Пузыри на воде

Гибель людей на Кубани списали на "хаос" в местной власти

Следственный комитет России к визиту президента Владимира Путина в затопленный Краснодарский край нашел виновных в том, что жертвами разрушительного наводнения, случившегося в начале июля, стали более 170 человек. Следователи решили, что последствия стихийного бедствия могли быть менее серьезными, если бы не "хаос и неразбериха" в местном руководстве. Губернатор Кубани Александр Ткачев, как и предполагала "Лента.ру", ответственности за случившееся не понесет, хотя в неэффективности возглавляемой им администрации уверены почти 60 процентов опрошенных социологами россиян.

Президенту России Владимиру Путину понадобилось больше 10 лет, чтобы научиться верно поступать и держаться на фоне катастроф национального масштаба. В 2000 году, когда утонула АПЛ "Курск", ни сам президент, ни его пиарщики еще не научились "сопереживать" гибели людей - отсюда знаменитые слова Путина "она утонула" и его затянувшийся отпуск на Кубани. И даже в 2010 году, когда в России пылали леса, тогдашний премьер-министр и его команда зачем-то с неуместной помпой отправились "тушить" пожары на самолете.

В Крымске, куда Путин после наводнения 7 июля прилетал уже трижды, президент демонстрировал единение с народом без показухи и громких заявлений, как и подобает главе государства. Однако именно третий визит президента в Краснодарский край, умело сочувствовавшего беременным женщинам из Крымска, наглядно продемонстрировал бессилие федерального центра перед неуправляемым хаосом в местных администрациях. Обсудив страшное наводнение, ставшее одним из самых крупных по количеству жертв в истории России, московский десант сошелся на том, что причиной гибели людей стала неразбериха в краснодарских муниципалитетах.

"Зачистку" Кубани в соответствии с данным выводом, который главе СК Александру Бастрыкину еще только предстояло озвучить, следователи начали в минувшие выходные. В воскресенье, 22 июля, по делу о халатности были задержаны мэр Крымска Владимир Улановский, экс-глава Крымского района Василий Крутько и и.о. руководителя управления по предупреждению ЧС Крымского района Виктор Жданов. Все трое входили в состав комиссии по предупреждению и ликвидации ЧС и обеспечению пожарной безопасности. По версии следствия, чиновники не выполнили свои должностные обязанности: перед наводнением, произошедшим в ночь на 7 июля, они получили штормовое предупреждение, однако не оповестили местных жителей об угрозе стихийного бедствия. Еще один член комиссии - глава станицы Нижнебаканская Ирина Рябченко - проходит по уголовному делу в качестве подозреваемой.

В защиту Улановского выступила только его жена, тогда как в "Единой России", членами которой являются задержанные в Крымске чиновники, заступаться за однопартийцев, похоже, не собираются. Тем более что сейчас в их адрес одно за другим сыпятся жутковатые обвинения со стороны СК. Так, 25 июля, в ходе визита президента на Кубань, глава следственного комитета Бастрыкин рассказал, что местная власть не только ничего не сделала для того, чтобы предотвратить трагедию, но, напротив, еще и пыталась замести следы. В Крымске чиновники, как рассказал глава СК, сфальсифицировали сам факт объявления ЧC: документ о якобы принятом решении был изготовлен утром 7 июля, когда множество людей уже погибли.

Более того, само решение носило чисто формальный характер, то есть меры, перечисленные в нем, были попросту невыполнимы (за 5 минут, к примеру, предлагалось найти 32 КамАЗа для эвакуации людей). "Таким образом, большинство тех действий, которые мы взяли из нормативных актов, практически не выполнялись, не реализовались, и в администрации царила неразбериха и хаос", - рассказывал Путину Бастрыкин, поясняя, что местные власти оказались не в состоянии сделать даже минимально необходимое, чтобы смягчить возможные последствия ЧС. В результате, как отметил Бастрыкин, из 60 тысяч жителей Крымска оповещение о надвигающейся беде получили 52 человека.

Аналогичные бедствия на Кубани случались и раньше: последний раз Кубань сильно подтопило всего лишь пару лет назад, а в 2002 году в наводнениях на территории Краснодарского края и Северного Кавказа погибли больше двухсот человек. В ходе визита на Кубань президент Путин сам признал, что юг РФ неоднократно сталкивался с подобного рода событиями, но меры по оповещению людей так и не были приняты. В ответ Бастрыкин обещал ему "посмотреть" на степень ответственности администрации края, которую более 10 лет возглавляет Александр Ткачев.

Хотя Путин и требовал от Бастрыкина подождать с громкими заявлениями до суда, очевидно, что власть изо всех сил пытается удовлетворить общественный запрос на привлечение к ответственности бездействовавших чиновников. Но вряд ли подчиненные Бастрыкина в поисках таковых поднимутся выше районного уровня. До сих пор никаких подтверждений вины краевой администрации во главе с Ткачевым, который готовит Сочи к Олимпиаде 2014 года, следователи не нашли, а с публичной критикой в адрес краснодарского губернатора пока выступили только "яблочник" Сергей Митрохин (в своем ЖЖ) и "Справедливая Россия".

Между тем, подоспевший опрос "Левада-центра" показал, что больше половины россиян скорее склонны прислушаться к аргументам Митрохина, чем к выводам СК. Граждане России, как выяснили социологи, уверены в недобросовестности властей Краснодарского края (58 процентов опрошенных) и считают официальные сообщения о произошедшем там недостоверными (59 процентов). И хотя жители России поддерживают действия Москвы по ликвидации последствий наводнения, граждане и федеральные власти явно разошлись во мнении относительно необходимых выводов: 28 процентов опрошенных респондентов "Левада-центра" считают нужным привлечь их к уголовной ответственности, 27 - к административной, а еще 20 полагают, что власти должны принести публичные извинения.

Но в России попросту нет такой практики, чтобы власти региона отвечали за просчеты и ошибки своих подчиненных. За гибель людей при пожаре в пермском клубе "Хромая лошадь" и при крушении "Булгарии" также, к примеру, отвечали местные чиновники, тогда как краевые власти, ответственные за вверенную им Москвой территорию субъекта РФ (главы субъектов РФ, напомним, в последние годы не избирались, а назначались из Кремля), - сочувственно кивали и продолжали работать. Да, четкие границы ответственности в таких случаях провести действительно сложно, но, если исходить из обычной логики, то она диктует, что в государстве, где основу властной модели составляет пресловутая "вертикаль", ответственность местных и краевых начальников за подобные провалы должна быть более или менее солидарная.

Сам Ткачев заявил 25 июля журналистам, что решение о своем дальнейшем пребывании на посту главы Кубани будет принимать лишь после окончательных выводов следователей. "В настоящее время СКР проверяет деятельность и ответственность всех систем власти в крае - от местных до краевых. И вопрос о моей отставке я могу решать после того, когда будут известны окончательные выводы. Я буду соизмерять свои действия в соответствии с решениями СКР", - сказал он "Интерфаксу", подтвердив в очередной раз, что нравственный императив наших чиновников надо искать не у них внутри, а где-то там, над головами.