Прощай, атом

Германия заглушит свои АЭС к 2023 году

Правительство Германии 6 июня на экстренном заседании утвердило план по постепенному отказу от атомной энергетики, в соответствии с которым последняя из 17 немецких АЭС должна быть остановлена в 2022 году. Один из главных идеологов нового закона министр окружающей среды Норберт Реттген уже назвал это событие поворотным моментом в истории ФРГ. В ближайшее десятилетие экономику и инфраструктуру Германии ожидают масштабные изменения, и уже сейчас очевидно, что далеко не все будет проходить гладко, как хотелось бы, а последствия принятого решения могут оказаться не столь радужными, как ожидания.

Предыстория вопроса

Сразу же необходимо отметить, что, приняв закон об отказе от атомной энергетики, правительство Ангелы Меркель совершило резкий поворот на 180 градусов. Годом раньше, в сентябре 2010 года, кабинет утвердил прямо противоположный закон, который не сокращал, а напротив, продлевал сроки эксплуатации немецких АЭС в среднем на 12 лет. Таким образом, последний немецкий реактор должен был быть заглушен в 2035 году. В то время власти называли атомную энергетику мостом для перехода на возобновляемые "зеленые" источники электроэнергии, и достаточно протяженным, чтобы этот переход прошел безболезненно для экономики.

А еще раньше в Германии действовал закон по отказу от атомной энергии, принятый в 2002 году "красно-зеленым" правительством Герхарда Шредера, в соответствии с которым немецкие АЭС должны были быть выведены из эксплуатации к 2022 году. Иными словами, правительство Меркель, попытавшись продлить сроки работы АЭС, в итоге вернулось к закону, от которого намеревалось отказаться. Причиной этих метаний стала произошедшая в марте авария на японской АЭС "Фукусима-1". В обществе распространился трудно преодолимый страх перед атомной энергетикой. Имелся и политический подтекст: после "Фукусимы" в ФРГ усилились "зеленые" настроения, которые привели к росту популярности партии "Зеленых" и их победе на земельных выборах в цитадели ХДС - Баден-Вюртемберге.

В этих условиях правительство Меркель было вынуждено действовать, чтобы успокоить общественное мнение, а заодно оседлать поднявшуюся в стране "зеленую волну". В марте был введен трехмесячный мораторий на действие закона о продлении сроков работы АЭС. Одновременно из эксплуатации на эти три месяца были выведены семь наиболее старых атомных электростанций, построенных до 1980 года. Кроме того, Ангела Меркель созвала две комиссии для рассмотрения вопроса о будущем атомной энергетики: комиссию по этике, или "Совет мудрейших", в составе известных политиков, общественных деятелей и представителей церкви, и экспертную техническую комиссию, призванную дать оценку безопасности немецких АЭС и провести стресс-тесты.

В мае комиссии представили свои заключения. "Совет мудрейших" счел возможным и оправданным полный отказ от АЭС к 2021 году или даже раньше. Техническая комиссия заняла неопределенную позицию. Слабым местом немецких АЭС она признала их недостаточную защищенность от нападений с воздуха (имеется в виду сценарий, в котором террористы захватывают самолет и направляют его на АЭС). Тем не менее, эксперты отметили, что это еще не является причиной для вывода станций из эксплуатации, так как в целях повышения защищенности АЭС могут быть "дополнительно оборудованы". Члены технической комиссии также не дали никаких рекомендаций по поводу того, какие из 17 немецких АЭС должны быть отключены в первую очередь.

Закон об отказе от атомной энергетики

Принятый правительством Германии закон об отказе от атомной энергетики в первую очередь предусматривает, что семь наиболее старых немецких АЭС, временно выведенных из эксплуатации, а также восьмая - "Крюммель" ("Kruemmel"), закрытая на ремонт еще в 2009 году, так и не будут больше запущены в работу. При этом планируется, что одна из старых АЭС, будет сохранена в рабочем состоянии до 2013 года в качестве так называемого "холодного резерва", на тот случай, если зимой возникнет нехватка электроэнергии. Окончательно вопрос о целесообразности сохранения такой резервной станции в ближайшие недели должно проработать Федеральное агентство по энергетическим сетям.

Оставшиеся 9 из 17 немецких АЭС будут заглушены до 2023 года. Правительство предложило, чтобы они проработали вплоть до 2023 года, а потом все вместе были бы отключены. Однако эта инициатива натолкнулась на сопротивление оппозиции и правительств 16 немецких федеральных земель, которые высказались за постепенный, ступенчатый вывод АЭС из эксплуатации. В итоге был согласован следующий план отключения: АЭС "Графенхайнфельд" (Grafenrheinfeld) будет остановлена 2015 году, "Грундремминген Б" (Gundremmingen B) в 2017-м, "Филиппсбург II" (Philippsburg II) в 2019-м, "Гронде" (Grohnde), "Брокдорф" (Brokdorf) и "Грундремминген С" (Gundremmingen C) в 2021-м. Последними в 2022 году должны быть отключены "Изар II" (Isar II), "Некарвестхайм II" (Neckarwestheim II) и "Эмсланд" (Emsland).

Разумеется, проект закона еще должен получить одобрение в немецком парламенте - бундестаге - и федеральном представительстве немецких земель - бундесрате, и при этом по возможности быстро, до 8 июля, чтобы предлагаемые правительством изменения смогли немедленно вступить в силу. Однако, судя по всему, проблем с этим не будет. Находящиеся в оппозиции социал-демократы через председателя парламентской фракции Франка-Вальтера Штайнмайера уже заявили, что "по тактическим соображениям" поддержат закон, так как он отвечает их устремлениям. "Зеленые" оказались в непростой ситуации: они требуют еще более быстрого отказа от АЭС к 2017 году, тем не менее, представить, чтобы они голосовали против "зеленого" закона, достаточно сложно. Тем более что Меркель, уже натолкнувшаяся на скрытое недовольство членов собственной партии, на дальнейшие уступки пойти не сможет.

Энергетические концерны

Однако куда большую опасность планам Ангелы Меркель представляет не оппозиция, а операторы АЭС - немецкие энергетические концерны E.on, RWE, EnBW и Vattenfall. Все указывает на то, что схватка правительства с атомным лобби будет жаркой. 1 апреля концерн RWE уже направил жалобу в административный суд Касселя, опротестовав решение о временном выводе из эксплуатации семи старых АЭС, в том числе управляемой концерном АЭС "Библис А" ("Biblis A"). У жалобы, по мнению ряда юристов, неплохие шансы. Так, эксперт по экологическому и атомному праву агентства Clifford Chance Манфред Ребентиш (Manfred Rebentisch) называет решение об остановке старых АЭС не иначе как экспроприацией. 7 июня стало известно, что глава RWE Юрген Гроссман (Juergen Grossmann), считающийся одним из самых жестких представителей атомного лобби, направил Ангеле Меркель личное письмо, подвергнув критике новую энергетическую политику правительства.

Суть претензий Гроссмана, как отмечает Spiegel, состоит в том, что в рамках нового закона по ускоренному отказу от атомной энергетики немецкие АЭС не успеют выработать гарантированные им договорами объемы электроэнергии. А это уже является ущемлением прав собственника. Напомним в этой связи, что правительство Герхарда Шредера, приняв закон об отказе от АЭС к 2022 году, одновременно определило объемы электроэнергии, которые осталось выработать каждой немецкой АЭС. От этого показателя зависла конкретная дата отключения АЭС в период до 2022 года. Правительство Меркель со своей стороны добавило к закону Шредера четко зафиксированные даты отключения: 2015, 2017, 2019, 2021 и 2022 годы. Концерны сомневаются, что им дастся уложиться в указанные сроки.

По расчетам экспертов атомной энергетической отрасли Германии, после отключения всех немецких АЭС у концернов E.on, RWE, EnBW и Vattenfall останутся невыработанными от 60 до 80 миллиардов киловатт-часов, гарантированных действующими лицензиями на производство. С учетом нынешних цен в 60 евро за мегаватт-час это выльется в убытки объемом от 3,6 до 4,8 миллиарда, которые правительству ФРГ, вероятно, придется возмещать. О необходимости "справедливой компенсации" уже заявил глава крупнейшего немецкого энергетического концерна E.on Йоханнес Тиссен (Johannes Teyssen). По его словам, хотя концерн признает отказ от АЭС, принятый в соответствии с волей демократического большинства, нельзя допустить, чтобы акционеры оплачивали политические решения властей из собственных средств. Представители Vattenfall также говорят о "справедливом возмещении убытков".

Большие деньги большой реформы

Не исключено, что отказ от атомной энергетики обойдется правительству Германии дороже, чем предполагается. Все это, в целом, плохо согласуется с принятой летом 2010 года масштабной программой по сокращению дефицита бюджета, в соответствии с которой к 2014 году планируется сэкономить 80 миллиардов евро.

Одним из пунктов программы было введение налога на ядерное топливо в размере 145 евро за грамм, который до 2014 года должен был принести казне 9,2 миллиарда евро. Налог стал своеобразной платой энергетических концернов за продление сроков действия АЭС. Теперь же, после кардинального изменения энергетической политики правительства, взявшего курс на отказ от атомной энергетики, законные основания для взимания этого налога отпали. Тот же глава E.on Йоханнес Тиссен уже заявил, что концерн будет оспаривать ядерный налог в Конституционном суде. В случае если концернам повезет, правительству ФРГ с учетом возможных компенсаций операторам АЭС придется "выложить" более 10 миллиардов евро, а может, и больше: по оценкам банка LBBW, убытки концернов могут составить 22 миллиарда евро.

И это при том, что сама программа по выходу из атомной энергетики стоит недешево. Ускоренный отказ от АЭС предполагает ускоренную перестройку всей энергетической сети. Правительство, как заявил министр экономики Филипп Реслер, намеревается осуществить реорганизацию энергетической инфраструктуры за 4 года вместо ранее планировавшихся 10 лет. Вероятно, эта "турбо-перестройка" потребует дополнительных вложений. Тремя столпами программы по отказу от атомной энергии и переходу на альтернативные источники Реслер назвал "экологичность, доступность и приемлемую цену электроэнергии". Малым и средним предприятиям рост цен на электричество, который последует после отказа от АЭС, власти планируют компенсировать за счет 500 миллионов евро из энергетического и климатического фонда правительства. О компенсациях энергоемким производствам правительство ФРГ ведет переговоры с Европейским союзом.

Как со своей стороны отметил министр транспорта Петер Рамзауэр, отказ от АЭС невозможен без экономии электроэнергии. Поскольку, по словам министра, 70 процентов ее потребления приходится на здания и транспорт, власти особое внимание будут уделять санированию зданий, чтобы сделать их энергосберегающими. Кроме того, параллельно это поможет снизить выбросы СО2 в атмосферу. Для этих целей с 2012 года будут выделятся 1,5 миллиарда евро. Еще 1,5 миллиарда планируется получить за счет снижения налогов с собственников недвижимости: из налогов будут вычитаться 10 процентов от стоимости проведенных ими работ по санированию помещений. К 2020 году за счет санирования домов правительство планирует снизить потребность в теплоте для отопления зданий на 20 процентов, а к 2050 - на 80 процентов.

Альтернатива

Иными словами, очевидно, что отказ от атомной энергетики потребует траты в относительно короткий период больших сил и капиталовложений. И, пожалуй, самый животрепещущий вопрос: а что взамен? Власти намерены активно развивать альтернативные возобновляемые источники электроэнергии. На настоящий момент их доля в производстве электроэнергии Германии составляет 17 процентов, к 2020 году власти планируют довести ее до 35 процентов. Впрочем, и здесь достаточно осложнений: если одни граждане страны с радостью переходят на альтернативные источники электроэнергии, покупая в складчину ветряки для своего городка, то другие зачастую выступают против. Строительство ветропарков - такой же бизнес, и зачастую интересы компаний приходят в столкновение с желаниями граждан, которые не хотят видеть ветряки у себя под боком (пусть даже на расстоянии 1500 метров от жилья) и считают, что они портят ландшафт. Да и недвижимость рядом с ветряками дешевеет.

Впрочем, помимо возобновляемых источников электроэнергии, власти планируют построить вместо АЭС девять газовых электростанций. Собственно, к этому времени уже должно быть завершено строительство "Северного потока". Очевидно, что российский газ станет важной составляющей частью немецкой программы по отказу от атомной энергетики. Примечательно в этой связи, что пресс-секретарь парламентской фракции Свободной демократической партии, входящей в правительственную коалицию, Мартин Линднер (Martin Lindner) заявил, что давнишнее намерение "Газпрома" приобрести часть крупнейшего энергетического концерна ФРГ E.on или его дочки Ruhrgas окажет стабилизирующее воздействие на российско-германское сотрудничество и, что немаловажно, гарантирует немецкой экономике разумные цены на электроэнергию. В схожем ключе высказался и пресс-секретарь по экономическим вопросам фракции ХДС/ХСС Иоахим Пфайффер (Joachim Pfeiffer).

Для уменьшения выбросов углекислого газа, объем которых может возрасти после отказа от АЭС, подготовлена своя программа. В апреле 2011 года правительство ФРГ приняло законопроект о подземном хранении углекислого газа, выделяемого при работе угольных электростанций. Речь идет о внедрении пока еще новой для Германии технологии CCS (Carbon Capture and Storage), которая позволяет выделять CO2 из отработанных газов угольных электростанций, временно помещать его в специальные хранилища, а потом под давлением закачивать под землю в местах истощенных газовых месторождений или в глубинные пористые пласты горной породы. Соответствующие геологические формации находятся преимущественно на территории Северной Германии в федеральных землях Шлезвиг-Гольштейн, Бранденбург, а также на севере Нижней Саксонии.

Масштабы затеянной правительством ФРГ энергетической реформы действительно впечатляют. Сам процесс неизбежно будет сопряжен с финансовыми, юридическим и экономическим сложностями. Это вызывает некоторое беспокойство соседей ФРГ по ЕС и международных организаций. В частности, глава Международного энергетического агентства (МЭА) Нобуо Танака (Nobuo Tanaka) предостерег Германию от одностороннего отказа от атомной энергетики. Он отметил, что в интересах всего европейского региона официальный Берлин должен стремиться к выработке коллективного решения с другими членами ЕС. "Речь идет не о немецкой, а об общеевропейской проблеме", - подчеркнул глава МЭА. Впрочем, открыто в ЕС против планов Германии не возражают.