Обыденный сюжет всех религий

Зачем подожгли Вселенский храм в Татарстане и что с ним будет теперь

Фото: РИА Новости

В ночь на 10 апреля на пульт МЧС поступило сообщение о пожаре в Храме всех религий в Татарстане. На тушение огня были направлены 53 пожарных и 15 единиц техники. Общая площадь возгорания составила 200 квадратных метров. Потушить пламя удалось спустя два часа. На месте пожара обнаружили труп мужчины. Позже выяснилось, что погибший — смотритель межрелигиозного центра. Храм всех религий, или Вселенский храм считается одной из достопримечательностей Казани, но попасть внутрь него практически невозможно. «Лента.ру» разбиралась, ради чего строился Вселенский храм, кому понадобилось его поджигать и что будет с комплексом после пожара.

Вселенские масштабы

Строительство межрелигиозного центра в поселке Старое Аракчино в пригороде Казани началось в 1994 году. Его основатель — художник и скульптор Ильдар Ханов задумывал построить такое место, которое бы объединяло представителей разных конфессий. Каждый из шестнадцати куполов символизирует одну из религий или религиозных течений: ислам, христианство, буддизм, иудаизм, индуизм, синтоизм, а также исчезнувшие конфессии. Концепция не предполагала совместных молитв и религиозных богослужений в здании — оно строилось исключительно как культурный центр.

Как утверждал татарский художник, идея построить необычное строение пришла к нему во сне: Иисус Христос велел ему взять лопату и приступить к постройке Вселенского храма прямо в собственном огороде. Ханов строил храм своими силами, ему помогали несколько единомышленников, а средства собирались через пожертвования.

По мере того как росло число куполов, увеличивалось и количество автобусов с туристами, которые приезжали полюбоваться на причудливое здание. Впрочем, рассмотреть богатое внутреннее убранство не представлялось возможным: мультикультурный комплекс был и остается закрытым для посещения. Исключения составляли музыкальные и поэтические вечера, которые устраивались по воскресеньям.

В планы создателя культурного центра входило открыть экологическую школу, детскую консерваторию, художественную школу и даже реабилитационный центр для наркоманов. Ханов утверждал, что после пережитой клинической смерти у него открылся дар целительства. Но амбициозные начинания так и не удалось претворить к жизнь: в 2013 году художник после продолжительной болезни скончался на 73-м году жизни, а его детище так и осталось недостроенным.

Нерелигиозные войны

После смерти Ханова начался многолетний процесс передела принадлежавшей ему собственности. На наследство покойного претендовал его младший брат Ильгиз, однако бывший прораб Мансур Зиннатов объявил себя после смерти Ханова смотрителем храма и вступил в открытое противостояние с родней покойного. В течение трех лет он не пускал посторонних на территорию комплекса, утверждал, что центр строился на его деньги, а сам он в течение многих лет принимал непосредственное участие в его возведении.

Родственники Ханова, в свою очередь, обвиняли Зиннатова в рейдерском захвате. За время пользования зданием бывший прораб не платил за коммуналку, и у центра скопился внушительный долг — более 200 тысяч рублей. Местные власти отключили здание от электричества. Одновременно пошли разговоры о возможном его сносе: якобы с правовой точки зрения Храм всех религий является самостроем, а его создатель не получал разрешения на строительство.

Несколько деятелей культуры писали обращения в защиту центра президенту республики Рустаму Минниханову: инициативная группа настаивала на сохранении здания и требовала включить его в список объектов культурного наследия. Кроме того, был предложен проект реконструкции, на реализацию которого потребовалось бы не менее 60 миллионов рублей.

В июле прошлого года Храм всех религий посетили первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев и министр культуры республики Айрат Сибагатуллин. В Минкульте действительно задумались о присвоении строению статуса объекта культурного наследия — это позволило бы ведомству взять на себя обязательства по его сохранению и содержанию либо выкупить Храм всех религий у наследников Ханова. Ориентировочно комплекс оценивался в 30 миллионов рублей.

«Мы уже дали заключение и предложение о том, что объект может быть классифицирован как мемориальный дом-мастерская Ильдара Ханова — объект культурного наследия, памятник, но, конечно, не архитектурный, а мемориальный, — пояснила порталу «Татар-информ» специалист по проведению государственной историко-культурной экспертизы Министерства культуры РФ Фарида Забирова. — Личность Ильдара Ханова, особый суровый стиль его картин на пересечении авангарда, соцреализма и мексиканского стиля заслуживают этого. А с архитектурной точки зрения это совершенное сумасшествие и может рассматриваться разве что как арт-объект».

Четырехлетний имущественный спор закончился победой младшего брата покойного скульптора в ноябре 2016 года. Ильгиз выкупил долю своей племянницы и получил права на 4/5 доли собственности территории. Оставшиеся 1/5 доли принадлежат сестре создателя Вселенского храма. Ханов-младший неоднократно заявлял, что планирует открыть Храм всех религий для свободного посещения, а также рассчитывает оформить договор о частно-государственном партнерстве по содержанию объекта.

Не доставайся же ты никому

Представители конфессий, представленных в мультикультурном центре, не поддерживают существование комплекса. Дополнительные трудности создает то, что Вселенский храм не соответствовал требованиям безопасности, а значит, пускать туда посетителей до проведения капитального ремонта было нельзя. К тому же Мансур Зиннатов, отказывающийся освободить здание, угрожал взорвать его или поджечь.

«Два дня назад ему сказали, чтобы он собирал вещи и выезжал оттуда, — рассказал порталу ProKazan.ru Ильгиз Ханов. — Он грозился, что подожжет себя и здание, но его слова мы не приняли всерьез».

Тело Зиннатова обнаружили спасатели, тушившие пожар на территории комплекса. По факту произошедшего началась доследственная проверка. В Следственном управлении СК по Республике Татарстан наиболее вероятной причиной произошедшего считают поджог: на месте нашли следы горючей жидкости и несколько очагов возгорания.

«К моменту прибытия пожарных никто не встречал. Охраны не было, все было закрыто. Сложности возникли при попытке попасть внутрь — приходилось вскрывать металлические конструкции кровли. Здание имеет сложную конструкцию с галереями и переходами. Развернуть автолестницу было сложно, потому что нет свободных подъездов», — рассказал заместитель начальника главного управления МЧС по республике Татарстан Рафаэль Мотыгуллин. По его словам, существенные повреждения получила крыша и несколько комнат, нетронутой огнем осталась лишь половина здания.

После произошедшего новоиспеченный владелец здания Ильгиз Ханов усомнился в том, что в восстановлении здания есть смысл. «А зачем восстанавливать? Для кого? — спрашивает он. — Я строил 20 лет. Брат строил 20 лет. Нашелся один сумасшедший — облил все бензином и поджег. Почему вы думаете, что если мы все восстановим, не найдется другой человек, который снова все подожжет? Зачем делать то, что неугодно людям?»