Удар по коалиции

«Циничная атака» Турции помешала Олланду собрать антитеррористический фронт

Франсуа Олланд  и Владимир Путин
Франсуа Олланд и Владимир Путин
Фото: Дмитрий Азаров / «Коммерсантъ»

Екатерининский зал Кремля назван в честь императрицы, чья борьба с Османской империей обеспечила безопасность южных границ России. По иронии судьбы, под сводами этого зала вчера, 26 ноября, вновь много говорили о российских проблемах с преемницей Османской империи — Турцией. Здесь состоялась пресс-конференция президента России Владимира Путина и президента Франции Франсуа Олланда. Но если императрица никогда не считала Турцию союзником, то Путин, как оказалось, видел в ней друга. «Именно поэтому мы считаем этот удар предательским», — заявил он об атаке на российский бомбардировщик. Олланд воздержался от резких оценок, но Анкара прервала и его полет: шансы создать масштабную антитеррористическую коалицию растаяли, как в тумане.

«Наш президент дважды сказал об опасности, исходящей от ИГИЛ, а Путин — ни разу. Кто же ваш враг?» — удивлялись французские журналисты, понаблюдав за встречей политиков в Кремле.

Аудиенция прошла без энтузиазма. Политики с одинаково уставшими лицами пожали друг другу руки. Путин отметил, что его визави прикладывает много усилий для создания широкой антитеррористической коалиции. Олланд призвал «взять на себя ответственность за происходящее». И выразил соболезнования в связи с крушением российского самолета. И гражданского, и военного.

Силы Олланда в этот вечер иссякли. Москва — последний пункт его дипломатического марафона. В понедельник он встретился с премьером Великобритании Дэвидом Кэмероном. Во вторник — с президентом США Бараком Обамой. В среду пригласил на ужин канцлера Германии Ангелу Меркель. В четверг — главу правительства Италии Маттео Ренци. И только после этого отправился в Москву для переговоров с Путиным.

Французский президент прикладывал все усилия для решения амбициозной задачи. После терактов в Париже, унесших жизни более ста человек, Олланд желал превратить слова сочувствия в согласованную мощную коалицию. Ему следовало как можно скорее использовать редкий момент всеобщей солидарности. И шансы у него были.

Сразу после заявления о том, что гибель российского авиалайнера на Синайском полуострове — результат взрыва заложенной бомбы, Путин назвал Париж союзником. Российским военным в Сирии было приказано «установить с французами прямой контакт». Европейские соседи тоже вели себя решительно. Правда, пока на словах. В Минобороны ФРГ, например, объявили об отправке контингента в 650 солдат в Мали, чтобы помочь французской армии сражаться с местными исламистами. Но для этого следовало получить добро от бундестага. Лондон обещал дать французам разрешение использовать базу ВВС Великобритании на Кипре и помогать в дозаправке французских истребителей.

«Циничная атака» Турции (именно так ее называют в Кремле) ударила и по намечавшейся коалиции. В день, когда Турция сбила российский Су-24, Олланд встречался с Обамой. И президент США заявил, что Анкара имела право на оборону своего воздушного пространства. Вместе с тем он был бы рад видеть Россию в составе американской коалиции. Такое развитие событий еще более сомнительно, чем создание «широкой коалиции Олланда». У Путина к действиям американской стороны свои вопросы. США знали о месте и времени пребывания российских самолетов в небе над Сирией.

«И именно там, и в это время мы получили удар. Спрашивается: мы зачем эту информацию передавали американцам? Или они не контролируют, что делают их союзники, или эту информацию раздают направо и налево, не понимая какие будут последствия», — возмущался он на итоговой пресс-конференции после встречи с Олландом.

Усталость, читавшаяся на лицах российского и французского лидеров, к концу переговоров сменилась холодностью. Они не были похожи на людей, которые смогли договориться. Условились улучшить обмен оперативной информацией, наладить работу военных специалистов и избегать каких бы то ни было ударов по тем вооруженным формированиям, которые сами готовы бороться с террористами. Вот, собственно, и все.

О точках соприкосновения говорили недолго. Олланд сразу обозначил, в чем стороны расходятся. На взгляд французского лидера, президент Сирии Башар Асад должен уйти. Его место на переходный период займет некое коалиционное правительство, которое примет новую конституцию и проведет всеобщие выборы.

«Асад не может играть никакой роли в будущем страны. А вот роль России необходима», — подчеркнул Олланд. И добавил, что борьба в Сирии никак не влияет на позицию Франции по украинскому кризису.

Москва считает, что успешно бороться с террористами невозможно без наземных операций. А никакой другой силы на земле, кроме правительственной армии Сирии, сегодня не существует. Но если такие силы найдутся, Москва готова с ними сотрудничать.

С ними, но не с Турцией.

«Мы слышим сейчас о неких племенах, близких для Турции, туркоманах и так далее… Возникает вопрос: что на этой территории делают представители турецких террористических организаций? Что на этой территории делают выходцы из Российской Федерации, которые находятся у нас в розыске за совершенные преступления и которые точно относятся к категории международных террористов?» — уже совсем не сдерживал себя Путин.

Что касается обвинений в обстреле гуманитарной колонны, он заметил, что «была какая‑то колонна, но уж точно не мирная». И назвал ее еще одним свидетельством пособничества террористам.

Французские журналисты поинтересовались, соответствует ли развертывание С-400 духу международной коалиции. «У нас не было этих систем в Сирии, потому что мы исходили из того, что наша авиация работает на высотах, до которых не может дотянуться преступная рука террористов», — объяснил Путин. Отныне Россия будет защищать свои самолеты всеми средствами.

Разговор все больше и больше сворачивал к противостоянию с Турцией. Олланд пытался сдержать этот поток, предостерегая от эскалации напряженности, но эмоциональный накал не спадал.

Путин рассказал о том, как автомобили, перевозящие нефть с захваченных сирийских территорий, уходят за горизонт — в Турцию.

«В этих бочках не просто нефть, там кровь наших граждан. Потому что на эти деньги террористы покупают оружие, а потом устраивают кровавые акции и с нашим самолетом на Синае, и в Париже, и в других городах мира. Если высшее политическое руководство Турции об этом ничего не знает, то пусть узнает», — заявил он.

Ему глубоко безразлично, уйдет президент Турции Реджеп Эрдоган в отставку, если подтвердится информация, что он покупает нефть у террористов, или нет. «Не наше дело», — пожал плечами Путин. Олланд в это время молчал. Все вопросы адресовались российскому президенту.

Практически в это же время французское агентство France 24 опубликовало цитаты из интервью с президентом Турции. «Если бы мы знали, что это был российский самолет, может быть, предупредили бы его иначе», — сказал он.

«Исключено! Невозможно! На них есть опознавательные знаки, их хорошо видно, — ответил на это Путин. — Мы заранее в соответствии с договоренностями с американской стороной передали информацию о том, где будет работать наша авиация, на каких эшелонах, в каком месте и в какое время. Ерунда это все! Отговорки!»

Вопрос французских коллег о том, кто же для России сейчас враг, так и не прозвучал в Екатерининском зале. Они не стали его задавать. Но Турция для Путина не враг. Она — предатель.

Между тем уже через несколько дней Эрдоган и Путин смогут посмотреть друг другу в глаза — оба приедут в Париж для участия во Всемирной конференции по климату.

подписатьсяОбсудить
Бутурлиновка — территория без порно
Как и чем живет город, оставивший Россию без PornHub и еще десятков порносайтов
Мандаты с аппетитом
Кто будет принимать решения в Госдуме нового созыва
Сергей РешульскийСдулись
После выборов идеи депутатов стали гораздо менее «народными»
Операция «Кабан»
Правительство планирует поголовное уничтожение диких свиней в Центральной России
Ангела МеркельЖизнь невозможно повернуть назад
Станет ли миграционный кризис для Меркель тем же, чем Brexit для Кэмерона
Люди, живущие над войной
Деревенская глубинка сражающегося Йемена
Иран освобожденный
Почему снятие санкций не привело к резким переменам в жизни Исламской Республики
Плодитесь и размножайтесь
Власти Кореи хотят, чтобы женщины рожали больше, но не знают, как этого добиться
Дональд Трамп Почему исламисты молятся о победе Трампа
К чему может привести антимусульманская риторика кандидата от республиканцев
Ответили за козла
Похитителю мужских трусов и любителю резвых козочек вручили Шнобелевскую премию
Потрачено!
Как пираты переводили компьютерные игры
Перемога!
Какой оказалась главная украинская стратегия
С поганой метлой
Какие тайны инквизиции скрывает легендарный «Молот ведьм»
Не ЗОЖ, но хорош
В Instagram полюбили ироничный аккаунт противницы правильного питания
«Барби шайтан выдумал!»
Пластиковую блондинку хотят запретить в России
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Развод случается
Хит-парад версий расставания Анджелины Джоли и Брэда Питта
Разводка и девичья фамилия
Топ-15 лженовостей о звездах, которые СМИ повторяют из года в год
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
С мотором в багажнике
Вспоминаем заднемоторные седаны в честь юбилея Skoda 105/120/125
Джентльмены, покупайте ваши моторы!
Непростой Тест: чьи двигатели стоят на спорт- и суперкарах?
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США