Новости партнеров

Утилизация полигона

Жителей Оренбурга напугал самопроизвольный подрыв боеприпасов

9 октября на Донгузском полигоне в Оренбургской области самопроизвольно взорвались боеприпасы - в четвертый раз с начала осени. На этот раз отголоски взрывов дошли до самого Оренбурга, а в близлежащих поселках выбило окна. Все это породило в соцсетях и блогах панику и сообщения о сотнях жертв. По официальным данным, пострадал один человек.

Взрывы начались около 12:50 по местному времени (10:50 по Москве). Сначала, по данным военных, загорелся ящик со 120-миллиметровыми артиллерийскими снарядами, а от него огонь распространился на еще примерно четыре тысячи тонн боеприпасов: 1379 тонн 100-миллиметровых снарядов, 400 тонн авиационных бомб и 2300 тонн 220-миллиметровых реактивных снарядов системы "Ураган" (вес каждого составляет 280 килограммов). В качестве причины пожара и последующих взрывов называют нарушение техники безопасности, в частности, военный прокурор центрального военного округа Евгений Иванов склоняется к версии о том, что во всем виновато курение на месте проведения взрывных работ. Такую же версию высказал и источник "Интерфакса" в администрации региона.

Ближе всего к Донгузскому полигону находятся поселки Первомайский и Экспериментальный и станция Донгуз; из них и эвакуировали людей. При этом, по сообщениям в блогах и местных СМИ, эвакуация была организована не очень четко - но и паники среди местных жителей не было. Главная причина неразберихи заключалась в том, что не все могли дозвониться до своих родственников и узнать, все ли у тех в порядке. Большинство граждан от эвакуации, впрочем, отказались - из своих домов оказались готовыми уехать лишь 30 человек, и в основном меры предосторожности заключались в том, что учащихся школ и детских садов вывели на улицу: в зданиях дребезжали стекла, а кое-где даже выбило окна.

Затронули взрывы и движение транспорта: автомобильная дорога Оренбург - Соль-Илецк, проходящая через Первомайский, была перекрыта до окончания работы саперов. Кроме того, на некоторое время было приостановлено движение на участке железной дороги Оренбург - Илецк. В результате встал поезд, едущий из Ташкента в Москву. В нем находились более 500 человек.

Но волну панических сообщений породило вовсе не это, а тот факт, что взрывы отчетливо почувствовали жители Оренбурга. Глядя из окон на клубы дыма над горизонтом, ощущая тряску и вслушиваясь в отзвуки разрывов, они до появления официальной информации строили догадки о том, что же именно произошло к югу от города. Когда стало известно, что произошел подрыв боеприпасов на полигоне, а власти утверждали, что "данных о погибших и пострадавших нет", оренбуржцы заговорили о возможных сотнях жертв. Основным аргументом было: раз у нас так трясет, то не может же в районе эпицентра обойтись без жертв.

Однако, по официальным данным, в результате взрыва никто не погиб, а пострадал только один человек - командир разгрузочной роты, старший лейтенант Алексей Титов. Сначала он числился единственным пропавшим без вести, но спустя шесть часов после взрывов его нашли под плитами, где он укрывался. Офицера доставили в больницу имени Пирогова в Оренбург с сотрясением мозга (по другим данным - с контузией). 10 октября его уже перевели в гарнизонный госпиталь. Как пишут СМИ, именно Титов спас солдат, работавших на утилизации боеприпасов: он первым заметил дым и вывел всех в укрытие, однако сам покинуть помещение не успел. Всего в утилизации принимал участие 641 военнослужащий, из них в подрывных работах - 337, а в непосредственной близости от места взрыва находились 55 человек.

Катастрофических повреждений домов взрывы тоже не вызвали: выбитые стекла, как и все остальные поломки, ОАО "Славянка", которое занимается обслуживанием Минобороны в сфере ЖКХ, обещает починить в течение среды, 10 октября.

Самое серьезное последствие взрывов 9 октября - это расформирование Донгузского полигона.

Местные жители жаловались на взрывы в районе станции Донгузская и на других полигонах Оренбургской области в течение долгого времени. Еще в январе 2011 года губернатор области Юрий Берг обращался к министру обороны Анатолию Сердюкову с просьбой повлиять на ситуацию с утилизацией боеприпасов, так как из-за них в школах и детских садах соседних поселков "отмечаются повреждения несущих стен, перекрытий, лопаются оконные стекла" и учителя иногда бывают вынуждены прекратить занятия и эвакуировать детей. В итоге Сердюков решил сократить в полтора раза объем единовременно уничтожаемых боеприпасов и порекомендовать извещать население о графике подрывов.

Но эти меры достаточными не оказались. В марте 2011 года при подрыве снаряда на Донгузском полигоне погиб призывник. За первые две недели сентября 2012 года на полигоне трижды взрывались боеприпасы, при этом в одном случае пострадали два призывника. Один из них находился в тяжелом состоянии, но за его судьбой СМИ не следили. Пострадали двое военнослужащих и 31 августа, когда при разгрузке ящиков гильза упала, загорелась и взорвалась.

Помимо Донгузского, в Оренбургской области есть еще один полигон с дурной славой - Тоцкий, где сначала в феврале 2012 года, а затем и в сентябре того же года при утилизации боеприпасов гибли люди. Ни к каким отставкам, расформированиям батальонов или изменениям в схеме уничтожения устаревших снарядов это не привело.

Наиболее запомнившимся пожаром в Оренбургской области стал, пожалуй, пожар на артиллерийском складе около поселка Колтубановка Бузулукского района в июне 2012 года. Тогда за медицинской помощью обратились три человека, а эвакуированы были несколько сот человек. Тем из них, чьи дома серьезно пострадали, правительство обещало выплатить компенсации.

"В ходе проверок установлены факты курения военнослужащих непосредственно в местах проведения работ. На площадке номер 3 - это место предполагаемого возникновения пожара - работу такелажной команды офицеры и прапорщики не контролировали. Кроме того, в ходе проверки установлены факты складирования боеприпасов и порохов без штатной укупорки, которые впоследствии подвергались воздействию прямых солнечных лучей", - объяснил тогда вероятные причины июньского пожара главный военный прокурор центрального военного округа Евгений Иванов. Точно так же, слово в слово - вплоть до третьей площадки, Иванов объяснил журналистам пожар на Донгузском полигоне 9 октября.

Так что очередные взрывы на полигоне отличались ото всех предыдущих разве что своей мощностью и, как следствие, зрелищностью и резонансом. А заодно и последствиями, которые на этот раз вовсе не ограничились возбуждением уголовного дела о неосторожном обращении с боеприпасами. Сначала, в ночь на 10 октября, командование Центрального военного округа пообещало прекратить утилизацию устаревших снарядов на Донгузском полигоне. Спустя несколько часов губернатор Юрий Берг объявил о том, что батальон уничтожения боеприпасов будет разукомплектован, военнослужащих отправят в другие части, а снаряды - на другие полигоны. "Это значит, что взрывы, от которых в последние годы страдали тысячи оренбуржцев, прекратятся", - заметил Берг.

Действительно, Тоцкий полигон, на котором, видимо, продолжат утилизировать боеприпасы, находится примерно в 200 километрах от Оренбурга - почти в 10 раз дальше, чем Донгузский, так что от взрывов там будут страдать только жители местных сел и, в случае неудачных подрывов, сами военнослужащие.