«Эти города живут по своим законам»

Какие архитектурные решения приемлемы в условиях Крайнего Севера

Анадырь
Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

Во многих российских городах на севере дома красят в яркие цвета, чтобы жить было веселее. Действительно ли это помогает? Стоит ли в условиях Крайнего Севера возводить здания в неоклассическом стиле, как вообще развивать северные города? На эти вопросы «Ленте.ру» ответила архитектурный критик Елена Гонсалес.

«Лента.ру»: Во многих северных городах обычные панельные дома красят яркими красками — считается, что это помогает горожанам более позитивно воспринимать действительность. Это в самом деле так?

Гонсалес: Если мы говорим о Севере, то там с цветом и светом все достаточно сурово. Преобладают белый, черный и зеленый, сменяющие друг друга в зависимости от времени года. Конечно, такие архитектурные решения имеют право на жизнь, и это не пустая трата средств.

Но все зависит от конкретной ситуации. Там очень нежные пейзажи, и яркая раскраска может диссонировать с ними — с природной сутью и атмосферой, выглядеть довольно нелепо. Это особенно заметно в малых городах, где просматривается естественный ландшафт. А в целом яркий цвет домов — это общее решение для больших городов, применяемое как на севере, так и на юге.

Конечно, надо заметить, что это косметическое средство, годящееся для «припудривания» дефектов. Но тут уже речь идет о серьезных проблемах — об изношенности типового фонда, реабилитация которого необходима.

То есть это больше делается напоказ, чтобы скрыть плохое состояние домов?

Бывает по-разному. Но если мы говорим о детских учебных заведениях, о детских садах и школах, а не о замазывании обвалившейся штукатурки яркой краской, то эта практика вполне уместна и правильна. Надо смотреть, правомерен ли и необходим ли такой подход в каждом конкретном случае. Нельзя принимать общим правилом «раскрасим все города в радужные цвета». Это не панацея, да и такое просто невозможно.

В советские времена Норильск застраивали в неоклассическом стиле, и теперь его центр похож на заполярный Петербург. Можно подобным образом облагородить и другие северные города?

Абсолютно нет. Неоклассика пришла к нам с юга. Это повторение Греции, Италии. Итальянский ордер хорошо смотрится при итальянском солнце, когда есть глубокие тени, обеспечивающие красивую прорисовку элементов фасада и так далее. Переносить неоклассический стиль в абсолютно иную климатическую зону очень странно. Такие механические действия ничем не оправданы, и результат выглядит очень плохо.

Чем же тогда руководствовались советские архитекторы?

Что такое типовой проект? Он распространялся на всю территорию, от Таджикистана до Норильска, немного меняясь от региона (север, юг). Но эти изменения в основном касались теплоизолирующих материалов. Так же и все эти новые города строились по одному и тому же плану, с одинаковыми кинотеатрами, одинаковыми домами. И это, конечно, очень большая ошибка сталинского домостроения и планировки.

Города живут по своим законам. Например, Якутск, стоящий на вечной мерзлоте, не может быть похож на Сочи. Единый критерий красоты (скажем, неоклассический) неприменим. Во-первых, там очень много снега, который большую часть времени скрывает архитектурные излишества. Во-вторых, там совершенно по-другому работает свет — он большей частью рассеянный, поэтому все тонкие прорисовки, впадинки и портики выглядят некрасиво.

Есть архитектура севера, например финская, — можно на нее посмотреть, там все логично.

Какие тогда архитектурные решения стоит применять в городах российского Севера?

Я была на конференции в Якутске, и там специалисты говорили о сокращении северных городов. Они в основном дотационные, если не связаны с какими-либо месторождениями, у них нет богатых исторических корней. Эксперты считают целесообразным их вообще закрывать, потому что в них сокращается население.

Может быть, стоит как-то улучшать городскую среду, чтобы людям лучше жилось?

Это невозможно, потому что очень дорого. Поддержание этих городов в более-менее живом виде требует огромных усилий. В условиях плановой экономики как-то удавалось перераспределять ресурсы, но в итоге она сама накрылась. Я не говорю, что это единственный взгляд на вещи, но он существует и не лишен основания.

Сейчас северные города начинают делиться на большие центры, которые что-то производят, где есть свой бюджет, и вахтовые. Здесь люди тоже должны быть благоустроены, но это другой тип поселения. Туда приезжают, работают какое-то время и уезжают. Там совершенно иная инфраструктура, не нужны детские сады и школы.

А что делать с большими городами? Жилой фонд ветшает, надо его как-то обновлять — строить новые дома…

Не факт. Есть очень хорошие старые дома, которые просто требуют реконструкции. В кирпичных постройках нужно заменять инженерные системы, подключать их к общей канализации.

Надо инвентаризировать этот фонд. Дома, пригодные к использованию, не надо ломать. Вообще ничего ломать не надо — следует бережно относиться к физическому телу города, создававшемуся веками. Люди обживаются, формируют свои микросоциумы, ходят по известным им тропинкам. Это как черенок лопаты — вы покупаете новую, с чистой рукояткой, но она шероховатая и может оставить вам занозу. А если эта лопата уже послужила, скажем, вашему дедушке, то у нее черенок полированный.

Так же и город — его шлифуют люди. Какой бы ни был дом — хороший или плохой, — он такой, какой есть, и существует в этой среде. Поэтому теория о том, что «мы старое поломаем, хорошее и новое построим», не всегда работает. Необходима вычинка фонда, когда к каждому дому формируется индивидуальный подход.

Только такой подход возможен на Севере. Если вы что-то поломаете в субтропиках, завтра там само все вырастет. А в заполярных условиях раны очень долго заживают. Тундре для этого нужны столетия. Так же и города, они очень трудно обживаются людьми, и поэтому снос — это очень болезненный процесс.