«Все меньше остается от старого Пекина»

Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине

Пекин
Фото: maginechina / East News

Пожалуй, ни одна страна мира не меняется столь стремительно, как Китай. Из бедного аграрного государства, старавшегося по завету Дэн Сяопина «держаться в тени», КНР превратилась в восходящую сверхдержаву, которую США официально считают своим основным конкурентом. Разумеется, менялся и облик китайской столицы. Какие изменения в последние годы произошли в Пекине и как поменялась жизнь его обитателей после прихода к власти Си Цзиньпина, «Лента.ру» выяснила в беседе с Юрием Иляхиным, российским синологом, автором книги «Китай кусочками», уже почти 20 лет живущим в китайской столице.

«Лента.ру»: Вы живете в Пекине с 1999 года. Поменялась ли жизнь города после того, как к власти в Китае пришло «пятое поколение лидеров» во главе с Си Цзиньпином?

Иляхин: Да, изменения заметны. Больше стало строгости и, я бы так сказал, столичности. Решено сделать Пекин центром культуры, таким образцово-показательным городом будущего: широкие проспекты, удобное движение. К сожалению, все меньше остается от старого Пекина с его маленькими ресторанчиками, двориками в узких переулках, овощными рынками и съестными прилавками, велосипедами на каждом шагу, мопедами с колясками на главных улицах. Это все сегодня отодвигается за Пятое кольцо (Пятая кольцевая автодорога расположена в 10 километрах от центра города — прим. «Ленты.ру»). Вместе с ними из центра вытесняется мелкий бизнес, поскольку считается, что в нем задействовано слишком много иногородних. В последнее время более 100, может быть, даже около 200 больших оптовых рынков выселили из Пекина. Еще одна примета времени: стали закрывать магазины, расположенные на первых этажах жилых зданий.

Сносят мелкие ресторанчики и магазинчики. Даже на знаменитой улице Призраков — Гуйцзе, недалеко от российского посольства, славной концентрацией харчевен, закусочных, ресторанов на любой вкус, привлекающей осенними фестивалями поедания раков, вечером и ночью фантастически живописной — с гирляндами красных фонарей, музыкой, толпами народа. Или еще убрали обжорные ряды около пешеходной улицы Ванфуцзин в самом центре, где вечером каждый мог отведать с лотков под ярко освещенными навесами кухню разных провинций Китая, включая экзотические блюда вроде нанизанных на палочки кузнечиков, жареных в масле скорпионов или личинок тутового шелкопряда. Такого праздника для глаз и живота больше нигде в столице не найдешь, и ломать эту веками сложившуюся традицию — значит лишать город частицы его уникальности. Конечно, чиновникам так проще: куда удобнее «регулировать» крупные сетевые супермаркеты, чем возиться с проблемами какой-то торговой мелочи.

Обо всем этом я говорю с сожалением, потому что просторные улицы — это, конечно, очень здорово, но вместе с перечисленными изменениями исчезает привычная пекинская жизнь. Та самая уличная жизнь, которая так нравится иностранцам да и самим жителям города. С чем бы сравнить? Ну, вот как если бы взять и оставить у организма, у нашего тела, только крупные артерии, а мелкие кровеносные сосудики взять и удалить, а ведь они насыщают нас кислородом, дают жизнь...

Вы сожалеете о том, что город меняется. А сами китайцы что думают? Им изменения нравятся?

Кому как. Молодежи скорее нравится. Молодые люди любят огромные торговые центры и не представляют себе жизни без них. А те, кто постарше, с меньшим энтузиазмом относятся к изменениям. Они привыкли делать покупки в определенных магазинах, а эти магазинчики, рынки и овощные лавки закрывают. Ситуация примерно такая же, как в Москве.

Все эти лавки и рынки выдавливают из Пекина административным путем или они не выдерживают конкуренции?

Административным. Просто на двери однажды появляется объявление: в течение такого-то времени вы должны закрыться. Или вот, например, рядом с моим домом находились магазин и химчистка — их не закрыли, но перед входом местные власти установили решетки, и теперь попасть в эти заведения можно только со двора. Понятно, что клиентов у них станет меньше.

Коренные жители Москвы почти любые изменения в городе воспринимают в штыки. И Лужкова проклинали, и Собянина ругают... В Пекине ситуация такая же?

Не совсем так. Изменения в столице КНР, как все в Китае, происходят не очень быстро и цивилизованнее. Я не слышал об акциях протеста из-за нововведений в городе. Тем же представителям малого бизнеса, видимо, как-то компенсируют убытки, предоставляют другие места для их лавок.

Ощущаются ли на бытовом уровне какие-то изменения, связанные с политикой?

Пожалуй, нет. Как я уже сказал, Си Цзиньпин всему придал строгости, но радикальных изменений не заметно: как были надписи на кумачовых растяжках, призывающие к единству и дисциплине, так и остались.

А как же антикоррупционная кампания, которая всех чиновников жутко перепугала?

Это да, есть такое. Последствия этой кампании действительно дают о себе знать. Причем ощущаются они уже несколько лет. Мы с женой в разные годы бывали на свадьбах наших друзей из числа местных чиновников. Так вот, в последнее время они проводятся намного скромнее, без былого размаха. Меньше гостей, блюда попроще, без дорогого алкоголя. Чиновники жалуются, что их сильно прижали, стали редко отпускать в поездки за границу — теперь, чтобы оформить командировку, нужно иметь для этого серьезное обоснование, и многие даже не пытаются это делать. Такое ощущение, что жизнь замерла: все боятся быть обвиненными в коррупции. И раньше-то бюрократы не торопились принимать решения, сто лет все согласовывали, а теперь чиновник старается вообще лишний раз не поднимать ручку, чтобы что-то подписать. Еще надо иметь в виду, что в Китае испокон веков принято все вопросы решать за столом, во время обеда. Сейчас это ушло. Для китайцев это все очень серьезно, поскольку речь идет об изменении привычной им культуры делового общения. Гораздо меньше стало застолий, дружеских посиделок и пирушек. Жизнь «подсушилась», в общем.

Кроме того, стало процветать, скажем прямо, стукачество. Знакомые мне рассказывали, что если на каком-то мероприятии кто-то позволяет себе сказать лишнее или же «злоупотребить гостеприимством» (подарок принять, к примеру), — а ведь это в Китае тоже часть многовековой культуры делового общения, — сигнал «куда надо» уходит незамедлительно.

А на коррупционера, вымогающего взятку, могут донести?

Конечно! Но это-то как раз нормально, так было и раньше. Сейчас же вообще стали дуть на воду. Примером изменений может послужить такая история. Было некое спортивное мероприятие. Участвовавшим в нем чиновникам спонсоры подарили спортивные костюмы, потом всех еще и покормили. Обычная ситуация, и в прошлые годы не привлекла бы внимания. Но тут все получилось иначе: наверх поступил сигнал, после чего чиновникам пришлось не только вернуть костюмы, но и возместить деньги, потраченные на обед. Госслужащих еще и хорошенько «окучивают» идеологически: работают партийные школы, где все должны проходить месячную переподготовку.

Что обо всем этом думают простые люди? Им нравится, что Си всерьез взялся за борьбу с коррупцией?

Им нравится антикоррупционная кампания, но не нравится, что все дорожает. Как ни пытаются власти сдержать рост цен на жилье, они продолжают ползти вверх. Вот что заботит простых китайцев. А если прижмут какого-то коррупционера, особенно высокопоставленного, кому ж такое не понравится?

А что простые китайцы думают о внешней политике? Например, эксперты и политики осторожно обсуждают вопрос, не настало ли время перестать следовать завету Дэн Сяопина «оставаться в тени и копить силы». Дескать, Китаю пора в мировой политике играть ту же роль, что и в мировой экономике…

О том, чтобы забыть завет Дэна, простые китайцы не думают — его авторитет непререкаем. Конечно, они хотят видеть свою страну сильной, хотят, чтобы КНР уважали. Все же хотят быть крутыми, а не обиженными. Тем более что у китайцев есть основания считать, что их обижали: целых сто лет, начиная с опиумных войн, все кому не лень грабили Китай, норовили оторвать от него куски. Сейчас идет компенсация за это «столетие унижения».

Российская империя была в числе тех, кто тогда воспользовался слабостью Китая. Как сегодня китайцы относятся к нашей стране?

Нейтрально, можно сказать, даже хорошо. Многие хотят побывать в России — сегодня из-за курса рубля это очень популярное направление. Считается, что в России можно хорошо и интересно отдохнуть за небольшие деньги и купить там качественные вещи.

Какими китайцы нас представляют? Есть популярные стереотипы?

Русских считают драчливыми. Это такое общее представление. А те, кому доводилось вести с русскими бизнес, полагают, что мы не очень любим работать, — проще говоря, считают нас ленивыми. Притчей во языцех стал мост через Амур, который две наши страны решили вместе строить. Первый, кстати, в истории трансграничный мост. Свою половину китайцы быстренько построили, а на нашем берегу даже не приступили к работам. И это межгосударственный проект, о котором гордо говорили важные люди с обеих сторон реки! Мои друзья-китайцы тактично стараются эту тему не поднимать, а остальные откровенно смеются над этой историей.

Эту тему как-то смакуют в СМИ?

Нет, специально внимание на ней пресса не акцентирует. Мы же с Китаем друзья.


Мир00:0225 апреля

Папка с усами

Асад предает Россию ради Ирана и уничтожает тысячи сирийцев. Ему можно
Мир00:0318 апреля

Весь в папочку

Асад предал Россию и жестоко убил тысячи сирийцев. Сынок пока учится