Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте

Курс на Москву

Белоруссия ждет девальвации, а Минск — российского кредита

Белорусская девальвация, которую все эксперты хором предрекают уже несколько месяцев, похоже, стала неизбежна. То, как скоро она случится, зависит от России, к которой Минск обратился с просьбой о кредите.

В Белоруссии уже несколько месяцев длится валютный кризис. Ажиотажный спрос на валюту, вызванный ожиданиями будущей девальвации, истощил резервы Нацбанка, а ограничения, введенные властями страны на валютном рынке, привели к росту цен на импорт, перебоям с поставками товаров, появлению черного рынка валюты, множественности валютных курсов и длинным очередям в обменниках.

В Белоруссии действует правило, согласно которому компании-экспортеры должны продавать через биржу не менее 30 процентов своей валютной выручки. На внебиржевом рынке (расчеты между банками и компаниями) должно распределяться до 70 процентов валюты. Вот с этим-то рынком и экспериментирует Нацбанк Белоруссии, пытаясь нормализовать ситуацию. Сам Нацбанк на бирже валюту не продает, поскольку резервы Белоруссии выдержат не больше месяца интервенций (на 1 апреля их оставалось 3,7 миллиарда долларов).

В результате в Белоруссии сейчас действуют как минимум три валютных курса. В обменниках курс по-прежнему привязан к официальному, который на сегодняшний день в 1,6 раза ниже внебиржевого курса (сделки между компаниями и банками) и в 1,3 раза ниже курса на теневом рынке наличной валюты. Кроме того, свои валютные курсы устанавливают туроператоры и прочие работающие с зарубежными партнерами компании, опасаясь понести убытки. Белорусские СМИ утверждают, что в Минске граждане, которым необходима валюта, едва ли не штурмуют обменные пункты и затевают драки, а МВД страны готовится к появлению на рынке массы фальшивок.

Попытки Минска справиться с кризисом со стороны выглядят хаотично. В середине апреля Нацбанк разрешил свободное курсообразование при расчетах между банками и компаниями. Ранее курс, используемый при этих сделках, не мог отклоняться от официального более чем на 10 процентов. Но после 19 апреля белорусский рубль подпрыгнул до уровня в 5000 рублей за доллар при официальном курсе около 3100 рублей за доллар.

Белорусские эксперты даже не успели начать обсуждение того, на каком уровне находится "справедливый" курс. 21 апреля банки получили "жесткую рекомендацию" Нацбанка о том, что обменный курс белорусского рубля на внебиржевом рынке не может превышать 4,5 тысячи рублей за доллар. Но устное распоряжение регулятора не вызвало доверия со стороны участников рынка. В итоге банки перестали продавать клиентам-импортерам валюту, которую купили у клиентов-экспортеров. Экспортеры также оказались не готовы продавать доллары по цене, основанной на устной рекомендации Нацбанка.

"Видимо, Нацбанк пришел в ужас от того, что курс стал неуправляемым, и от того, какие пошли котировки", - поделились своей оценкой ситуации источники Reuters. Представители Нацбанка пока вообще не комментируют ситуацию вокруг рекомендаций относительно курса, обещая провести альтернативные торги по определению курса белорусского рубля 26 или 27 апреля. По мнению Нацбанка, адекватный курс белорусского рубля к доллару составляет 3800 рублей, а тот курс, который предъявляет рынок, завышен, прежде всего из-за состояния неопределенности.

Таким образом, власти Белоруссии фактически легализовали ползучую девальвацию рубля, но доводить дело до конца не спешат. К 22 апреля снижение официального курса белорусского рубля к корзине валют (доллар США, евро, российский рубль) достигло почти 8 процентов - нижней границы прогноза девальвации нацвалюты на год. Минск, отпустив внебиржевой рынок, фактически тестирует, насколько может обвалиться рубль, если провести официальную девальвацию.

Между тем, еще 18 апреля глава Сбербанка России Герман Греф заявил, что Белоруссии не удастся избежать девальвации. В Белоруссии Сбербанк контролирует Банк БПС (BPS Bank), третий по величине активов. Еще ранее Герберт Штепик, исполнительный директор банка Raiffeisen (контролирует белорусский Приорбанк), заявлял, что ожидает как минимум 30-процентную девальвацию белорусского рубля.

Белоруссия тянет, ожидая кредитной поддержки от России (Минск уже попросил у Москвы 3 миллиарда долларов). Москва, потребовавшая от президента Белоруссии Александра Лукашенко реформ, тянет с решением. Судьба этого займа сейчас в руках министра финансов России Алексея Кудрина, которого Лукашенко в 2010 году ругал последними словами. Глава Минфина России, впрочем, всегда был большим прагматиком, чем белорусский лидер. И теперь у Кудрина есть прекрасная возможность отыграться, например, потребовав от Лукашенко расстаться с контролем над белорусской инфраструктурой ТЭК.

В Минске верят, что российский кредит не за горами. 22 апреля начальник главного управления валютного регулирования валютного контроля Нацбанка Белоруссии Анатолий Мороз заявил, что власти Белоруссии уже предоставили в Москву программу мер по выходу из кризиса. По его словам, Нацбанк, после получения внешних займов, намерен выйти в мае на единый курс валют. Тогда же валюта может появиться в обменных пунктах Минска.

Белорусский ЦБ, получив кредит от России, мог бы стабилизировать курс валюты, что позволило бы рынку вырваться из состояния неопределенности. Курс рубля бы успокоился на определенной отметке, а экспортеры стали бы скидывать выручку на рынок. Подобного эффекта можно было бы достичь одномоментной и сильной девальвацией, но это, как утверждают аналитики, может уничтожить белорусскую промышленность, которая работает на импортных комплектующих.

Не исключено, впрочем, что Минску, даже если Белоруссия получит кредит, все равно придется провести девальвацию. И последствия ее сейчас трудно предсказать: белорусской экономике-то наверняка станет лучше, но вот шоковая терапия, грозящая потерей части дохода, обычным белорусам будет обеспечена.

Выход у Минска, контролирующего более половины белорусской экономики, между тем, есть, и он вполне очевиден - приватизация. Это, впрочем, противоречит политическим установкам минского истеблишмента. Кроме того, распродажа активов чревата социальными потрясениями, ведь иностранные инвесторы, можно не сомневаться, попытаются "оптимизировать" рабочие процессы на выкупленных предприятиях.

Пока Лукашенко ничего продавать не желает, а лишь выискивает неких внешних врагов, которые якобы ввергли страну в кризис и подталкивают ее к приватизации. Да и вообще белорусский лидер уверен, что кризис удастся преодолеть до конца первого полугодия 2011 года.

"Если кто-то думает, что в этой ситуации мы растерялись и не знаем, что делать - чепуха. Вот посмотрите - мы за первое полугодие забудем, что у нас происходило и происходит сейчас, и финансы, и потребительский рынок", - сказал Лукашенко, выступая с посланием к парламенту. Белорусский президент уверен, что Москва его не подведет. Видимо, только он и знает, зачем России нужен такой партнер.