Лица трампономики

Как команда нового президента превращает США в корпорацию

Фото: Win McNamee / Getty Images

Кадровый подход Дональда Трампа вынуждает многих наблюдателей усомниться в наличии у него внятной и последовательной экономической программы. Слишком уж разных людей новый американский президент пригласил в качестве советников и руководителей ключевых департаментов Белого дома. Впрочем, у такой эклектики есть объяснение. Похоже, политик Трамп на деле по-прежнему остается бизнесменом.

«Волки-либералы» против «овец-дирижистов»

«Многие друзья в Нью-Йорке и Калифорнии решили разорвать отношения», — признает Стивен Мнучин. Такова цена его присоединения к команде Трампа. Но бывшие работодатели Мнучина из Goldman Sachs вряд ли входят в число этих излишне политизированных ньюйоркцев. Хотя председатель правления одного из крупнейших банков США Ллойд Бланкфейн, наряду с Хиллари Клинтон, Джорджем Соросом и главой ФРС Джаннет Йеллен, стал антигероем в одном из трамповских рекламных роликов.

«Эта глобальная элита ответственна за принятие решений, из-за которых нищает американский рабочий класс, наша страна теряет благосостояние, а деньги переходят в карманы больших корпораций и политиканов», — утверждал Трамп, пока в кадре мелькало лицо Бланкфейна. А некоторые наблюдатели усматривали в такой риторике и подборе персоналий сходство с антисемитскими выпадами Völkischer Beobachter.

Тем не менее именно выходец из Goldman Sachs (причем наследственный — отец в свое время был партнером этого банка) Стив Мнучин получил от избранного президента предложение занять пост министра финансов в его администрации. А чуть позже стало известно, что Гэри Кон, второй человек в «голдмановской» иерархии, может возглавить Национальный экономический совет. Неудивительно, что Бланкфейн признает: «Мистер Трамп имеет шанс стать, возможно, лучшим президентом из тех, кто мог бы оказаться на этом месте».

Но инвестбанк, особенно крупный и успешный, мало чем отличается от волчьей стаи. Борьба за бонусы и клиентов приучает его сотрудников действовать по принципу «каждый сам за себя». Поэтому вовсе не очевидно, что «делегаты» Goldman Sachs в администрации Трампа будут давать своему новому работодателю такие же советы, которые ранее давали их бывшие сослуживцы, трудившиеся в Белом доме во времена Джорджа Буша-младшего или Барака Обамы. «Голдмановский» бэкграунд — совсем не то же самое, что принадлежность к «партии сислибов», представители которой входят практически в каждое российское правительство вот уже полтора десятилетия.

С Генри Полсоном или Тимоти Гейтнером — министрами финансов у Буша и Обамы соответственно — Стива Мнучина или Гэри Кона роднит не столько приверженность одной общей доктрине или идеологеме, сколько предельный прагматизм и заточенность на конкретный, количественно выражаемый результат. То есть те качества, которые позволяют инвестбанкирам вершить судьбы стран и корпораций.

Другое дело, что 45-й президент, похоже, собирается использовать эти навыки «волков с Уолл-стрит» несколько иначе, чем его предшественники. По крайней мере, «голдмановцами» список «хищников», рекрутируемых новым хозяином Белого дома, не ограничивается. Пост министра торговли Трамп предложил Уилбору Россу, заработавшему почти 3 миллиарда долларов на реструктуризации проблемных активов. А Карл Айкан — еще один миллиардер с репутацией корпоративного рейдера — в должности специального президентского советника будет давать рекомендации по дерегулированию бизнеса.

Для сравнения: Национальный экономический совет, который возглавит Гэри Кон, — по сути лишь координирующий орган, призванный согласовывать деятельность департаментов (министерств), ответственных за финансы, трудовые ресурсы, здравоохранение и коммунальную сферу. Иными словами, в российских терминах, Кон по функционалу скорее ближе к первому вице-премьеру, а Айкан — к президентскому помощнику.

Правда, Трамп решил создать в Белом доме еще одну промежуточную управляющую инстанцию — Национальный торговый совет (НТС), призванный «разрабатывать инновационные стратегии в торговле, развивать американскую индустриальную базу и решать проблемы безработицы». А главой НТС станет экономист Питер Наварро — автор книги «Гибель из Китая», чье название не оставляет никаких сомнений в смысле данного назначения. Очевидно, НТС призван сыграть роль главного проводника той самой протекционистской политики, которая превратила Трампа в кумира для одних американцев и аллергена — для других.

При этом любопытно, что даже в самом окружении избранного президента нет единства по данному вопросу. Например, тот же Кон известен своими весьма позитивными отзывами о возможностях китайской экономики. Айкан в то же время говорит, что если уж есть необходимость в торговой войне с Китаем, то ее надо начинать не откладывая. Но при этом подчеркивает: «Это, в любом случае, будет не мое решение».

Таким образом, у Трампа тоже есть свои, конфликтующие друг с другом «либералы» и «дирижисты». И вряд ли линия противостояния проходит между теоретиками и практиками. У сторонницы «золотого стандарта» Джуди Шелтон, также входящей в команду нового президента, практического опыта ненамного больше, чем у Наварро. Но в случае ее прихода, например, в Федрезерв или тем более восстановления жесткой привязки доллара к «презренному металлу» возводить торговые барьеры и защищать американских производителей будет намного сложнее.

Неправильные управленцы

Но если уподобить США большой корпорации, получается, что нанятые Трампом инвестбанкиры, «рейдеры» и теоретики отвечают за важные, но далеко не все сферы деятельности. Главным образом — за финансы, планирование и сбыт. А трудовые и энергетические ресурсы отданы на откуп совершенно иной категории управленцев.

Департамент образования возглавит Бетси Девос, вместе с мужем учредившая Windquest Group, которая специализируется на инвестициях в новые компании. Кроме того, Ричард Девос — сын основателя компании Amway.

Департаментом труда будет руководить Эндрю Паздер, основатель сети быстрого питания CKE Restaurants.

Конгрессмен Том Прайс, за плечами которого 20 лет руководства ортопедической клиникой в Атланте, займется вопросами здравоохранения. Еще один, в недавнем прошлом успешный врач, нейрохирург Бен Карсон станет ответственным за жилищное строительство и городское развитие. В свою очередь, вопросы энергетики предложено курировать бывшему губернатору штата Техас Рику Перри. А экс-губернатора Джорджии Сонни Пердью Трамп делает куратором сельского хозяйства.

Перри и Карсона объединяет также участие в минувшей президентской гонке. Впрочем, едва ли их министерские портфели — исключительно компенсация Трампа поддержавшим его аутсайдерам.

Все, что связано с человеческим капиталом и обеспечением бесперебойного функционирования «корпорации», оказывается в ведении либо предпринимателей, либо региональных политических «тяжеловесов», либо обладателей компетенций, крайне востребованных в обществе, но при этом не являющихся ни бюрократическими, ни финансовыми.

Иными словами, степень самодостаточности этих членов команды Трампа позволяет им с известной долей скепсиса относиться к рекомендациям теоретиков или банкиров и рейдеров. Благо опыт «прошлой жизни» вряд ли сформировал у них позитивное и уважительное отношение к финансовым «хищникам». А горизонты планирования, опять же в силу бэкграунда, намного шире.

Продолжая «корпоративные» аналогии, это тот самый костяк профессионалов, «созидателей», от которого напрямую зависит производство основного продукта.

Госдеп с KPI

Ни одна корпорация не может обойтись без расширения сети продаж и повышения эффективности взаимодействия между существующими филиалами и подразделениями. И очень показательно, что решение этой задачи возложено как раз на профессиональных менеджеров. Они, с одной стороны, приучены к беспрекословному соблюдению иерархии, а с другой — к минимизации того фактора неопределенности, который привносят в управленческий и производственный процесс и «созидатели», и «игроки» с «теоретиками».

Итак, обновлением транспортной инфраструктуры США займется Элен Чао, успевшая поработать и в Bank of America, и в Citicorp, и в администрации Джорджа Буша-младшего. Это первая американка азиатского происхождения, получившая кабинетную должность в американской администрации. Более того, Чао — уроженка Тайваня. То есть данное назначение — еще и своеобразный демарш в адрес КНР.

Однако происхождение и опыт работы Чао обуславливают и ее независимость от двух других основных управленческих групп Белого дома. А значит, есть шанс, что при принятии решения об инвестициях в транспортное строительство в США будут в равной степени учтены интересы и бюджета, и бизнеса.

У Рекса Тиллерсона, переезжающего из штаб-квартиры ExxonMobil в Госдеп, миссия принципиально иная. Ему предстоит переформатировать взаимоотношения США с их «филиалами», «дочерними и зависимыми обществами», проанализировать и, если надо, создать условия для новых «слияний и поглощений». С этой точки зрения многолетний опыт Тиллерсона по руководству крупнейшей нефтяной компанией действительно бесценен. ExxonMobil работает по всему миру. И, следовательно, в умении налаживать контакты с самыми разными правителями и режимами ее, теперь уже бывшему, шефу не откажешь.

Но Тиллерсон не вознесся бы до таких менеджерских высот, не научившись в то же время добиваться своего от влиятельных соотечественников — «акул Уолл-стрит», амбициозных губернаторов и конгрессменов, полусумасшедших предпринимателей-инноваторов и самовлюбленных «профи». Трамповский госсекретарь обладает достаточным набором «отмычек», чтобы расположить к себе практически всех новоиспеченных коллег по Белому дому.

Таким образом, при всей неоднородности экономической команды 45-го президента было бы неосмотрительно уподоблять ее, скажем, крыловскому квартету и заранее делать неутешительные выводы о ее эффективности. Очевидно, что каждому своему советнику и министру Трамп отводит свою роль, соответствующую ровно тем навыкам, которыми данный человек владеет в совершенстве.

Кто-то предпочитает хитроумные финансовые комбинации, кто-то любит «креативить» или чинить то, что до него не работало, кто-то — упорядочивать бизнес-процессы и выстраивать коммуникации. Этим, далеко не самым последним американцам, Трамп дает ту работу, которая им по душе. Не без оснований полагая, что тем самым он выполнит аналогичное обещание, данное всем избирателям.

Единственный нюанс. Поскольку ради достижения этой цели избранный президент-бизнесмен использует чисто корпоративные подходы к выстраиванию системы управления, США де-факто сами превращаются в большую корпорацию.

Получается, что голосовавшие за Трампа как борца с глобализацией, то есть с наступлением транснационального капитала на национальные правительства, де-факто все равно угодили в «корпоративный» капкан. Хотя и несколько иного свойства.

Впрочем, это забота американцев. Для граждан и тем более лидеров других стран, заинтересованных в успешном и/или безболезненном взаимодействии с новой американской администрацией, очевидно: главный итог произошедшей метаморфозы заключается в том, что теперь геополитика сменяется геоэкономикой.

Экономика10:1115 июня

«Требуйте везде оленину!»

От развития оленеводства зависит жизнь коренных народов Севера