Новости партнеров

Срок и отсрочка

Экс-сотрудницу прокуратуры признали виновной в гибели ребенка

В Волгограде вынесен приговор экс-сотруднице прокуратуры, насмерть сбившей семилетнего мальчика. Женщину приговорили к 2,5 годам колонии. Поскольку осужденная сама воспитывает девятилетнюю дочь, исполнение наказания отсрочили на пять лет. Родители погибшего мальчика недовольны приговором, но пока не приняли решение об обжаловании. Зато они намерены подать в суд на свою родственницу, по недосмотру которой ребенок попал под машину.

21 июня 2009 года сотрудница отдела по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Волгоградской области Елена Иванова отдыхала с друзьями в кафе в Волгограде. Рядом в зоне отдыха, включающей в себя цирк и городской сад, прогуливалась Валентина Колесникова с детьми своих родственников - семилетним Александром Колокольцевым и его сестренкой.

Отдохнув, Иванова села за руль автомобиля Opel Corsa, а ее друзья заняли пассажирские сиденья. Вскоре произошло ДТП. Первоначально было точно известно очень немногое - Колокольцев каким-то образом оказался на проезжей части, и "Опель" насмерть сбил его. Иванова после аварии повела себя странно - она бросилась к палатке, купила и съела четыре порции мороженого. Возможно, таким образом водитель хотела заглушить запах алкоголя (в Волгограде существует легенда о подобных свойствах мороженого). А возможно, у женщины просто произошел нервный срыв. Обусловленное стрессом обжорство не так распространено, как, допустим, нервное курение, но иногда тоже встречается. Другая странность - колебания скорости автомобиля. Свидетели утверждали, что машина то тормозила до сорока километров в час, то увеличивала скорость до семидесяти километров.

Была ли Иванова пьяна и превысила ли она скорость - два главных вопроса, на которые предстояло ответить следователям. Сразу стало ясно, что расследование будет непростым, и любой вывод следователей можно будет счесть предвзятым. С одной стороны, заявления о возможной невиновности водителя сразу встретят возражения - "сотрудницу прокуратуры хотят избавить от ответственности". С другой стороны, и в ответ на заявления о виновности водителя можно сказать - "нельзя же сажать человека только за то, что в РФ не любят представителей власти". Выходом могло бы стать объективное разбирательство, участники которого вообще не обращали бы внимания на должность Ивановой. Но, к сожалению, в современной России так не бывает. И даже тот факт, что Иванову почти сразу уволили из прокуратуры, не сильно повлиял на ситуацию.

В мае 2010 года было объявлено: эксперты не подтвердили ни факт опьянения, ни факт превышения скорости. А значит, Иванова не виновата в гибели мальчика, и дело следует закрыть. Однако это решение вызвало слишком большое возмущение общественности (как раз тогда широко освещалось дело Анны Шавенковой - дочери иркутской чиновницы, насмерть сбившей одну женщину и причинившей тяжкие травмы другой). Мать погибшего мальчика Татьяна Колокольцева записала видеообращение к президенту. В итоге в июле 2010 года расследование волгоградского ДТП возобновили.

И вот через год и один месяц Центральный районный суд Волгограда вынес Ивановой приговор. Этот приговор фактически идентичен решению, принятому судом в случае с Шавенковой. Бывшая сотрудница прокуратуры должна будет провести в колонии 2,5 года, но только через пять лет - когда ее дочь достигнет 14-летнего возраста (Шавенкову, ребенок которой вообще еще не вышел из младенческого возраста, приговорили к трем годам с отсрочкой на 14 лет). Фактически отсрочка, применяемая к матерям и одиноким отцам, совершившим не тяжкие преступления, превращает наказание в условное. Согласно 82-й статье УК, при отсрочке, превышающей срок наказания, мать (или одинокого отца) очень вряд ли действительно отправят в колонию. Для этого человеку нужно вести совсем асоциальный образ жизни, чтобы суд признал его "не исправившимся".

Стоит отметить, что, вопреки сложившемуся мнению, 82-я статья применяется далеко не только в делах "власть имущих матерей". К примеру, в Татарстане недавно дали 12-летнюю отсрочку наказания хозяйке пивного бара, в котором во время пожара погибли люди. В Магаданской области десятилетнюю "материнскую" отсрочку получила сутенерша, среди подопечных которых была в том числе несовершеннолетняя девочка. Еще более неоднозначный случай произошел в Свердловской области. Там женщину признали виновной в причинении смерти по неосторожности собственному сыну (ребенок утонул в ванной), но отсрочили наказание на 12 лет - пока не достигнет 14-летнего возраста ее дочь.

Третья часть 264-й статьи УК, по которой признали виновной Иванову, звучит следующим образом: "Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека". И если со смертью человека в данном случае все очевидно, то тема нарушения выглядит неоднозначно. Согласно окончательному заключению экспертов, Иванова не была пьяна (хотя персонал кафе свидетельствовал, что безалкогольных напитков ее компания не заказывала), а скорость "Опеля" в момент ДТП составляла всего 35 километров в час (якобы сотрудница прокуратуры ехала так медленно, так как находилась в городской зоне отдыха). Почему же ее признали виновной? Если отбросить вариант "из-за общественного резонанса", то остается отметить только одно - после наезда на ребенка водитель не попыталась затормозить, а наоборот, прибавила скорость.

Сама Иванова объясняет свое поведение довольно странно. По ее словам, она увидела, что сбитый мальчик находится на капоте и пытается зацепиться за щетки дворников. Якобы сотрудница прокуратуры решила, что если она прибавит скорость - ребенка снесет воздухом поближе к дворникам, он зацепится за них и меньше пострадает. Эти рассуждения, пожалуй, не менее оригинальны, чем поедание мороженого после аварии. Поскольку остается неясным: думала ли Иванова о том, что рано или поздно остановиться все же придется, а ребенок - не герой голливудского боевика и вряд ли сможет оставаться на капоте, даже держась за дворники.

Так или иначе, в итоге мальчик соскользнул под колеса иномарки, и машина проехала ему по голове сначала передним, а потом задним колесом. Впоследствии эксперты заключили, что причиной смерти стали не повреждения внутренних органов, полученные от первого удара, а именно открытая черепно-мозговая травма. Проще говоря, если бы машина остановилась сразу - мальчик лишь полежал бы некоторое время в больнице.

Однако до вынесения приговора неразрешенным оставался еще один важный вопрос. Каким образом ребенок оказался на проезжей части? Отдельные посетители интернет-форумов долгое время поднимали тему ответственности Валентины Колесниковой и даже родителей мальчика, доверивших ребенка ненадежной родственнице. И если касательно родителей они явно перебарщивали (никто не может перманентно находиться рядом со своими детьми), то в рассуждениях о Колесниковой доля здравого смысла явно присутствовала.

И вот после вынесения приговора Татьяна Колокольцева наконец сказала журналистам, что собирается подать на Колесникову в суд. В каком преступлении Колокольцева обвиняет Колесникову, она не уточнила, но, возможно, речь идет о статьях УК 156 ("Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего") или 125 ("Оставление в опасности"). Впрочем, возможность применения этих статей вызывает сомнения. В формулировке 156-й статьи присутствуют слова о жестоком обращении (а Колесникова не избивала мальчика), 125-я статья обычно применяется в более очевидных и растянутых во времени ситуациях (например, если ребенка после того же ДТП бросили на дороге)... Пожалуй, чуть более вероятно применение 109-й статьи ("Причинение смерти по неосторожности"). По крайней мере, именно по этой статье была признана виновной вышеупомянутая жительница Свердловской области, сын которой по недосмотру утонул в ванной. Хотя стоит отметить, что ни одна из перечисленных статьей не относится к частному обвинению, то есть вообще-то дела по этим статьям должны возбуждаться не судом по заявлению потерпевших, а следственными органами.

Может быть, речь идет вообще не о самом ДТП, а о поведении Колесниковой во время разбирательства. Колокольцева утверждает, что родственница в процессе расследования сменила показания. Сначала "нянька" рассказывала, что ребенок вдруг в одиночестве побежал в направлении цирка и выскочил на дорогу из-за припаркованных машин. А позднее она заявила, что шла по дороге вместе с мальчиком, и он побежал вперед только на середине. По мнению родителей ребенка, родственница меняла показания, пытаясь полностью обелить себя, и в итоге невольно помогла Ивановой добиться снисхождения.

"У нас есть своя версия произошедшего. У Саши часто расстегивался один сандалик. Возможно, он остановился, чтобы его застегнуть, а Колесникова не заметила этого и продолжила идти дальше. Саша побежал через дорогу, чтобы догнать родственников, тогда и произошло ужасное", - заключила мать погибшего.

Приговором Ивановой Колокольцева недовольна, однако они с мужем пока не решили, будут ли пытаться обжаловать решение суда. Свою роль может сыграть тот факт, что адвокат Колокольцевых Владимир Логинов приговором удовлетворен. "С юридической точки зрения отсрочка исполнения судебного решения законна и обоснованна. От огласки своей человеческой позиции по этому вопросу я воздержусь", - заявил юрист. Вполне вероятно, что Логинов попытается убедить клиентов в бессмысленности обжалования приговора.