Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Дважды отверженные

Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество

Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01
Фото: Rodi Said / Reuters

По мере того как правительственная армия при поддержке сил коалиции и шиитских ополчений очищает от боевиков «Исламского государства» все новые территории Ирака, сотни женщин и детей, вырвавшихся из плена экстремистов, устремляются домой, мечтая вернуться к нормальной жизни. Однако в родных поселках многих ожидает холодный прием. В то время как одним, находившимся в сексуальном рабстве, помогают восстановиться в специально созданных центрах психологической помощи, другие оказываются за решеткой. Почему это происходит, выясняла «Лента.ру».

«В камере было очень холодно, туалет сломан (...). Я хотела наложить на себя руки, постоянно плакала, умоляя их выпустить меня оттуда», — описывает 22-летняя Надия условия жизни в тюрьме города Эрбиль. Она рассказала, что первые 17 дней ее держали в одиночном заключении, пытаясь выбить признание в связях с террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России). Арестованной не предоставили адвоката и не давали возможности связаться с семьей.

В тюрьме Надия, сбежавшая от боевиков ИГ, оказалась из-за двух снимков, которые в ее телефоне обнаружили бойцы пешмерга. На одном фото запечатлен ее муж с длинной бородой и оружием в руках, на другом — она с распущенными волосами, довольно ярко накрашенная и в черной кепке с флагом ИГ. «Это была шутка, дурацкая шутка. Фотография была сделана для того, чтобы поглумиться над ИГ, так как боевики группировки считают, что женщины должны ходить без макияжа, с покрытой головой, скрывая свои лица. Если бы экстремисты увидели эту фотографию, они бы сразу убили меня», — рассказывает женщина. Однако ей не поверили.

Подальше от мужа-боевика

В 2012-м Надия вышла замуж за фермера. Через два года их деревню, расположенную в Ираке, на несколько месяцев захватили боевики «Исламского государства». Многие тогда покинули свои дома. Однако муж Надии, как и некоторые другие жители деревни, решил остаться, чтобы заботиться о скоте. Через несколько месяцев иракские войска выбили ИГ из деревни, а тех, кто не успел сбежать, назвали пособниками экстремистов.

После этого семья перебралась в Мосул, где муж Надии, не найдя работу, решил примкнуть к боевикам и начал нести службу на КПП. По словам женщины, с тех пор ее супруга как подменили. «Ему там быстро промыли мозги, он стал агрессивным, постоянно меня избивал. А ведь до того, как присоединился к экстремистам, не поднимал на меня руку», — вспоминает она. Женщина с маленьким ребенком пыталась сбежать от мужа. Разъяренный супруг пообещал отобрать у нее дочь, если она повторит попытку.

Когда супруг Надии отказался пойти воевать на передовую, его жестоко избили и бросили на два месяца в тюрьму. Выйдя на волю, он бежал в Турцию. «Мы с дочерью приехали к нему. Он снова начал избивать меня. Узнав, что мы планируем вернуться в Ирак, он выгнал меня из квартиры, запретив взять ребенка», — рассказала Надия.

Напуганная женщина в одиночку пересекла границу на юге Турции и оказалась в Иракском Курдистане. Она надеялась разыскать родственников и вернуться к нормальной жизни подальше от войны, однако вместо этого оказалась за решеткой.

Надия провела в тюрьме уже год, ей предъявили обвинение в участии в деятельности террористической группировки. Теперь молодой женщине грозит до 15 лет лишения свободы.

Из плена в тюрьму

В тюрьме, помимо Надии, содержится множество женщин, которым выдвинули похожие обвинения. По словам заключенных, их единственное преступление состоит в том, что они побывали в плену у ИГ: экстремисты мучили их, насиловали, убивали их родных и друзей. Больше всего не повезло тем, кто связан с боевиками родственными узами. Одна из заключенных призналась, что ее бросили за решетку несмотря на то, что со своим дальним родственником, впоследствии примкнувшим к «Исламскому государству», она виделась всего один раз — на семейном торжестве в 2002 году.

Еще одна женщина рассказала, что ее задержали вместе с мужем, бывшим иракским полицейским, по подозрению в связях с боевиками из-за того, что их дом — единственный во всей деревне — не разрушили экстремисты. Но, по ее словам, их жилище уцелело потому, что в нем расположился отряд радикалов, хозяев же при этом просто выставили на улицу.

Зачастую в душных камерах вместе с матерями томятся дети в возрасте от 10 месяцев до восьми лет. Их лишь иногда выпускают на прогулку в тюремный двор. Ни одной из арестованных не предоставлен официальный защитник. Многим приходится ждать суда около года.

Женщины рассказывают, что иногда бойцы Сирийского и Иракского Курдистана принуждают их сознаваться в преступлениях, угрожая избить или изнасиловать. Так произошло с езидкой Бассемой Дервиш, матерью троих детей, попавшей в рабство к одному из главарей ИГ. Она объясняла, что боевик постоянно издевался над ней, подвергая сексуальному насилию, однако ее заставили сознаться в причастности к убийству трех бойцов пешмерга, которые помогли ей бежать. Почти два с половиной года она провела в заключении, ожидая суда. Ее дело еще не закончено.

Рука помощи

Те, кому удалось доказать свою невиновность, попадают в специальные центры, где им оказывают психологическую помощь. Так произошло с 19-летней Махой, которой удалось сбежать от своего хозяина — боевика ИГ. Девушку похитили в августе 2014-го, когда экстремисты вторглись в город Синджар на северо-западе Ирака. «Как и других жительниц Синджара, меня разлучили с семьей и подарили эмиру ИГ, который все время жестоко насиловал меня. Это было просто ужасно. То, что он со мной делал, не одобрила бы ни одна из религий. Я ненавидела эту жизнь и мечтала о самоубийстве», — вспоминает несчастная.

Оказавшись в городе Дохук, она обратилась в женский центр, теперь с ней работают психологи. «Сейчас мне намного лучше, — призналась Маха. — Я воссоединилась с сестрой, а ведь вначале отказывалась встречаться с ней, потому что боялась, что просто не вынесу этого: она так похожа на нашу маму, о судьбе которой мы ничего не знаем».

Перед правительством Иракского Курдистана стоит непростая задача: необходимо обеспечить безопасность иракцев, пострадавших во время оккупации их местности боевиками, и при этом вычислить тех, кто является сторонником ИГ. «Вначале правительству Иракского Курдистана нужно провести беспристрастные расследования, чтобы выявить связи женщин с "Исламским государством", предоставить им адвокатов и гарантировать справедливое судебное разбирательство, — пишет Foreign Affairs. — Нельзя выбивать из заключенных признательные показания и жестоко обращаться с ними. Союзники по международной коалиции должны повлиять в этом вопросе на правительство Иракского Курдистана. Подвергая преследованиям женщин, пострадавших от рук боевиков, курды лишь подпитывают распространяемые экстремистами слухи о том, что бойцы пешмерга и их союзники — вовсе не друзья, а враги арабов».

Мир00:06 7 августа

Профессор из халифата

Самый опасный террорист мира: что известно о Разрушителе — новом главе «Исламского государства»?