Есть надписи на русском языке

Зачем креативный директор Balenciaga носит кеды с именем Земфиры

Куртка: Катя Dobrяkova
Куртка: Катя Dobrяkova
Фото: Артур Нечаев

Поколение, ходившее в школу в 1980-е, наверняка вспоминает (кто с ностальгией, а кто и без) изрисованные авторучкой или фломастером кеды, сумки из кожзаменителя и прочие подходящие для самовыражения поверхности. Ни ругань родителей, ни выговоры учителей не могли остановить подростков, желающих поведать таким нехитрым образом миру о своей любви к «Кино», Kiss или «Спартаку». Кто бы мог подумать, что спустя три десятка лет это снова войдет в моду — и вовсе не среди школьников с делинквентным поведением.

В Советском Союзе, как известно, делали ракеты, перекрывали Енисей, а также опережали весь остальной мир в области классического танца. Однако по части поп-культуры советская молодежь вплоть до самых последних лет существования первого в мире государства рабочих и крестьян пребывала в почти абсолютном неведении (хорошо это или плохо — вопрос дискуссионный и выносится в комментарии к материалу). Но в случае с расписанными вручную кроссовками подростки Страны Советов не только шагали в ногу со временем, но даже, как выясняется, немного опережали его.

Культура DIY (Do It Yourself, «сделай сам») в моде существовала всегда — большей частью, конечно, по необходимости (тут, кстати, можно вспомнить и еще один чисто советский феномен, саркастически описанный Ильфом и Петровым в образе Эллочки-людоедки из «12 стульев»: «Эллочка приобрела у домашнего скорняка Фимочки Собак шиншилловый палантин (русский заяц, умерщвленный в Тульской губернии) (…) и перешила новый пиджак мужа в модный дамский жилет»). На подиумы же она вышла — точнее, влетела — в эпоху «панк-революции» конца 1970-х, в буквальном смысле на плечах дизайнера Вивьен Вествуд, модели Джордан и вокалиста Sex Pistols Джонни Роттена. Последний, собственно, и подал идею, написав маркером на своей футболке Pink Floyd слова I Hate («я ненавижу»), превратив таким образом обычный мерчандайз в художественное высказывание и заявление позиции. В начале 1980-х идею подхватил Жан-Шарль де Кастельбажак, вручную раскрашивавший платья слоганами и рисунками в «наивной» манере.

Demna's sneakers @vetements_official #outside @gosharubchinskiy #pmfw

A post shared by Self Service Magazine (@selfservicemagazine) on

В 2017 году порядком подзабытый тренд внезапно вернулся. Первой ласточкой стало появление еще в январе прошлого года на публике основателя марки Vetements и креативного директора Balenciaga Демны Гвасалия в белых кедах Converse, вручную украшенных творцом многозначительными фразами на английском, большой надписью «Земфира», несколько кривоватой «мерседесовской» звездой и понятной каждому, кто вырос к востоку от Бреста, сентенцией «они устали». Поскольку все, что ни сделал бы Гвасалия, воспринимается нынче в фешен-кругах как откровение, последователи не заставили себя ждать — к тому же доминировавшая пару сезонов подряд лаконично-белая спортивная обувь порядком наскучила.

Расписанные кроссовки в этом сезоне появились у самых разных брендов — объединяет их всех разве что астрономическая цена. Даже у демократичного Adidas модель Stan Smith Michaël Edery Custom с нанесенными французским художником Михаэлем Эдери надписями yes I’m crazy и nobody is perfect («да, я безумен» и «никто не совершенен») обойдутся в 20 тысяч рублей. А творение самого Гвасалии для другого известного спортивного бренда, Vetements x Reebok Instapump Fury, стоило в момент выпуска 624 доллара — сейчас вся серия уже распродана и на eBay предлагается раз в два дороже.

Не отстают и дизайнеры с историей: Dolce & Gabbana предлагают изукрашенные заклепками, заплатками и рукописными надписями и «пацификами» кеды — за каких-то 58 тысяч рублей.

Самое элегантное, пожалуй, решение предложил Maison Margiela: белые кроссовки 22 Replica Low "Leave A Message" сделаны из синтетического материала с «эффектом бумаги» и продаются в комплекте с фирменным несмываемым маркером, которым и предлагается самостоятельно украсить обувь за 555 евро.

Впрочем, одной обувью дело снова не ограничивается: в осенне-зимней коллекции Gucci, к примеру, каракулями исписаны топы и футболки — совсем как в славные времена панк-анархизма. Поскольку каракули эти — не просто так каракули, а творчество испанской современной художницы Coco Capitan, на стоимости топов и аксессуаров они отражаются исключительно в сторону увеличения. Насколько долговечным окажется этот тренд? «Лента.ру» решила опросить ведущих молодых дизайнеров России.

Катя Добрякова:

Я давно использую и поддерживаю прием намеренной «порчи» одежды фломастерами. Люблю кастомизировать джинсовки маркерами и делаю это уже несколько лет. Для любителей покреативить самостоятельно я сделала лимитированную коллекцию футболок, которые в комплекте с фломастером и баллоном краски лимитированно будут продаваться в ЦУМе, «Цветном» и ДЛТ. Сейчас с удивлением прочла, что Maison Margiela применил тот же прием с кроссовками, и окончательно убедилась, что идеи летают в воздухе.

Дарья Самкович, I AM Studio:

Мне кажется, это протест против люкса. В этом есть нотка свободы и брутальности, а это всегда сексуально. Другое дело, что я не люблю совсем бомж-style, мне кажется, в целом образ человека должен быть сбалансирован. Хотя некоторым это идет, все очень зависит от внешности.

Команда Porta 9/Portal:

Это связано с желанием современного покупателя привнести в потребление какие-то личные смыслы. Все мы сегодня вовлечены в потребление массово производимых товаров: можно сказать, что и индивидуальность сегодня становится «массовым желанием». Именно с этим желанием можно связать популярность практик кастомизации. Покупатель сегодня стремится создать историю с помощью подручных средств, а не продемонстрировать дизайнерски выверенный образ, неважно, созданный стилистами модных домов или массовых брендов. Так что расписанные, или «грязные», кроссовки — это скорее протест против засилья модных образцов, результат стремления к индивидуальности, которые производители «считывают» и успешно коммерциализируют.

Обсудить
Пришли к успеху
Американская секта порабощала женщин, клеймила их и мучила диетами
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Новый пират
Пьяный москвич угнал теплоход и пошел на абордаж
Твой папа педофил
Российские женщины все чаще обвиняют мужей в изнасиловании детей
Векселя исчезают в полдень
В Москве расследуют бесследное исчезновение ценных бумаг на 40 миллионов рублей
Король Сильвестр
Новгородский тракторист стал властелином преступной Москвы
«Замуж за американца не хочу»
История москвички, переехавшей в Лос-Анджелес и ставшей продюсером
Доброе утро, Вьетнам!
Еще одна азиатская страна сошла с ума по караоке
«Ее повел на костер собственный брат»
В отрезанной от мира деревне устроили охоту на ведьм
Жируха
В лондонской канализации нашли мерзкое нечто
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Тест: зачем машине эта штуковина?
Попробуйте угадать, зачем инженеры это придумали
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки