Новости партнеров

«Нельзя выходить из образа»

Фигуристка Елизавета Туктамышева о победе над Юлией Липницкой

Елизавета Туктамышева
Фото: Attila Kisbenedek / AFP

17-летняя Елизавета Туктамышева стала одним из главных ньюсмейкеров сезона в женском одиночном катании. В начале ноября в Шанхае фигуристка обошла Юлию Липницкую, а на минувшей неделе в блестящем стиле выиграла турнир в Польше.

«Лента.ру»: Вас с самого детства сравнивали с Аделиной Сотниковой. Вы сами от этого не устали?

Елизавета Туктамышева: Хорошо, когда есть сильный соперник. Это как Женя Плющенко и Алексей Ягудин. Если бы не было соперничества, думаю, они бы не достигли таких результатов. Когда есть конкуренция, появляется стремление стать лучше, начинаешь работать усерднее. Когда я впервые выступила на чемпионате России, мне было десять лет, с этого все и началось. Маленькая девочка прыгает тройные. Это был новый уровень катания. Потом появилась Аделина, у нее были проблемы с прыжками, но она хорошо каталась. С нас двоих, можно сказать, и началось время, когда маленькие девочки делают сложные каскады прыжков. Именно поэтому многие юниорские Гран-при сейчас выигрывают именно наши фигуристки.

Хотели бы заниматься с Аделиной у одного тренера?

Нет, это слишком большая психологическая нагрузка. Была бы ревность к тренеру по поводу недостатка внимания. Невозможно уделять сразу двум хорошим спортсменам одинаковое количество времени. Я с детства привыкла, что тренер всегда смотрит, всегда рядом. Если тренер не смотрит, зачем делать? Мне нужно, чтобы кто-то смотрел — похвалил, поругал. Мне приятно делать прыжки для кого-то, для себя тоже приятно, но вдвойне приятно, когда хорошее исполнение видит тренер.

Вам нужен близкий человек в зале или тренера у бортика достаточно?

Я редко катаюсь для кого-то конкретно. В зале из близких обычно никто не сидит, потому что я никогда не любила, когда на меня смотрят родители. Для меня не так важно, чтобы в зрительном зале кто-то сидел. Для судей катаюсь, чтобы хорошие оценки поставили.

На недавнем турнире в Шанхае вы обыграли Юлию Липницкую. Как вам это удалось?

Я просто показала, что умею бороться и выигрывать. Говорят, Юля была не в лучшей форме. Надеюсь, финал Гран-при, который пройдет в Барселоне, все расставит по своим местам.

В детстве вы думали, что однажды будете стоять на подиуме с всемирно известными спортсменками?

Я пошла в фигурное катание не за титулами и не ради места на подиуме. Пошла кататься в удовольствие, для себя, чтобы выплеснуть свою энергию. В пять лет мне постоянно нужно было что-то делать — прыгать, бегать. Поэтому родители были очень рады, когда узнали, что я хочу заниматься фигурным катанием. Сказали: «Иди, катайся!» (смеется).

В пять лет ребенок еще не думает о будущем. Была точка невозврата, когда вы решили, что карьера фигуристки — это ваше?

Были моменты, когда хотелось бросить. Хотя тяжелые эпизоды, думаю, переживает каждый фигурист. Но спустя какое-то время я понимала, что без фигурного катания не могу жить. Осознавала, что нужно терпеть. Да, я много времени проводила с тренером и мало — с семьей, с друзьями. Когда мне было девять-десять лет, вокруг все гуляли, веселились, а я должна была ездить в другой город и несколько недель проводить на соревнованиях. Рада, что не сломалась и добилась успеха.

Насколько для вас важна поддержка семьи?

Родные всегда верили в меня, но они никогда не думали, что у меня все серьезно. Для них это всегда было хобби. Катаюсь себе и катаюсь.

Большинство ваших программ имеют схожую тематику. Не было желания сменить образ? Например, выйти в красивом платье под лирическую музыку?

Возможно, это красиво, но я бы выбрала что-то более артистическое, чем лирическое. Мне нужен образ! Как-то в сезоне-2012/13 мы ставили историю любви. И музыка замечательная, и каталась я красиво, но не мое. Не было искры.

Что для вас образ?

Фигурное катание — это что? Это тяжелая работа. Так же как и театр, балет, гимнастика. Это не только выполнение технической части программы. Ты должен уметь танцевать, «играть» с судьями и зрителями. Нельзя выходить из образа. Я не понимаю, как некоторым фигуристам ставят высокие баллы, хотя они не работают с залом. Руками машут, а лицом не работают. Мне кажется, куда приятнее смотреть, когда человек отдается и программе, и зрителю. Когда мне говорят, что я зарядила энергетикой, зажгла — это лучшее доказательство, что моя работа не прошла даром.

У вас есть пример для подражания?

Нет. У меня никогда не было человека, которым бы я восхищалась или подражала. Единственное исключение — Усэйн Болт. Он всем нравится. Есть много выдающихся спортсменов, но он особенный.

Чем же он такой особенный?

Чтобы бегать так быстро, нужно много тренироваться. Каждая мышца должна быть прокачана. Со стороны кажется, что ему все дается очень легко. Но если углубляться, то это тяжелая работа. Усэйн однажды сказал: необязательно выигрывать каждый старт, главное — подойти без травм к главному старту.

Для вас возможен такой вариант? Допустим, проиграть какие-то соревнования, но выиграть главный турнир сезона. Или каждая победа добавляет уверенности в своих силах?

Можно выиграть каждый старт, а к главному выдохнуться. Если сравнивать карьеру легкоатлета и фигуриста, то у нас можно проиграть все, но выступить на 100 процентов на Олимпиаде.