Конец игры

Уволенного из-за казино прокурора Подмосковья сменит борец с коррупцией

14 апреля Генпрокуратура уволила фигурантов "игорного скандала" - прокурора Подмосковья Александра Мохова, его заместителя Александра Игнатенко и главу управления облпрокуратуры по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета Дмитрия Урумова. Игнатенко и Урумов уволены окончательно с формулировкой "за нарушение присяги". Мохову же прочат перевод на менее высокую должность. Новым прокурором Подмосковья планируется назначить известного борца с коррупцией Александра Аникина.

Одно из главных отличий Аникина от Мохова и Игнатенко - в его мобильности. Уроженец Оренбургской области Мохов и уроженец Харькова Игнатенко соответственно с 1986 и 1987 годов осели в Московской области. Оба они начали свою карьеру как стажеры Щелковской городской прокуратуры, и далее постепенно продвигались по карьерной лестнице в пределах прокуратуры Подмосковья. Наконец Мохов возглавил ведомство, а Игнатенко стал его заместителем. До недавних пор аналитики предсказывали им очередное продвижение по службе - Мохов должен был сменить Владимира Малиновского на посту заместителя генпрокурора РФ, а Игнатенко должен был вместо Мохова стать областным прокурором. Эти планы нарушил скандал с игорным бизнесом.

Карьера уроженца Владимира Александра Аникина складывалась совершенно иначе. Он не спокойно продвигался по службе в пределах одного региона, а "прыгал" из одного города в другой, постепенно завоевывая себе славу борца с коррупцией. Начал карьеру Аникин в прокуратуре Владимирской области, вскоре дослужившись до прокурора города Муром. Затем он стал первым заместителем прокурора Рязанской области, а в 2000 году получил должность прокурора Тверской области. На этом посту Аникин совершил первые громкие разоблачения - возбудил дела в отношении тогдашнего губернатора региона Владимира Платова и мэра Твери Олега Лебедева.

В 2005 году Аникина перевели на пост прокурора Приморского края. Впоследствии аналитики вспоминали, что сначала новый прокурор произвел впечатление человека мягкого - он не делал никаких громких заявлений. Но вскоре этот "мягкий человек" стал настолько активно преследовать приморских коррупционеров, что чиновники начали жаловаться на "37-й год" и "невозможность работать из-за страха". Масштабные "чистки" проводились и в самой приморской прокуратуре. Попутно Аникин вступил в International Association of Anti-Corruption Authorities (Международную ассоциацию антикоррупционных органов), которую в 2006 году создала ООН. Рвение не осталось незамеченным. Аникину вручили почетный знак и именное оружие, а в 2007 году его назначили главой только что созданного управления Генпрокуратуры по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции. В этой должности он и работал до тех пор, пока его не представили в качестве кандидата на пост московского областного прокурора.

Если все эти сведения, почерпнутые из открытых источников, соответствуют действительности и Аникин действительно является столь страшным врагом коррупционеров, то похоже, что в Московской областной прокуратуре ему будет чем заняться.

По версии все тех же открытых источников, связь подмосковных прокуроров с криминальными кругами якобы была налажена давно и прочно. До 2008 года эту связь обеспечивал "бизнесмен и общественный деятель" Валерий Казаков. В августе 2008 года Казаков был убит на выходе из прокуратуры города Пушкино. Убийцы выпустили в него 16 пуль, а потом перерезали Казакову горло ножом. Прокурор Пушкино Роман Нищеменко не смог внятно объяснить, что столь одиозный человек делал в здании прокуратуры перед самой смертью. Зато в Следственном комитете (который на тот момент уже был выделен из структуры прокуратуры, но не был отделен от нее окончательно) журналистам сказали, что Казаков регулярно посещал в прокуратуре неких своих знакомых.

После смерти Казакова его место занял Иван Назаров (урожденный Вощинин). По данным СМИ, новый посредник между криминалом и законом являлся другом 29-летнего сотрудника областной прокуратуры Дмитрия Урумова. Журналистам стало известно, что, несмотря на свою молодость, Урумов регулярно приходил в гости в таунхаус к областному прокурору Мохову. При этом его сопровождал отец Исаак Урумов (в какой сфере работает Урумов-старший, не сообщается).

Некоторые источники предполагали, что в коррупционной схеме были задействованы и более высокопоставленные чиновники. Якобы покровителем заместителя областного прокурора Александра Игнатенко являлся начальник Главного организационно-инспекторского управления Генпрокуратуры Юрий Синдеев. А Синдеев имел выходы на двух заместителей генпрокурора Юрия Чайки - Владимира Малиновского и Виктора Гриня.

Про этих двоих, кстати, стоит сказать отдельно. Юрий Чайка назначил их своими заместителями практически сразу после того, как сам стал генеральным прокурором. При этом СМИ указывали на то, что предыдущий генпрокурор Владимир Устинов как раз перед своей отставкой вынес Малиновскому (тогда занимавшему пост прокурора Хабаровского края) предупреждение о неполном служебном соответствии. Предупреждение было вынесено в связи с коррупционным скандалом. Гринь в прошлом также был замешан в коррупционном скандале (правда, это случилось за семь лет до назначения Чайки). Аналитики отмечали, что Гринь практически сразу после назначения заместителем генпрокурора начал жестко соперничать с другим новым заместителем - Александром Бастрыкиным (позднее возглавившим Следственный комитет РФ).

Почти вся эта информация в разрозненном виде публиковалась в СМИ в последние несколько лет. Однако она была собрана воедино и вызвала широкий резонанс лишь после того, как в феврале 2011 года Следственный комитет инициировал уголовное преследование Ивана Назарова. Основной претензией к бизнесмену стало создание сети нелегальных казино в Подмосковье. Первое дело в отношении Назарова было возбуждено Следственным комитетом 11 февраля, но его практически сразу закрыл Владимир Малиновский. Далее началась чехарда с возбуждением и закрытием дел - скоро невооруженным глазом стало видно, что СК пытается начать преследование Назарова, а прокуратура его защищает. И практически сразу ФСБ объявила, что сотрудники прокуратуры Московской области предположительно оказывают Назарову покровительство. Одновременно в СМИ попали фотографии, на которых Назаров запечатлен в неформальной обстановке с Моховым, Игнатенко, Урумовым, Нищеменко и другими сотрудниками прокуратуры. Также были опубликованы документы турфирм, согласно которым Назаров оплачивал отдых прокуроров.

Официальное заявление ФСБ, публикация фотографий и документов привлекли внимание широкой публики. Люди могли не реагировать на сообщения о связях прокуроров с криминалом, когда они появлялись в виде слухов, но наглядная демонстрация сделала свое дело. В 20-х числах февраля Мохова, Игнатенко и ряд их подчиненных отстранили от должностей на время проверки. Примерно через месяц Генпрокуратура объявила, что проверка в отношении большинства рядовых сотрудников завершена. Было установлено, что прокуроры действительно дружили с Назаровым, но коррупционной связи между ними не было. За "нехорошие знакомства" сотрудников привлекли к дисциплинарной ответственности. Что же касается Мохова, Игнатенко и Урумова, то проверка их деятельности затянулась еще на некоторое время.

30 марта дело получило шанс выйти на совершенно новый уровень. Представителям СМИ стало известно, что один из свидетелей заявил о связи Назарова с "людьми Артема Чайки" (сына генпрокурора, в прошлом уже замешанного в скандале - в 1999 году пресса обвиняла его в связях с дагестанскими бандитами). Официальный представитель подмосковного управления СК Ирина Гуменная подтвердила, что Чайку-младшего планируется вызвать на допрос в рамках дела Назарова.

А уже 31 марта президент РФ Дмитрий Медведев провел встречу с главой СК Бастрыкиным и Юрием Чайкой. Официально о причинах и итогах встречи не сообщалось, но СМИ выяснили из анонимных источников, что речь шла именно об "игорном скандале". По словам источников, Медведев потребовал прекратить публичный конфликт ведомств, в противном случае пообещав уволить и Чайку, и Бастрыкина. При обсуждении путей выхода из ситуации было решено понизить Мохова в должности. Ему стали подыскивать новое место.

4 апреля Следственный комитет объявил, что Ирина Гуменная получила взыскание за разглашение информации, относящейся к "игорному делу". О какой именно информации шла речь, не уточнялось. Но большинство аналитиков сделали вывод, что речь шла о недавнем заявлении по поводу допроса Артема Чайки. Так или иначе, но больше имя сына генпрокурора в связи с "игорным делом" официально не упоминалось.

14 апреля Генпрокуратура объявила об увольнении Игнатенко и Урумова, а также о снятии Мохова с должности прокурора Подмосковья. 15 апреля стало известно, что Мохова, скорее всего, переведут на пост заместителя Московского межрегионального транспортного прокурора. Сам бывший подмосковный прокурор утверждает, что приказ о его назначении на новую должность уже подписан. А вот Игнатенко и Урумов, возможно, не отделаются даже просто увольнением с формулировкой "за нарушение присяги". По некоторым данным, в отношении них могут быть возбуждены уголовные дела. Недавно журналистам стало известно, что СК 14 февраля уже возбуждал дело в отношении Игнатенко и Урумова, но дело немедленно закрыл заместитель генпрокурора Гринь.

Скорее всего, общественность в ближайшее время будет успокоена. У Мохова сломана блестящая карьера, Игнатенко и Урумову грозит суд, главой подмосковной прокуратуры стал борец с коррупцией Аникин... Конечно, многие люди скажут, что проштрафившиеся прокуроры заслуживают более сурового наказания, но на самом деле вряд ли кто-то изначально всерьез этого ожидал. Скандал можно считать завершенным или близящимся к завершению. Есть только одно небольшое препятствие. Несколько дней назад в СМИ просочилась информация о том, что еще в феврале был убит один из главных свидетелей по "игорному делу" - личный водитель помощника Назарова Марата Мамыева. Оказывается, водитель по фамилии Прилепский вскоре после ареста Мамыева был найден в Подмосковье задушенным. По некоторым данным, на его теле присутствовали следы пыток. Если будет дан ход более подробной информации об убийстве Прилепского, то ситуация станет выглядеть куда более серьезно. Речь будет идти уже не о "бескровных" игорном бизнесе, вымогательстве, коррупции и так далее, а о бандитах, совершающих убийства. Одно дело - связь прокуроров с людьми, не совсем честно ведущими бизнес, и другое дело - новая "станица Кущевская" в масштабах Подмосковья.

Хотя, конечно, такого развития событий вряд ли можно ожидать. По мнению некоторых аналитиков, весь "игорный скандал" являлся всего лишь своеобразной "подготовкой" противников Юрия Чайки к процедуре переназначения генпрокурора, которая якобы состоится летом 2011 года. На данный момент политологи не могут точно предсказать, будет ли срок полномочий Чайки продлен или его место займет кто-то другой. Предполагается, что этот вопрос будет решен в самый последний момент. Возможно, именно для уменьшения шансов Чайки на переназначение и была затеяна история с Назаровым. Безусловно, в определенном смысле история оказалась полезной - руководство подмосковной прокуратуры если и не улучшилось, то как минимум обновилось. И связи криминальных кругов с властью серьезно нарушены - по крайней мере, на некоторое время.