Новости партнеров

Недовербовали

Брата и сестру из Чечни посадили за поиск шахидки в Литве

26 декабря Московский областной суд приговорил к лишению свободы брата и сестру Апти и Айшат Магомадовых. Чеченцев признали виновными в попытке завербовать жительницу Литвы Эгле Кусайте для совершения теракта на территории России. Кусайте, между тем, находится в Литве на свободе. Три уголовных дела, фигуранткой которых она является, расследуются не очень активно.

Эгле Кусайте родилась в литовском городе Клайпеда в 1989 году. В 13 лет девочка познакомилась в школе с чеченкой Тоитой Садуллаевой. Вскоре к компании присоединился старший брат Садуллаевой, Али. Потом Садуллаевыми заинтересовался 34-летний Арнас Баранаускас, отрекомендовавшийся как покровитель чеченских детей в Клайпеде. Какого рода было это покровительство, легко догадаться, если учесть, что по достижении 18 лет Али Садуллаев объявил о намерении вернуться на историческую родину и там "бороться не на жизнь, а на смерть". Вскоре намерение было исполнено. Садуллаев уехал в Чечню и погиб. Баранаускас показал 15-летней Кусайте фотографию его трупа.

Через Баранаускаса юная литовка познакомилась со многими чеченцами, а уже в 16 лет она и сама приняла ислам. Через год Кусайте поступила в строительный колледж и стала учиться на секретаря. Как раз в это время она влюбилась в одного из знакомых чеченцев. По некоторым данным, пара успела оформить помолвку. Но вскоре юноша, как и Али Садуллаев, уехал в Чечню и был убит.

После этого 18-летняя Кусайте сбежала из дома в Германию, где поселилась в доме чеченской семьи Батайшевых. Родители Эгле обратились в правоохранительные органы, девушку объявили в международный розыск. Долго искать ее не пришлось - узнав, что родители волнуются, Кусайте сама известила их о себе. Родители прислали в дом Батайшевых родственника, который имел возможность быстрее всего добраться до места. Родственник счел условия жизни девушки неподобающими. Литовка все время работала по дому и молилась. Жить ей приходилось в маленькой комнате без мебели и окон, спала девушка на полу.

Тем не менее, сама Кусайте была вполне довольна жизнью. Она было отказалась вернуться домой, но тут случилось так, что семья Батайшевых куда-то пропала (по некоторым данным, не без участия немецкой полиции). Кусайте ничего не оставалось, кроме как вернуться в Литву. Однако родственникам не довелось сильно порадоваться "возвращению блудной дочери". Девушка очень изменилась, она думала только об исламе и отказывалась пройти курс психологической реабилитации. Поселилась Кусайте не дома, а на съемной квартире (по одним данным, жилье снимала мусульманская община, по другим данным - внедренные в общину агенты госбезопасности).

Тут на сцене и появляются брат и сестра Магомадовы. Кусайте всеми силами старалась расширить контакты с "братьями по вере", и, конечно же, ей в этом помог интернет. По версии правоохранительных органов, Магомадовы, хотя и проживали в Подмосковье, были членами чеченского бандформирования. Их завербовали в ряды "имарата" Доку Умарова арабские наемники Ясир и Муханнад (оба уже убиты). В задачи брата и сестры входил поиск потенциальных террористок-смертниц, и они завязали переписку с Кусайте именно с этой целью. А по версии самих Магомадовых, Айша просто познакомилась с девушкой-единоверкой и начала письменно беседовать "о всяких девичьих вещах".

В 2009 году Кусайте собралась съездить к Магомадовым в Подмосковье. Как полагают в правоохранительных органах, целью поездки был теракт. Как утверждают чеченцы, Айше просто захотелось наконец увидеть интернет-подругу живьем. Так или иначе, чеченцы выслали литовке 500 долларов на билет.

В октябре 2009 года сотрудники литовских спецслужб задержали Кусайте в рейсовом автобусе Клайпеда-Москва. По данным одних СМИ, впоследствии ее освободили, но в марте 2010 года задержали вновь. На этот раз Кусайте была поймана в Вильнюсском международном аэропорту с руководством по созданию бомб и схемой московского метро. По данным других СМИ, Кусайте так с октября 2009 года и находилась под арестом, а в марте 2010 года об этом узнали журналисты. Так или иначе, сообщения о задержании "террористки" обрели широчайший резонанс после того, как 29 марта в московском метро действительно взорвались две смертницы.

Моментально распространилась версия, согласно которой Кусайте должна была стать третьей смертницей. Впрочем, высказывались и иные предположения - якобы исламистка собиралась подорвать некий военный объект в Чечне. (На самом деле, если Кусайте и правда рассчитывали сделать шахидкой, то где именно она должна была взорваться, узнать уже вряд ли возможно. Едва ли об этом заранее достоверно сообщили ей самой или рядовым вербовщикам).

По некоторым данным, девушку посетили в литовском СИЗО сотрудники российской ФСБ. Она утверждает, что при допросах ей вводили какие-то препараты, избивали и угрожали убить Магомадовых. Вскоре к делу подключились правозащитники. В августе 2010 года литовский суд выпустил Кусайте из-под ареста. В апреле 2011 года ее задержали вновь, в мае - снова отпустили... В августе 2011 года на Кусайте заодно завели дело об оскорблении прокуроров.

Что же касается Магомадовых, то их дело, возбужденное по статьям "организация незаконного вооруженного формирования и участие в нем" и "содействие террористической деятельности", расследовалось без таких крутых сюжетных поворотов. 34-летнего брата и 24-летнюю сестру арестовали в январе 2010 года и после уже не выпускали. В качестве доказательства на судебном процессе использовались показания Кусайте. Правда, сама литовка впоследствии заявила, что дала эти показания под давлением, но суд уже не обратил на ее выступление особого внимания. Также прокуроры использовали записи телефонных переговоров Магомадовых и Кусайте.

Прокуроры в декабре 2011 года потребовали приговорить Апти и Айшат Магомадовых соответственно к девяти и шести годам колонии. Судья Мособлсуда 26 декабря вынес решение о меньших сроках - брат проведет в местах лишения свободы шесть лет, а сестра - два года. Тем не менее, осужденные недовольны приговором. Они настаивают на своей полной невиновности и, по некоторым данным, собираются обратиться в Европейский суд по правам человека.

Позиция Кусайте по этому делу интересна - из бесед девушки с журналистами следует, что она считает главными виновниками происходящего литовские спецслужбы. После прочтения интервью складывается впечатление, что силовики в борьбе с подпольем решили руководствоваться древним принципом "если не можешь уничтожить - возглавь". Кусайте считает, что едва ли не каждый радикальный исламист, встречавшийся на ее пути (начиная с вербовщика чеченских детей Арнаса Баранаускаса) на самом деле работал на спецслужбы. А настоящие приверженцы ислама, в том числе члены "партизанского движения в Чечне", неспособны на действительно радикальные действия, так как подобные деяния "не соответствуют принципам джихада". Для чего спецслужбам было создавать исламистское движение, а затем с ним бороться, Кусайте не разъясняет.

Защита Магомадовых в беседах с журналистами указывала еще на одну тонкость. Очень трудно провести грань между прекраснодушными рассуждениями и планированием каких-то реальных действий. Человек может сказать: "хорошо бы взорвать такой-то объект", но невозможно наказать каждого, кто хоть раз в жизни произносил нечто подобное. В связи с этим становится понятно, почему чеченцы собираются обратиться в Страсбург - ведь Европейский суд как раз защищает права человека, в том числе и право безнаказанно высказывать любое мнение (если речь, конечно, не направлена против какого-то из меньшинств). По мнению правозащитников, всегда необходимы весомые доказательства того, что человек намеревался и имел возможность реализовать свои мечты. Проще говоря, "когда убьют, тогда и приходите".