«Люди погрузились в шоковое состояние»

Верят ли латыши в угрозу военного вторжения России

Фото: Ints Kalnins / Reuters

На днях спикер парламента Латвии Инара Мурниеце (фракция праворадикального «Национального блока») призвала жителей республики готовиться к возможному нападению со стороны России. Действительно ли латвийский народ верит в войну с восточным соседом и как можно разрушить эти стереотипы? Об этом «Лента.ру» поговорила с Раймондом Рубловскисом — полковником запаса, ранее являвшимся представителем Латвии в высшем военном командовании НАТО, командиром военной полиции и главой службы безопасности президента и сейма республики.

«Лента.ру»: Как вы оцениваете заявления о возможности прямого конфликта между Россией и НАТО? Ведь единственная территория, где РФ граничит с альянсом, — это как раз страны Прибалтики.

Рубловскис: Создается впечатление, что пик эскалации уже миновал. Что бы там ни говорили, но после победы на выборах в США Дональда Трампа уровень напряженности между Россией и НАТО все же снизился. Страшнее всего было в 2014-2016 годах, когда вероятность самого негативного сценария представлялась достаточно высокой. И, разумеется, это очень пугало жителей нашего региона, который в случае войны превратился бы в поле боя.

Сейчас, конечно, воинственная риторика все еще из обихода не вышла, а в страны Балтии прибывают на дислокацию батальоны НАТО. Но Украина, послужившая первоначальной причиной этого кризиса, нынче отошла на второй план — гораздо больше внимания привлекает Сирия и даже Северная Корея. Главной опасностью теперь представляется радикальный исламизм, террористы ИГ («Исламское государство»; запрещенная на территории России террористическая организация — прим. «Ленты.ру»). А опасность прямого боестолкновения в Прибалтике хоть и не сошла на нет, но очень снизилась.

Есть мнение, что при нынешнем уровне напряженности война может начаться даже из-за случайности.

Да, исторические примеры свидетельствуют, что причиной крупного конфликта может стать даже незапланированный инцидент, незначительный, на первый взгляд, пустяк, сыграть по принципу «домино» и очень быстро привести к эскалации. В прошлом и позапрошлом годах на Балтике зафиксированы случаи опасного сближения военных самолетов и кораблей РФ и НАТО. Поэтому возможность трагических случайностей исключить нельзя. Причем внушает опасение тот факт, что вблизи линии разграничения между НАТО и Россией находится немало мегаполисов: с одной стороны Рига, Таллин, с другой — Санкт-Петербург.

Однако тут нужно четко понимать, что те несколько батальонов НАТО, что сейчас дислоцируются в странах Балтии, никакой угрозой для России не являются. Эти три-четыре тысячи человек представляют совершенно незначительную силу, если сравнивать с российскими военными мощностями. Стороны должны договориться о том, как исключить опасные инциденты, и здесь очень важно, чтобы между ними поддерживался постоянный прямой контакт на самом высоком уровне. Ну и, разумеется, нужен новый договор об ограничении разного рода вооружений на европейском континенте, ибо старые больше не работают. Думаю, что ни в Москве, ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе, ни в Берлине нет желающих доводить ситуацию до точки невозврата.

Как известно, страны Балтии несут серьезный экономический урон от «войны санкций» между Западом и Россией. На ваш взгляд, эту проблему как-то можно разрешить?

Я считаю, что дождаться отмены санкций вполне возможно, тем более что уже ясно, что своей цели они не достигают. Если у кого-то и была надежда, что таким образом можно сменить политический режим в России и ее внешний курс, то сейчас понятно, что она не оправдалась. В итоге пострадал только бизнес. Отмене санкций будет предшествовать неофициальный переговорный процесс, а потом, надеюсь, последуют и конкретные решения. К слову, я не сторонник представления о едином западном блоке. Единства там нет, поскольку у входящих в него стран весьма разные мнения о том, как надо себя вести с Россией. Найти общий язык вполне реально.

Вряд ли сейчас есть шанс снять базовые противоречия между НАТО и Россией, но можно снизить риск военных обострений, позволить соперничеству осуществляться исключительно в мирном русле. Тем более что у России и Запада есть и точки соприкосновения, общий враг в лице тех же радикальных исламистов. Нужно совместными усилиями давить терроризм на Ближнем Востоке и пытаться как-то реанимировать государственность Сирии и Ирaкa.

А как у стран Балтии складываются отношения с администрацией нынешнего президента США?

Практически все правящие политики Литвы, Латвии и Эстонии делали ставку на победу Хиллари Клинтон, а Трампа никто из них всерьез не рассматривал. Ряд здешних должностных лиц, политиков отметились жесткими высказываниями в адрес Трампа. После того как президентские выборы в США стали свершившимся фактом, все эти люди погрузились в шоковое состояние, и лишь потом начались напряженные попытки установить контакт. Но не исключено, что в свое время Трамп еще припомнит, как политики стран Балтии поливали его грязью.

В Латвии, Литве и Эстонии много говорят о необходимости противодействовать «российской пропаганде». Неужели этот вопрос действительно стоит так остро?

Да, совокупность транслируемых Россией точек зрения многими у нас воспринимается негативно — отсюда разговоры о том, что нужно организовать какое-то информационное противодействие. Например, в Риге есть Центр стратегической коммуникации НАТО (NATO Stratcom), который летом позапрошлого года открыл американский сенатор Джон Маккейн. В его задачи входит и отслеживание «российской пропаганды». Давно идут разговоры о создании общего для стран Балтии русскоязычного телеканала, но под этот проект еще нужно найти финансирование, создать для него привлекательный контент.

Если ознакомиться с заявлениями прибалтийских политиков, создается впечатление, что они всерьез ждут нашествия «зеленых человечков» из России…

Здесь существует ряд политических партий, чуть ли не единственным козырем которых является крик «Русские идут!». Использовали, используют и будут использовать. Другая повестка дня практически отсутствует, а ведь нужно объяснять избирателю, почему жизнь под властью этих партий не становится лучше. Поэтому специально создают впечатление осажденного лагеря, дабы объяснить отсутствие качественной работы по решению социально-экономических проблем. Дескать, не до жиру, если готовится напасть коварный враг.

У нас достаточно часто происходят выборы, то в сейм, то в органы самоуправления, то в Европарламент — так что работать пропагандистам приходится постоянно. Но большинство народа в нападение России, думаю, все же не особенно верит. Люди понимают, что у Москвы нет никаких причин идти на страшные военные и политические риски.

То есть «оборонные» аргументы уже не находят широкого отклика у избирателей?

Нет, не думаю. В Латвии 3 июня состоятся муниципальные выборы, причем основное внимание приковано к тому, как проходит борьба в Риге. Партии, использующие алармистскую риторику, пытаются сбросить с кресла мэра Нила Ушакова — он возглавляет партию «Согласие», выступающую за проведение прагматичной внешней политики. И уже практически нет сомнений в том, что оппонентам Ушакова их крики о том, что, дескать, мэр Риги «продался Москве», не помогут. Список, возглавляемый Ушаковым, одержит убедительную победу в Риге.

В следующем году в Латвии состоятся очередные парламентские выборы, которые, судя по всему, принесут смену правящей коалиции. Либерально-националистическая партия «Единство», которая с 2011 года была главной правящей силой страны, сейчас переживает период глубокого упадка. Скоро, очевидно, она прекратит существование или, по крайней мере, проведет ребрендинг. Возможно, что «Согласие», которое уже много лет безуспешно пытается пробиться в правительство, в 2018-м все же в нем окажется. Раньше «согласистам», которые уже дважды формально побеждали на парламентских выборах, оба раза сформировав самую крупную фракцию, националистические партии не давали даже шанса попасть в коалицию.

А возможны ли какие-либо примиренческие шаги государств Прибалтики по отношению к Москве?

Тут надо понимать, что поведение стран Балтии в этом вопросе очень зависит от текущего состояния российско-американских отношений. Для того чтобы смягчилась риторика местных политиков, нужно, чтобы Трамп договорился с Путиным. Впрочем, голос разума слышен и сейчас. Например, в Эстонии после ухода прежнего президента Ильвеса и назначения нового премьер-министра Юри Ратаса стали все чаще высказываться мнения о необходимости как-то наладить отношения с восточным соседом. В Латвии тоже есть силы, отстаивающие необходимость добрососедства.

Президент Латвии Раймонд Вейонис говорит о необходимости как-то урегулировать проблему массового негражданства в стране. Это возможно?

Я очень хорошо знаком с Вейонисом и могу сказать, что в целом он находится на своем месте. В частности, его инициативы в отношении неграждан очень разумные. Президент понимает, что в одночасье исправить проблему, висящую на государстве уже четверть века, невозможно, но он искренне пытается что-то делать. Но в нашем государственном устройстве президенту отводятся, главным образом, лишь представительские функции: он может предлагать, а не отдавать приказы. Ну а то, что правящие партии не хотят допустить никаких послаблений в процессе натурализации неграждан, объясняется обычным политическим эгоизмом. Если в стране в одночасье появится несколько сотен тысяч новых избирателей, это немедленно скажется на результатах выборов. Поэтому правящие пытаются заморозить ситуацию, невзирая на пожелания президента, на рекомендации со стороны ЕС решить уже как-то этот вопрос.

В государствах Прибалтики есть какое-то представление, как бороться с оттоком населения в Западную Европу?

Да, эта проблема очень болезненная для всех трех стран Балтии. В Латвии уже осталось меньше 2 миллионов населения, Литва тоже очень сильно пострадала. Меньше всего уезжают из Эстонии, но эта республика изначально обладала самой малой численностью жителей в нашем регионе. Уезжают, как правило, молодые и энергичные, остаются пенсионеры. Конечно, понимание того, что в будущем эта тенденция обернется плачевными последствиями, есть. Существуют разные планы реэмиграции, но нет четкого понимания, как они будут выполняться. Чтобы люди вернулись, нужно создать им достойные социальные условия, многочисленные рабочие места с достойной оплатой. Требуется наладить в стране качественную медицину и образование — пока у нас с этим существенные проблемы. Но поднять экономику не получится, если мы будем жить в потенциальной «прифронтовой зоне». Добрососедские отношения с Россией необходимы нам в первую очередь для улучшения благосостояния государства.

Нет ли опасений, что Прибалтика станет местом осуществления террористических атак?

Уповать лишь на то, что мы маленькая незаметная страна, было бы неразумно. Недавно произошли теракты в Стокгольме и Петербурге — географически совсем недалеко от нас. Террористы не обязательно могут атаковать именно жителей нашей страны: в Латвии множество посольств разных стран, а также объектов НАТО. К тому же уже отмечены случаи, когда уроженцы Латвии уезжали воевать в рядах ИГ. Но у нас в этом плане жесткое законодательство: совсем недавно на реальный тюремный срок осудили одного латыша, вступившего в «Исламское государство», но возвратившегося на родину. Кроме того, разработан закон, по которому людям, подозреваемым в экстремистских намерениях, может быть запрещен выезд из Латвии.

А не может ли случиться, что ЕС отправит в Прибалтику десятки тысяч беженцев с Ближнего Востока?

Евросоюз в этом плане не всесилен. Мы видим примеры Венгрии и Польши, категорически отказывающихся размещать у себя большие массы беженцев. Катастрофическое падение рейтингов партии «Единство» оказалось обусловлено именно тем, что они выступали за то, чтобы полностью покориться воле Брюсселя в вопросе беженцев и принять в Латвии столько мигрантов, сколько потребуют. Остальные латвийские политики не готовы идти навстречу ЕС в этом вопросе. На данный момент большинство беженцев, полагающихся Латвии по ее небольшой квоте в несколько сотен человек, уже прибыли в нашу страну. И быстро ее покинули, ибо здешний уровень жизни оказался далеко не тем, на который они рассчитывали. С введением безвизового режима возможен еще некоторый приток в Прибалтику украинских гастарбайтеров, но они тоже в основном нацелены на страны побогаче нашей.

Уже несколько раз раздавались призывы снести памятник советским солдатам в Риге. Это может обернуться какими-то действиями?

Я должен подчеркнуть, что в целом у нас в стране представители разных национальностей отлично уживаются, царит этнический мир. Латвия изначально была многонациональной страной, поэтому традиция мирного сосуществования здесь царит испокон веков. На бытовом уровне отношения, как правило, очень хорошие, много смешанных браков. Радикалы из объединения «Национальный блок», делающие ставку на запугивание «русской угрозой», стабильно имеют 5-7 процентов голосов, но больше им вряд ли светит. Однако снос советского памятника — это как раз то, что может моментально накалить страсти и привести к межэтническому противостоянию. Понимая это, власти не пойдут на демонтаж монумента. Большая часть призывов к уничтожению памятника исходит от маргинальных персонажей, но респектабельные политики стараются с этой темой не связываться.

В последнее время в Латвии приняли ряд актов, предусматривающих наказание за «антигосударственную деятельность». Не приведет ли «закручивание гаек» к установлению диктатуры?

Не верю, что такое возможно. Для установления диктатуры нужна подходящая личность потенциального диктатора, а такового среди наших политиков явно не просматривается. Опять же, ЕС, частью которого мы являемся, не позволит пойти на совсем уж явные ограничения прав и свобод населения. Что касается, например, публичных призывов к свержению власти, так они наказуемы в любой стране. Я не думаю, что мы в этом плане сильно отличаемся от других государств.