Девочка не промах

История 16-летней немки, сбежавшей от семейных проблем в ИГ и ставшей снайпером

Фото: Loubna Mrie / Reuters

В конце июля иракские военные обнаружили в Мосуле шестнадцатилетнюю немку Линду Венцель, год назад уехавшую из Германии воевать на стороне боевиков «Исламского государства». Отличница из тихого провинциального городка Пульсниц, в котором проживают 7,5 тысяч жителей, «служила» у экстремистов снайпером. Радикализация девушки проходила стремительно на глазах родителей, друзей и учителей. Однако никто не обратил на это внимания. Как школьница дошла до жизни такой и какое наказание ей грозит, выясняла «Лента.ру».

Цена толерантности

«Ты такая молодец, вот тебе Коран», — примерно такие слова произнесли родители 15-летней Линды Венцель, когда узнали, что их дочь — одна из лучших учениц в классе, увлекающаяся математикой, химией и физикой, — заинтересовалась исламом. Новое хобби девушки не показалось им удивительным, ведь она всегда много читала, расширяя кругозор.

Тогда они еще не знали, что в интернете Линда познакомилась с молодым мусульманином-чеченцем, приняла его религию и записалась на курсы арабского, чтобы в ближайшее время покинуть дом и присоединиться к боевикам террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России).

«Мы и понятия не имели о том, что с ней происходит. Когда наступил Рамадан, она сказала, что ничего не ест, потому что села на диету», — вспоминает мать Линды. Учителя рассказывают, что в последние два месяца перед исчезновением девочка стала довольно замкнутой. Ее друзья тоже заметили перемены: Линда стала консервативно одеваться, носить с собой Коран, выкладывать в соцсети фото в платке, а вместо американского рэпа слушать арабскую музыку. Однако никто тогда не придал этому особого значения.

Меж тем радикализация девушки проходила стремительно: в мае прошлого года она начала переписываться с молодым джихадистом, а уже через два месяца, 1 июля, выкрав у матери паспорт и деньги, отправилась из родного городка Пульсниц (расположен в Саксонии) во Франкфурт, а оттуда — в Стамбул. Из Турции она перебралась в Сирию, где и вышла замуж за боевика.

Мать девушки забила тревогу, когда Линда была уже далеко от дома. «Она сказала, что выходные проведет у подруги. Когда в условленное время дочь не пришла домой, я позвонила в полицию. В ее комнате стражи порядка обнаружили молельный коврик и квитанцию на покупку билета на самолет до Стамбула. Я была в шоке, ведь Линда никогда не воровала и не обманывала нас (...) Видимо, ей очень хорошо промыли мозги. Надеюсь, что все же мы сможем ее вернуть», — сообщила женщина.

В Сирии следы девушки оборвались. Мать и отец Линды не слышали о ней более года. Как пишет Süddeutsche Zeitung, изредка беглянка звонила лишь старшей сестре. Последний раз они общались в январе, Линда рассказала, что вместе с мужем перебралась в иракский город Мосул.

Напуганный стрелок с грудным ребенком

«Когда мы нашли ее, она была такая бледная, напуганная, вся в пыли, на шее болтался какой-то разноцветный платок», — описывают девушку обнаружившие ее в июле этого года иракские военные. Вместе с ней в тоннеле под руинами одного из разрушенных домов в старой части Мосула находились еще 20 женщин из России, Турции, Канады, Ливии и Сирии. На многих из них были пояса смертниц.

Боец иракского спецподразделения, обнаруживший женщин, утверждает, что Линда выглядела напуганной, а на руках у нее был ребенок. «Не знаю, ее ли это сын, но она его из рук не выпускала», — рассказал военный. Поначалу девушку из-за ее плохого арабского приняли за похищенную боевиками ИГ езидку. Однако вскоре стало ясно, что среди исламистов она находилась добровольно.

Линда призналась, что примкнула к экстремистам добровольно и была у них снайпером. По словам немки, ее главной целью были иракские военные. Сколько человек ей удалось убить за год, девушка не уточнила.

«Я хочу домой, к семье»

Оказавшись за решеткой, немка заявила, что очень сожалеет, что воевала на стороне террористов, и готова сотрудничать со следствием. «Я хочу как можно быстрее выбраться отсюда, убежать от этой войны, оружия, от этого шума. Я хочу домой, к семье», — заявила она в интервью журналистам.

Впрочем, слова иракского спецназовца — того самого, что задержал Линду в Мосуле, — заставляют усомниться в том, что она искренне сожалеет о случившемся. «Я не думаю, что она раскаивается в том, что примкнула к ИГ, поскольку [в момент задержания] она выглядела злой и отказывалась принимать от нас какую-либо помощь», — цитирует его The Sun.

В настоящее время девушка находится в тюремной больнице в Багдаде: в результате бомбардировок союзников Линда получила два ранения. Один осколок задел левый бок, другой — правое колено. «Ничего серьезного, я уже хорошо себя чувствую», — заверяет она.

Немецким СМИ Линда призналась, что с головой ушла в ислам, потому что после развода родителей чувствовала себя несчастной. Особенно нелегко ей жилось в новой семье матери — с отчимом и его дочерью.

Почему девочка из протестантской семьи, ранее не интересовавшаяся религией, стала искать утешение в исламе, остается загадкой. Но, как бы то ни было, именно тогда она начала посещать мусульманские сайты и общаться в чатах с правоверными. Для этого она завела второй аккаунт в сети Facebook. Девушка даже успела привлечь внимание немецких спецслужб, заподозривших ее в том, что она планирует теракт. Однако Линда покинула пределы ФРГ до того, как ее взяли в разработку.

О жизни девушки на подконтрольных ИГ территориях известно немного: сразу после приезда она вышла замуж за чеченца, потом семья перебралась в Ирак. Однако счастье с джихадистом продлилось недолго — мужа Линды убили через несколько месяцев после свадьбы.

Наказание за преступления

«Никогда прежде моя малышка не выглядела такой грустной и серьезной, — заявил отец девушки, 52-летний рабочий по имени Райнер, когда увидел по телевизору ее фотографию во время ареста. — Но все же для меня самое главное, что она жива».

По иракским законам, за пособничество боевикам «Исламского государства» Линде грозит смертная казнь. При этом до исполнения приговора девушке придется провести за решеткой еще шесть лет. Высшая мера наказания в стране применяется лишь в отношении тех, кто достиг 22-летнего возраста.

В настоящее время Министерство иностранных дел ФРГ, Федеральная разведывательная служба страны, а также посольство Германии в Ираке ведут переговоры с иракскими властями о том, чтобы разрешить Линде вернуться на родину. Ситуацию осложняет то, что между Берлином и Багдадом не заключен договор об экстрадиции преступников. В случае если девушке все же удастся приехать домой, за участие в террористической деятельности ей грозит до 10 лет лишения свободы.