Новости партнеров

Дай побурить!

Турция потребовала от Кипра поделиться его шельфом

Турция объявила о готовности с 2012 года заморозить связи с Евросоюзом, если кресло председателя этой организации займет представитель международно признанной республики Кипр. Демарш Анкары вызван целым рядом обстоятельств, однако главными из них, по уже сложившейся в мире традиции, стали нефть и газ.

В силу сложной и запутанной истории отношений Анкара в принципе не признает республику Кипр, называя ее правительство "греческие власти Южного Кипра". То обстоятельство, что эти самые власти признаны во всем мире как единственное легитимное руководство страны, турок смущает только при переговорах с третьими странами.

Именно такая ситуация сложилась и в диалоге Брюссель-Анкара. С одной стороны, Турция мечтает о членстве в ЕС, с другой - не признает правительство одной из стран этого объединения. Из-за этого в любых соглашениях с Евросоюзом турки пытаются вписать фразу "кроме Кипра", что, конечно, лишь раздражает европейцев и не добавляет Анкаре шансов на скорое вступление в ЕС. В отношениях Анкары и Брюсселя пикировка насчет Кипра уже давно стала своего рода ритуальной пляской перед началом любого серьезного диалога.

Как бы то ни было, какой-никакой баланс в кипрской проблеме уже сложился. Ситуация выглядит примерно так. Южная - греческая - часть острова живет, наслаждаясь всеми преимуществами свободной экономической зоны, важного туристического направления, входит в Европейский Союз и зону евро. С экономической точки зрения дела там идут намного лучше, чем, например, в той же Греции.

Турецкая республика Северного Кипра (самоназвание), тоже демонстрирует неплохие показатели экономического развития. Однако из-за международного непризнания, транспортной блокады (вся легальная внешняя торговля осуществляется лишь через Турцию) и совершенно неясного будущего турки-киприоты значительно беднее греческих соседей.

Такое положение стало причиной интересного поворота в сознании обеих общин. Турки, которых со школьной скамьи потчевали рассказами об "освобождении от греческого ига", сейчас массово мечтают под это "иго" вернуться. На референдуме об объединении в 2004 году 65 процентов попросились обратно. В то же время греки, у которых "оторвали треть страны", в основном, предпочитают, чтобы все оставалось как есть - и граница, и стена. Турок они не любят вообще, а бедных турок - тем более. Подтверждение тому - 76 процентов проголосовавших против воссоединения.

Конечно, кроме экономических и социальных различий есть еще и политические разногласия, но для большинства простых греков главную роль играют эти два фактора: глубоко укоренившаяся неприязнь к соседям и нежелание их спонсировать.

Несмотря на вялотекущие переговоры о поиске формулы объединения острова и редкие склоки, в сущности, все уже давно привыкли к такому положению вещей.

Но тут грянули сразу два события, которые могут изменить ситуацию.

Во-первых, подошел срок Кипру, как члену ЕС, занять место председателя союза. С середины 2012 года полгода Евросоюз формально будет управляться представителем Никосии.

Анкара окажется в очень неудобном положении. С одной стороны, она не признает "греческие власти Южного Кипра", с другой, ЕС - важнейший торговый партнер. Как прикажете вести дела? Официальные переговоры с тем, кому отказываешь в легитимности, невозможны - гордость не позволит. Но и совсем прекратить связи с организацией, с которой активно торгуешь и в которую хочешь вступить - просто глупо. Выбор не из лучших: оба варианта - плохие.

Но Анкара все же решение приняла: выглядеть будет глупо, но гордо. Замминистра иностранных дел Бешир Аталай заявил, что его страна заморозит все контакты с Евросоюзом, если председательствовать в нем будет Кипр.

Звучит, конечно, очень грозно. Но на деле экономические связи никуда не денутся, диалог со странами ЕС на двусторонней основе продолжится, да и Евросоюзу (как организации) от полугодового молчания Турции плохо не сделается. Тем более, что внешняя политика все еще остается прерогативой национальных правительств: о роде деятельности баронессы Кэтрин Эштон, да, впрочем, и о ней самой, знают далеко не все европейцы. Впрочем, повод напомнить о себе у верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности все же нашелся.

Вторым фактором, способным нарушить баланс на Кипре и вокруг него, стала нефть. На шельфе Средиземного моря у берегов Кипра американские специалисты недавно нашли (или думают, что нашли) богатые залежи углеводородов.

Предполагаемые месторождения еще нуждаются в изучении и строгой научной оценке. Однако, где именно надо искать, геологи уже выяснили - в море к юго-востоку от Кипра. По общепринятому международному праву, этот шельф принадлежит Кипру. Даже если считать Северный Кипр отдельной страной, то к водам к югу от острова он отношения не имеет и иметь не может - чисто географически.

Таким образом, теоретически греки-киприоты имеют полное право искать, копать, бурить и добывать все что угодно в своей исключительной экономической зоне. Но не тут-то было.

Турции новости о найденных углеводородах были как ножом по сердцу. Мало того, что греческая часть Кипра и так живет лучше, веселее и богаче, чем турецкая, так южанам еще и с нефтью повезло! Ну кому на севере острова нужна будет унылая военизированная и изолированная от мира "независимость", если под боком будет цветущая нефтяная республика в составе ЕС?

Сейчас турки-киприоты ставят несколько условий воссоединения: квоты на проживание греков на севере, признание договоров Северного Кипра с Анкарой, сохранение турецкого контингента на острове, широкое представительство в органах власти и так далее.

Но ради участия в дележе нефтяного пирога появится очень большое искушение махнуть рукой на все принципиальные политические вопросы.

Анкару даже разговоры о подобном развитии событий не устраивают. Потеря северного Кипра стала бы серьезным ударом по стратегическим позициям Турции в регионе. Например, с военной точки зрения остров очень удачно расположен - своего рода непотопляемый авианосец, стоящий в центре восточного Средиземноморья. Сейчас, когда военно-политические амбиции Анкары в регионе растут как на дрожжах, кипрские порты и аэродромы - очень полезная вещь.

Турция начала действовать очень энергично. Сразу несколько высокопоставленных чиновников объявили позицию своей страны. Во-первых, "греческие власти Южного Кипра" - нелегитимное правительство, поэтому не имеет права раздавать лицензии на добычу ресурсов. Во-вторых, страна формально является единой, поэтому и прибыли от нефтедобычи должны распределяться среди всех жителей острова. В-третьих, одностороннее бурение - это дорога к окончательному разделению Кипра. В четвертых, Турция (с разрешения признанных ею властей) сама начнет бурить на шельфе к югу от острова. Ну и в пятых, если кому-то это не нравится, тот будет иметь дело с кораблями ВМС, которые планируется направить на защиту нефтяных платформ.

Тут-то и напомнила о себе поминавшаяся выше баронесса Эштон. От имени ЕС она попросила Турцию "не угрожать, не создавать поводов для ухудшения отношений, не ставить под угрозу добрососедские отношения и договариваться о границах мирным путем". Ожидать того, что турки прислушаются к мнению главы европейского МИДа было бы верхом наивности. Тем более, что вскоре они вообще собираются заморозить отношения с Евросоюзом. Скорее всего, они направят и свои платформы, и корабли.

При всем при том, что Анкара занимает жесткую позицию, с правовой точки зрения ее позиция крайне шаткая. Киприоты в любом международном суде с легкостью докажут, что турецкая платформа должна убраться восвояси из их исключительной экономической зоны. Разрешение на бурение, выданное никем не признанным правительством Северного Кипра, большого веса иметь не будет.

Для Турции ситуация усугубляется еще и тем, что она сама собралась судиться в международных инстанциях - с Израилем. Анкара намеревается доказать незаконность блокады сектора Газа и добиться компенсаций семьям своих граждан, погибших при абордаже "Флотилии свободы" в 2010 году. В этих условиях отмахнуться от решений международных судов по шельфовым делам турки никак не смогут.

И последнее: турецкое руководство в последнее время развило какую-то невероятную активность на внешнеполитическом направлении. Это, может, и неплохо, только вот результаты ее не всегда позитивны: переговоры с Арменией турки прекратили, с Израилем поругались, Ираку пообещали наземное вторжение, сирийскому руководству посулили скорую погибель, Барака Обаму почти открытым текстом послали куда подальше, сейчас вот Кипру угрожают кораблями и платформами, а ЕС - замораживанием отношений.

Анкара почти не скрывает желания превратиться в самую влиятельную региональную державу и даже лидера исламского мира. Однако методы достижения цели похожи на те, что используются дворовым хулиганом в местной подворотне. С такой политикой премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган рискует сделать из своей страны настоящее пугало для соседей, а возможно - и нарваться на серьезные неприятности.

Ведь хулиганов в современном мире много.

Мир00:0421 сентября

Мощный приход

Песни, пляски и угар: что вытворяют в американских церквях чернокожие
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли