к примеру, встретила Новый год без традиционных отключений газа: Киев достиг необходимых договоренностей с Москвой, и эти договоренности выполняются (без того, чтобы, к примеру, 1 января вдруг выяснилось, что какой-то документ не подписан, газа поставляется слишком мало и кто-то вдобавок ворует его из трубы).

Лукашенко, неоднократно заявлявший о готовности преодолеть зависимость от России, от этой зависимости так и не избавился. Напротив, одним из его главных достижений за прошлый год стало разрешение спора о поставках российской нефти (хотя и не окончательное), в связи с чем с российской стороны Белоруссии были обещаны дотации в несколько миллиардов долларов. Лукашенко это настолько обрадовало, что он даже на какой-то момент забыл свои обещания "не прогибаться" и заявил, что готов "сдаться" за четыре миллиарда долларов.

В течение нынешнего срока Лукашенко его готовность к уступкам будет проверяться неоднократно. Ему придется привыкать к ситуации, когда требования, выдвигаемые Россией в обмен на материальную поддержку, становятся жестче, а конфликты с Москвой угрожают не только белорусской экономике, но и его личной власти.

В ожидании санкций

Ко дню инаугурации позиция Запада в отношении Лукашенко сформировалась достаточно четко. Официальные представители ЕС заявили, что санкций ему не избежать. Первыми ограничения стали вводить польские власти, с которыми в прошлом довольно часто конфликтовало белорусское руководство (дело доходило даже до высылки послов и поимки "шпионов") и выступали в поддержку белорусских оппозиционеров. По неофициальным данным, которые были подтверждены рядом источников, в Варшаве уже составили обширный список персон нон грата: помимо Лукашенко в него включили белорусских чиновников, милиционеров и судей, ответственных, по мнению польской стороны, за преследование оппозиции.

За день до официального вступления Лукашенко в должность Европарламент принял резолюцию, в которой было объявлено, что санкции в отношении белорусских властей должны быть жесткими. Депутаты призвали не ограничиваться визовыми запретами, но также заморозить финансовую помощь, которую Белоруссия получает или желает получить от международных организаций (таких как МВФ или ЕБРР).

Саму инаугурацию послы стран ЕС, аккредитованные в Минске, демонстративно проигнорировали. В этот день они даже выехали из Белоруссии в Вильнюс, посетив там Европейский гуманитарный университет (который до 2004 года действовал в Белоруссии, затем был закрыт по решению местных властей и после продолжил работу в Литве).

Окончательно решение о санкциях, как ожидается, будет принято 31 января, на встрече министров иностранных дел стран ЕС. Вероятно, полностью по пути, предложенному депутатами ЕП, министры все же не пойдут. По мнению представителя Центра восточноевропейских исследований Витиса Юркониса, роль Европарламента в данном случае заключалась в том, чтобы "показать лицо" ЕС, моральный облик Европы. Министры же, как полагает эксперт, будут настроены менее категорично. Помимо прочего эффект от санкций не слишком велик (в прошлом ЕС, как напоминает Юрконис, неоднократно предъявлял различные требования белорусским властям, но так и не смог добиться того, чтобы большинство из этих требований были выполнены).

Кроме того, представители Евросоюза неоднократно заявляли о намерении разграничить политику по отношению к руководству Белоруссии, с одной стороны, и обычным ее гражданам - с другой. Отмечалось, что основной части населения республики санкции повредить не должны. Такой подход существенно ограничивает возможности давления на Лукашенко. Он исключает, к примеру, введение каких-либо торговых ограничений. А только лишь визовые санкции белорусский президент легко переживет.

Сценарий, при котором Лукашенко выполнил бы требования, предъявленные Европой, практически нереален. По сути это - освобождение лидеров оппозиции, которых белорусские власти обвиняют в заговоре, и проведение новых президентских выборов (на чем настаивает Европарламент) - означало бы отстранение Лукашенко от власти. Едва ли авторы подобных ультиматумов всерьез рассчитывают на то, что белорусский лидер на такое согласится.

Сам он заявил, что арестованным оппозиционерам "ни европейцы, ни американцы" не помогут. Что касается двух россиян, оказавшихся в числе арестованных, то их шансы на освобождение, учитывая сложившуюся политическую ситуацию, вероятно, выше, чем у остальных. О том, что их судьба обсуждается с белорусской стороной, на днях заявил российский премьер Владимир Путин. Результаты обсуждения пока неизвестны.

Бывший СССР00:02Сегодня

Все цвета Киева

На украинский гей-парад пришли трансвеститы, депутаты и дипломаты. Было жарко