Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Пушки детям не игрушка

Как не допустить повторения псковской трагедии

Фото: Зураб Джавахадзе / ТАСС

В понедельник, 14 ноября, двое 15-летних подростков в поселке Струги Красные (Псковская область) открыли огонь по полицейским из ружей и травматического пистолета. Когда начался штурм дома, в котором они засели, юноша застрелил подругу и покончил жизнь самоубийством. Трагедии из-за того, что дети получают доступ к оружию, происходили в России и раньше. «Лента.ру» вспомнила самые вопиющие случаи и разобралась в том, почему дети раз за разом нажимают на курок и как с этим бороться.

От Бонни и Клайда до школьного стрелка

Денис и Катя открыли из частного дома огонь по наряду полиции. Несколько часов продолжалось противостояние, развязка оказалась трагической: во время штурма спецназ обнаружил подростков мертвыми. Что толкнуло их на преступление, предстоит выяснить следствию. Один из главных вопросов, который стоит перед стражами порядка, — как именно дети завладели двумя ружьями и травматическим пистолетом.

Незадолго до гибели они вели трансляцию в Periscope. Там Катя рассказала, что оружие (судя по всему, как и сам дом) принадлежит ее отчиму-спецназовцу. Они с Денисом достали ружья и пистолет, вскрыв один из сейфов, со вторым справиться не смогли.

К несчастью, подобное происходит не в первый раз. 3 февраля 2014 года в школу №263 (московский район Отрадное) ворвался вооруженный охотничьим ружьем и винтовкой ученик десятого класса. Угрожая охраннику оружием, он прошел в кабинет биологии, где шел урок у его класса, и застрелил учителя Андрея Кириллова. Когда прибыли полицейские ― охранник успел нажать «тревожную кнопку», школьник открыл по ним огонь из окна, убив прапорщика Сергея Бушуева и тяжело ранив другого сотрудника правоохранительных органов — Владимира Крохина. Взявший свой класс в заложники ученик был задержан сводным отрядом быстрого реагирования при помощи его отца.

Оружие как раз ему и принадлежало. Он хранил охотничье ружье и винтовку в сейфе, однако школьник смог выяснить, где отец прячет ключи от хранилища, и, когда родители ушли на работу утром 3 февраля, завладел стволами.

Стрельба без конца и края

Еще годом ранее 12-летний и 14-летний подростки в Туве убили из ружья, взятого у дяди одного из них, 43-летнего водителя. 26 мая 2013 года шестиклассник и девятиклассник решили покататься на машине. Они взяли ружье и отправились на поиски жертвы. Увидели жителя села Тоора-Хем, который остановился на дороге для мелкого ремонта своего УАЗа. Школьники завели с ним разговор, а когда он отвлекся, старший подросток выстрелил ему в затылок. Затем произвел контрольный выстрел в висок. Школьники спрятали тело в лесу и поехали кататься.

C халатным отношением взрослых к хранению огнестрельного оружия связаны и несколько случаев сведения несовершеннолетними счетов с жизнью. Ряд таких трагедий в различных регионах произошли в сентябре. Жертвами стали 14-летний подросток из Сергиева Посада, 13-летний школьник из Санкт-Петербурге, 14-летний юноша из Волгоградской области.

Травматическое оружие подросткам добыть еще проще. И они пускают его в ход. Так, 10 ноября в одном из лицеев Усть-Кутского района Иркутской области сын местного депутата, ученик 10 класса, открыл огонь из травматического пистолета по семиклассникам. А 11 августа в Челябинске 16-летний подросток дважды выстрелил из травматического пистолета в человека, мешавшего ему и его товарищам отдыхать во дворе.

Без панацеи от насилия

«Я не вижу увеличения количества преступлений, совершаемых подростками с применением домашнего оружия. Единичные случаи есть, но они были всегда. Происходит это по двум причинам: во-первых, регулярно находятся люди, нарушающие правила хранения оружия. Во-вторых, уголовный фактор: подростки в Псковской области незаконно завладели оружием, вскрыв сейф, а это преступление. И от такого никто не застрахован», — говорит председатель правления общественного движения «Право на оружие» Игорь Шмелев.

По словам эксперта, владелец оружия, которым в поселке Струги Красные завладели 15-летние Денис и Катя, умер около года назад. Правоохранители не отреагировали должным образом на оставшиеся без хозяина стволы. Если это действительно так, то к надзорным органам в ближайшее время может возникнуть немало вопросов (псковская прокуратура уже начала соответствующую проверку).

«С подростковой стрельбой мы должны бороться главным образом обучением: дети должны понимать, что оружие — это предмет повышенной опасности. Как показывает практика, у детей с оружейной подготовкой не возникает желания поиграть с ружьем или пистолетом, повышается дисциплина. И конечно, необходимо строго соблюдать правила обращения с оружием: его следует хранить в сейфе под контролем, нельзя, чтобы оружие валялось где попало», — объясняет Шмелев.

Председатель стрелкового клуба «Сайга», руководитель московского отделения союза «Гражданское оружие» Рафаил Рудницкий советует держать оружие отдельно от патронов. В большинстве сейфов для патронов предусмотрен отдельный отсек со своим ключом. К хранилищам в комплекте обычно идут два-три набора ключей — Рудницкий рекомендует спрятать запасные комплекты так, чтобы об их местонахождении не знали даже родные, а основной комплект всегда возить с собой. Эта норма не прописана на законодательном уровне, но понижает шансы того, что оружие попадет в руки детей.

К ружью — со школьной скамьи

«Конечно, возить с собой ключи от сейфа — мысль хорошая и правильная. Но вспомните историю школьного стрелка: он за две-три недели до нападения на учебное заведение выкрал у отца ключи от оружейного сейфа, которые тот везде носил с собой (причем он в это время был дома). Подросток сбегал в мастерскую, изготовил копии и незаметно положил ключи на место. Как быть в такой ситуации? Брать ключи в туалет и в душ? Конечно, есть вариант — кодовый замок на сейфе. Но ведь псковские подростки просто вскрыли хранилище! А от этого ни код, ни ключи не спасут», — говорит председатель центрального совета Всероссийского общества владельцев гражданского оружия Глеб Обуховский.

По его мнению, 15-летние Денис и Катя в поселке Струги Красные взялись за оружие просто потому, что оно было у них под рукой. Не было бы ружей и пистолета — подростки, вполне возможно, взяли бы в руки топоры и биты, а то и придумали бы что-то похлеще. Это вопрос не оружия, а воспитания.

«В свое время американские ученые провели исследование. Было две группы испытуемых — дети из семей, где нет оружия, и где оно есть. Во время игры им подбрасывали разряженный пистолет. Первые сразу начинали «стрелять» друг в друга. А дети из семей, где есть оружие, звали взрослых — мол, там пистолет лежит. Разберитесь», — рассказывает Обуховский.

Эксперт приводит пример СССР, где в школах существовал такой предмет, как начальная военная подготовка (НВП). Преподавали его, как правило, отставные офицеры с боевым опытом. При школах были тиры, где дети учились стрелять из огнестрельного мелкокалиберного оружия — винтовок и пистолетов. В результате в 7-8 классе у подростков формировались основные, базовые навыки обращения с оружием. Там же, на НВП, им доступно объясняли, что по закону грозит за стрельбу.

«В 90-е годы такая практика кончилась. На посты директоров школ в большинстве своем пришли женщины, априори боящиеся оружия. Тиры закрыли, школьное оружие сдали на уничтожение. НВП фактически ликвидировали. Сейчас этот предмет пытаются возродить под маркой ОБЖ — но без особого успеха. А если детям со школьной скамьи не объяснять, что такое оружие, шансы на повторение псковской трагедии будут оставаться всегда», — подытоживает Обуховский.