Не только почитать, но и посмотреть — в нашем YouTube

Идет война гибридная

За какое «вредительство» в Латвии посадят на 8 лет

Фото: Владимир Старков / ТАСС

21 апреля сейм Латвии окончательно утвердил во втором чтении в рамках ускоренного рассмотрения поправки к Уголовному закону, предусматривающие суровые наказания за ненасильственную «вредительскую» деятельность в ходе «гибридной войны» — от 5 до 8 лет тюрьмы. По мнению законодателей, такую войну ведет с прибалтийской республикой соседняя Россия. Еще на стадии обсуждения эти поправки вызвали множество протестов общественности. В стране опасаются, что отныне любая оппозиционная активность станет уголовно наказуемой.

По законам «гибридной войны»

Пакет «гибридных» поправок был разработан при участии сотрудников бюро по защите конституции, службы военной разведки, полиции безопасности, Минюста, Генпрокуратуры, Верховного суда, Рижского окружного суда, МВД, госполиции, кафедры криминалистики Латвийского университета и Совета присяжных нотариусов. Поскольку было заявлено, что эти изменения к закону настоятельно необходимы для страны, сейм рассматривал их в двух, а не трех, как обычно, чтениях. И после того, как 3 марта они были одобрены в первом чтении, общественность забила тревогу.

В аннотации к законопроекту указывалось, что он оговаривает «такие случаи подрывной деятельности, которые не связаны с насильственными действиями». По мнению правящих политиков, необходимо наказание «за антигосударственные действия в формате гибридной и информационной войны», а также за «призывы к изменению государственного строя». Тюремным сроком до восьми лет предлагается карать любую деятельность, которую спецслужбы сочтут подпадающей под данное определение.

В частности, осудить могут за сотрудничество с любой иностранной организацией, если власти объявят ее вредительской по отношению к Латвии, или за сбор сведений не секретного характера. Депутат от оппозиционной партии «Согласие» Валерий Агешин высказал опасение: «Поправки дают возможность, интерпретировав норму, разобраться с политическими противниками, с любыми инакомыслящими».

Известная латвийская журналистка Элита Вейдемане так прокомментировала законопроект: «В сейм подана аннотация, в которой разъясняется, что означают поправки к Уголовному закону: помимо прочего, призыв выступить против нынешнего государственного устройства (и изменить его), по сути, рассматривается как "призыв выступить против Латвии в целом". Но все же нельзя считать вредительскими такие действия лица, когда "материал используется исключительно для информационных целей, например, в научных, исследовательских, полемических или критических материалах". Является ли конкретный материал критикой, полемикой или выступлением "против Латвии в целом", будут решать спецслужбы. Оптимистические нововведения порождают разные вопросы. Что такое "имеющееся государственное устройство"? Сумели ли наши власти это сформулировать? Возможно, это плутократия, республика Вороньей слободки, монархо-синдикат или "Латвия в целом"?»

Недовольство выразил даже президент страны Раймонд Вейонис. Он подчеркнул, что «не в интересах национальной безопасности нарушать конституцию и свободу слова». Депутат Европарламента (ЕП) от Латвии Андрей Мамыкин поделился своей озабоченностью с главой ЕП Мартином Шульцем. Шульцу привели простой пример: если любой латвиец публично призовет к введению в стране, например, монархии или хозяйственной автономии региона Курземе, то по новому закону ему полагается минимум пять лет тюрьмы. Не говоря уже о критике министров, обсуждении идей развития страны, того, сколько тратить на армию, и так далее — все это может привести на скамью подсудимых. «Мартин Шульц, как мне показалось, с тревогой воспринял, эти поправки. Если их примут, Латвия будет выглядеть похлеще Северной Кореи», — сказал Мамыкин «Ленте.ру».

«Кошмарить» оппозицию

И все же 21 апреля поправки были приняты — хоть и со значительными оговорками. В первоначальной редакции не было формулировки о «несоответствии действий Конституции Латвии». Окончательный вариант уточнили ссылкой на то, что «гибридные» злодеяния уголовно наказуемы лишь в том случае, если они нарушают Основной закон государства. Мнения экспертов теперь разделились. Одни считают, что власти получили в свои руки мощное орудие, позволяющее преследовать инакомыслящих на законной основе. Другие полагают, что протесты дали результат и новый закон совершенно «беззубый».

Так, известный публицист Лато Лапса заявил: «Если говорить о сути самого предложения, то ситуация, конечно, абсурдная. Еще в марте 2014 года мы столкнулись с тем, что сейчас называют гибридной войной — это конфликт на Украине и отделение Крыма. Через два года наши уважаемые спецслужбы, а также Солвита Аболтиня (глава партии «Единство» — прим. «Ленты.ру») и Гайдис Берзиньш (председатель Юридической комиссии сейма — прим. «Ленты.ру») вдруг спохватились, что у нас, оказывается, идет гибридная война, а мы не защищены. Если бы поправки оказались подготовлены и спешно приняты в апреле 2014 года, это еще можно было бы понять — конфликт по соседству, тревожная ситуация. Но в нынешних условиях такая спешка абсолютно ничем не оправдана. Очевидно, что люди, которые подготовили эти поправки, в прошлой жизни были сотрудниками НКВД 30-х годов».

Обеспокоенность в беседе с «Лентой.ру» высказал и лидер Конгресса неграждан Латвии Александр Гапоненко. «Думаю, всех будут "кошмарить" обвинениями в шпионаже в пользу РФ или Буркина-Фасо — за то, что рассказывали россиянам или неграм, как в Латвии жить плохо», — иронизирует собеседник. — Любая наша апелляция к международным общественным организациям теперь может стать поводом для возбуждения уголовного дела. Мы регулярно по приглашению ОБСЕ и других правозащитных институтов выступали с докладами о положении в Латвии с правами нацменьшинств. Отныне это может быть расценено как деятельность, подрывающая государственные устои».

Несистемный оппозиционный активист Владимир Линдерман, напротив, считает, что в том виде, в котором закон утвержден, он не сможет послужить средством для репрессий — именно благодаря ссылке на конституцию. «Не надо паники, гора родила мышь. Окончательная редакция сводит на нет попытку развязать новые репрессии против инакомыслящих. Назовите действия, направленные против государственной независимости, территориального единства и проч., которые одновременно отвечают двум условиям: являются ненасильственными и противоречат конституции. Мне, например, ничего в голову не приходит. Подкуп должностных лиц, шпионаж? Ну так на это есть особые статьи закона. Митинги, демонстрации, сборы подписей, референдумы, выступления в СМИ — все эти традиционные методы предусмотрены конституцией. Что в итоге остается за скобками — черная магия, колдовство? Конечно, спецслужбы будут искать выход из этого логического абсурда, чтобы навесить очередные уголовные дела на оппозиционеров или на слишком смелых журналистов. Но возможности спецслужб, по сути, остались те же, что были до сих пор. Новых эффективных инструментов для репрессий они не получили», — рассуждает Линдерман в разговоре с «Лентой.ру».

Эксперт также указывает, что ссылка на конституцию, которая теперь имеется в разделе «Преступления против государства» Уголовного закона, может даже облегчить жизнь несистемной оппозиции. «Мы победили. Хотя общественники продолжают бить тревогу, но поверьте человеку, имеющему за плечами десяток уголовных (политических) дел: поправки в том окончательном виде, в каком они приняты cеймом, работать не будут. Ссылка на главный государственный акт убивает первоначальный замысел, который в том и состоял, чтобы дать спецслужбам юридические инструменты, выходящие за рамки конституции. Дело заведут, да. Или "наедут" как-то по-другому, в зависимости от того, где у человека слабое место — бизнес, налоги, работа, семья и так далее. Но дотащить дело до суда, а тем более посадить — проблематично. Новые поправки говорят не о целях, а о способах достижения цели. Если способы отвечают конституции, то... спецслужбы и их лоббисты проиграли этот раунд», — уверен он.

Европа озабочена

Однако европарламентарий Мамыкин смотрит на ситуацию не столь оптимистично. «К сожалению, многие из тех, кто был не согласен с этими поправками, отмолчались. В результате принятые изменения продолжают содержать значительный антидемократический заряд. Статья 81 УЗ, предусматривающая наказание за публичные призывы против Латвийской Республики, на второе чтение была дополнена строчкой, что такой призыв подлежит уголовному наказанию только в том случае, если он высказан в "непредусмотренном конституцией виде". Без этой строчки сажать можно было любого, кто резко высказывался в газете, на портале и социальных сетях. Теперь круг сузили. Однако совершенно неясно, что эта строчка означает. Следовательно, она будет подвергаться широкой трактовке, пока не установится какая-то практика. А установиться она может только после того, как эту статью обратят против большого количества людей и им будет испорчена жизнь», — поясняет Мамыкин.

Негативно отнеслась к поправкам и группа депутатов Европарламента от фракции социал-демократов. «Свобода слова — фундаментальное право для всех европейцев. Способность критиковать действия правительства или политику, не опасаясь преследования, — основа всех современных европейских демократий. Мы должны быть уверены, что вносимые в закон изменения не повлекут за собой ограничения на ненасильственное выражение политических взглядов. В этой связи мы призываем правительство провести консультации по поправкам с Европейской комиссией за демократию», — заявила заместитель председателя фракции «соцдемов» в ЕП Таня Файон.

Только так, по ее мнению, можно разрешить спорные моменты в законе и гарантировать выполнение Латвией обязательств по защите основных свобод и прав человека.