«Это нацизм в чистом виде»

Латвийский оппозиционер о том, почему в сейме сравнили русскоязычных со вшами

Участники шествия ветеранов легиона «Ваффен СС»
Фото: Марис Морканс / РИА Новости

На прошлой неделе депутат латвийского сейма Эдвин Шноре сравнил русскоязычное население страны со вшами, посетовав, что русских не получается выгнать из страны. Такое заявление обескуражило многих как в Латвии, так и за ее пределами. Спустя несколько дней гражданский активист и оппозиционер Владимир Линдерман, которого власти республики считают «врагом государства», обратился в Генеральную прокуратуру Латвии с требованием начать уголовный процесс против Шноре. «Лента.ру» поговорила с Линдерманом о выходке парламентария и о том, как русскоязычным живется сегодня в Латвии.

«Лента.ру»: Как вы считаете, от вашего обращения в прокуратуру на Шноре будет какой-то толк?

Линдерман: Напомню обстоятельства дела. 19 мая 2017 года в «Газете Национального объединения» под заголовком «Цель: латышская Латвия» была опубликована статья депутата сейма Эдвина Шноре. Статья содержит следующее утверждение: «Как сказал в свое время министр общественных дел Альфред Берзиньш, если однажды пустить русскую вошь в шубу, вывести ее оттуда будет трудно. Действительно, мы видим, что приехавшие во времена СССР русскоязычные, хоть и постоянно глумятся над Латвией, из нее не уезжают». Уподобление людей другой национальности (в данном случае — русских) вшам, тараканам, червякам, бациллам и так далее является типичным приемом нацистской пропаганды. Тут Шноре подражает Генриху Гиммлеру, который говорил своим подчиненным: «Избавление от вшей — не вопрос идеологии, это вопрос гигиены. Точно так же для нас антисемитизм не является вопросом идеологии, это — вопрос гигиены».

На мой взгляд, высказывание господина Шноре подпадает под действие статьи 78 Уголовного закона Латвийской Республики («Возбуждение национальной, этнической и расовой розни»), а также, возможно, статьи 71 («Подстрекательство к геноциду»). Шанс, что прокуратура начнет уголовный процесс, есть, но я отдаю себе отчет, что он невелик. Возможно, Шноре пожурит парламентская комиссия по этике. Сама по себе статья Шноре — рядовой образчик русофобской националистической пропаганды, таких текстов много. Но вот пассаж о «русской вше»… такое встречается нечасто. Такое уже не назовешь национализмом, это нацизм в чистом виде. Тут уже не просто оскорбление, а расчеловечивание «противника», под которым подразумеваются русские жители Латвии. Вот почему я счел необходимым реагировать.

Почему только вы проявили инициативу с обращением в прокуратуру, а остальные этнические русские политики, общественные деятели и активисты не пожелали этим заниматься?

Большинство местных русских, думаю, просто в бешенстве от этой гнусной выходки. Но что касается русских общественных организаций, то они становятся все более робкими, замыкаются в том, что именуется «культурной деятельностью»: мы, мол, вне политики. В последнее время принято несколько поправок к законам, которые позволяют «прижать» общественников, если они проявляют политическую активность, многие испугались. Политики? Ну, есть партия «Согласие», возглавляемая мэром Риги Нилом Ушаковым. Но они, как всегда, не желают втягиваться в вопросы межнациональных отношений, опасаются потерять латышские голоса на выборах.

Если латвийская прокуратура не пожелает заниматься делом Шноре, возможно ли обращение в какие-то международные судебные органы?

Такой вариант отсутствует, поскольку нет необходимых европейских структур и процедур. В Европейский суд по правам человека можно обращаться (пройдя все местные инстанции), если тебя несправедливо осудило государство. Но в данном случае, этого мы хотим, чтобы государство осудило политика, позволяющего себе человеконенавистнические высказывания.

Шноре входит в ряды «Национального объединения». Какие политические перспективы у этой партии?

Должен признать, у праворадикального «Нацобъединения» прекрасные перспективы. Каких-то крутых рывков они не делают, но постоянно повышают свое представительство в муниципалитетах и парламенте. Сегодня их главный избиратель — не пенсионеры, обиженные советской властью, а молодежь, студенты. И в рядах гражданского ополчения «Земессардзе» тоже сильно их влияние, а это несколько тысяч вооруженных людей.

Много ли в Латвии политиков, разделяющих взгляды Эдвина Шноре?

Таких очень много. Это, во-первых, практически весь состав «Национального объединения», входящего в правительственную коалицию. Во-вторых, не меньше половины политиков в двух других правящих партиях — «Единстве» и «Союзе "зеленых" и крестьян». Все они поддерживают идею «латышской Латвии» и мечтают сократить численность русских в Латвии с нынешних 35-37 процентов до 10-12 процентов. То есть превратить русских из политически активного меньшинства в безопасное, с точки зрения правящих, «фольклорно-музейное» меньшинство. Другое дело, что основная часть местных политиков обучилась европейскому этикету, они поняли, что можно произносить громко и публично, а что — нельзя. Научились заворачивать националистические идеи в политкорректную европейскую обертку. А Шноре и еще несколько представителей «Нацобъединения» не научились или просто пренебрегают этим. Вот и вся разница.

Шесть лет назад вы были главным организатором референдума за русский язык, чтобы он стал вторым государственным. Не получилось. А как вы сейчас оцениваете положение с русским языком в Латвии?

Дерусификация продолжается — в отношении русских школ, СМИ и русских общественных организаций. Но несколько изменилось «направление главного удара». Теперь меньше нажимают на язык, больше на «лояльность». Тут, возможно, сыграли роль рекомендации американцев. Тот же сенатор Маккейн, когда не так давно был в Риге, сказал примерно следующее: пусть русские говорят по-русски, но добейтесь, чтобы они не смотрели в сторону Москвы. И все последние законы направлены именно на это. На русских учителей, журналистов и общественников «наезжают» сейчас реже из-за языка, чаще обвиняют в нелояльности.

Каким же образом определяется «нелояльность»?

Само понятие «лояльность/нелояльность» в законодательстве не расшифровывается. Но по факту всем понятно, что под этим подразумевается. Например, педагог обязан обучать детей тому, что с 1940 года Латвия была оккупирована Советским Союзом и что оккупация продлилась до 1991 года. Соответственно, Вторая мировая война была схваткой двух тоталитарных режимов, 9 Мая — враждебный Латвии праздник, а русский язык не может иметь официального статуса в республике. В свою очередь, современная Россия для них — агрессивное государство, способное напасть на страны Прибалтики. Педагог, который отклоняется от этой официальной линии, может быть признан нелояльным.

А как вы оцениваете социальное положение и перспективы русского меньшинства?

У многих латвийских русских сегодня большие проблемы с трудоустройством в родной стране. И отчасти трудности связаны именно с тем, что они русские. Например, для большинства русских сегодня закрыт путь на госслужбу. Но именно государственная служба является сегодня в Латвии самым надежным, самым стабильным источником дохода, с гарантией более-менее достойного пенсионного обеспечения. Политик, для которого родным языком является русский, может подняться по карьерной лестнице. Но для этого он должен отказаться от своей «русскости» — по крайней мере, сделать практические шаги или публичные заявления, демонстрирующие такой отказ. Конечно, случаются исключения, ведь политиков все-таки не назначают, а выбирают. Однако эти исключения в основном лишь подтверждают правило.

Когда, на ваш взгляд, негражданам Латвии дадут гражданство?

Им предоставят гражданство тогда, когда их станет настолько мало, что они не смогут существенно повлиять на результаты выборов. Сейчас неграждан примерно 230-240 тысяч. Даже если вычтем несовершеннолетних и учтем, что треть населения стабильно не ходит на избирательные участки, все равно получается довольная солидная порция голосов, которая можно снизить представительство правых партий в парламенте и самоуправлениях крупных городов. Ригу они потеряют навсегда, без шанса вернуть, а заодно— и Даугавпилс, и Лиепаю. Кто ж на такое пойдет? В политике филантропов не бывает. Ближайшие выборы в самоуправления — через полторы недели, следующие — в 2021-м. На эти выборы неграждан не пустят. А вот в 2025-м, скорее всего, милостиво разрешат проголосовать. Вот когда останется неграждан тысяч 40-50, тогда и дадут им гражданство и еще изобразят это как милость и жест доброй воли.

Представители правящей коалиции дали понять: подарков негражданам к столетию учреждения Латвийской Республики в 2018 году не планируется. Разве что какие-то мелкие поблажки, слегка упрощающие процедуру натурализации. Это может заинтересовать лишь тех, кому отсутствие гражданского паспорта не дает возможности официально трудоустроиться в ЕС. Что видится более реальным — допуск неграждан в ближайшем будущем к выборам в Европарламент. Выдвинутая евродепутатами от Латвии и Эстонии Татьяной Жданок, Андреем Мамыкиным и Яной Тоом инициатива о предоставлении негражданам права избирать евродепутатов имеет шансы на успех. Во-первых, здесь задействуются внешние механизмы, неподконтрольные местной власти. Во-вторых, правящие партии вряд ли будут стоять насмерть в этом вопросе. Большого урона участие неграждан в выборах в ЕП им не нанесет.

Президент Латвии Раймонд Вейонис в прошлом году «завернул» законопроект о борьбе с «нелояльными». Значит, власти Латвии дорожат имиджем демократического государства?

Первое, там имело место давление со стороны ряда статусных латышских журналистов. Законопроект в начальной редакции ущемлял и их права, поскольку позволял подверстать под «нелояльность» любую критику властей. Второе, шум был поднят очень большой, гордо могу сказать, что и я тогда немало «пошумел» в СМИ. В итоге делом заинтересовались американцы. Они и посоветовали латвийским властям не закручивать гайки слишком сильно, чтобы не сорвать резьбу. И те в результате прислушались.