Темная сладость

Искушение и соблазн, от которого не могут отказаться ни мужчины, ни женщины

Фото: Алексей Константинов

Запретов в мире не меньше, чем удовольствий: пожалуй, почти любое удовольствие было или может стать запретным. Тонкий аромат табака — одно из них: когда-то он был запрещен женщинам, а в последние годы многие курильщики отказываются от сигар и напоминают себе о них только дорогим парфюмом.

Запах запрета

Европейским и американским полномасштабным антитабачным компаниям от силы полтора десятка лет, но с табаком боролись и раньше. И прежде всего его запрещали женщинам. Курение трубки в XVIII веке, сигар или папирос в XIX-м и даже сигарет в начале XX-го считалось уделом женщин либо престарелых («не отбирать же последнюю радость?»), либо деклассированных («что с них возьмешь!») — таких как Кармен, работницы с табачной фабрики, страстной и безрассудной героини новеллы Мериме и оперы Бизе. Девушки из высшего общества курили в знак протеста, но до самых «свингующих 20-х» делали это тайком или, по крайней мере, не публично. Первая мировая многое изменила и дала женщинам больше прав: они стали не только курить, но и позировать с сигаретой для фотографий и реклам. Тогда же появились и духи с ароматом табака.

«Тема табака в парфюмерии уже не меньше столетия, — рассказывает Галина Анни, парфюмер и парфюмерный эксперт, основатель парфюмерного клуба Sweet Sixties. — Исторический Tabac Blond Caron, выпущенный в 1919 году, был унисексовым ароматом и рассказывал об эмансипированной послевоенной женщине с короткой стрижкой. Она водила автомобиль, курила сигары и сама распоряжалась своей жизнью».

Уже упомянутая Кармен, а заодно и роскошные кубинские мулатки (Куба уже была популярным курортом для богатых американцев), скатывающие сигары на своих гладких смуглых бедрах, послужили источником вдохновения для второго известного табачного аромата первой четверти прошлого века — духов Habanita Molinard (1922). Молодая женщина, поигрывающая длинным перламутровым мундштуком с тонкой папиросой в нем, время от времени подносящая мундштук к ярко накрашенным губам стала символом поколения.

Постепенно число таких ароматов множилось. «Парфюмеры вдохновлялись турецкими курильнями, гаванскими сигарами и ромом, трубочным табаком, благоухающим медом и вишней, — поясняет Галина Анни. — В зависимости от идеи парфюмера, гурманские ароматы табака — этого, по мнению пуристов, «разрешенного наркотика» — создавали пространство неги, атмосферу сераля, где курят наргиле и воскуривают благовония, либо, напротив, дух закрытого мужского клуба или прокуренного боулинга с запахом виски». Кстати, мед появился в качестве «партнера» табака неслучайно: это первая природная сладость, которую человечество знает куда дольше, чем сахар, и поэтому мед тоже воспринимается как символ неги, роскоши и греха. Мед использовали не только для подслащивания, но и для процедур ухода за кожей, а заодно и для литературных иносказаний и намеков на грех.

Вариации на табачную тему дали первые ароматы, которые теперь называют «унисекс». Как поясняет эксперт, «мужчины носили табачные ароматы, чтобы подчеркнуть свою бескомпромиссную маскулинность, женщины — волнующую андрогинность», а заодно — эмансипированность, вновь обретенный статус равноправного члена общества, самостоятельно зарабатывающего себе на жизнь и не зависящего от партнера или семьи.

Как это работает

Дорогие ароматы в буквальном смысле включают в себя настоящий табак. Это достигается сложными процессами обработки парфюмерного сырья. «Абсолют табака получают экстракцией высушенных табачных листьев, — рассказывает Галина Анни. — У него землистый, глубокий, древесный, пряный, бальзамический аромат, служащий базовой нотой в дорогих духах, чьи создатели могут себе позволить такой недешевый ингредиент».

Впрочем, есть способы получить табачно-медовые аккорды и современными способами химического синтеза. «Нота меда-табака — это дамасконы, или розовые кетоны, микрокомпоненты запаха цветов розы, — поясняет Матвей Идов, химик, специалист в области душистых веществ. — У дамасконов сложный аромат. Кроме буквально розы и табачно-медового аккорда, там можно почувствовать сухофрукты, яблочный джем и даже оттенки мяты».

По словам эксперта, синтетические вещества, воспроизводящие дамасконы, особенно бета-дамасценон, конечно, не так дороги, как абсолют высушенных табачных листьев, но и не сказать что дешевы: это технологически сложный компонент. В композициях, сочетающих мед и табак, он соседствует с мускусами, кумарином (лактоном о-оксикоричной кислоты), добавляющим аромату ноту ванили, бобов тонка и миндаля, а также этилмальтолом (карамель с оттенком клубники или малины). Все сладкое, как грех.

Для него и для нее

Грех, как известно, не имеет пола. И именно табачно-медовые ароматы, как никакие другие, отражают концепцию аромата унисекс: они подходят и мужчинам, и женщинам. Впрочем, для больших парфюмеров этого деления, по сути, не существовало никогда, как долгое время не существовало его и для клиентов: почти до середины прошлого века ароматы не делились на мужские и женские, и лишь культ маскулинности, возникший тоже не без связи с мировыми войнами, заставил парфюмеров, стремящихся привлечь мужскую клиентуру, крупно писать на флаконах сакраментальное pour homme.

При этом многие из «носов», например, Пьер Бурдон, не скрывают, что, по их мнению, эта надпись и есть единственное отличие мужских ароматов от женских. В 90-е годы понятие унисекса с триумфом вернулось с легкой руки Кельвина Кляйна, хотя уже немногие тогда помнили, что история половой принадлежности ароматов совсем короткая.

С этой же концепцией подошли к созданию своего медового табака, аромата Back to Black (2006), основатель бренда By Kilian Килиан Хеннесси и его многолетняя соавтор парфюмер Калис Беккер. В этом аромате (названном, возможно, не в последнюю очередь под влиянием популярного одноименного соул-альбома 2006 года «певицы-грешницы» Эми Уайнхаус), белый мед и табак дополнены сладостью имбирного пряника, ванили, миндаля и оттенены пряностью кардамона, кориандра и мускатного ореха. Получилась очень яркая, острая, возбуждающая композиция, волнующая чувства и особенно живо раскрывающаяся в холода — на горячей коже, прикрытой мехами или нежным кашемиром.

Материал подготовлен при поддержке Estee Lauder.

С видом на фюрера
Мечту Гитлера воплощают при Меркель, и немцы этому рады
«Этим проклятым американцам мы еще покажем!»
Афганцы полюбили русских и возненавидели США
Они ушли
Русские покидают Сирию. Там остаются тысячи террористов, а войне не видно конца
Реджеп Тайип ЭрдоганВ спину не больно
Россия забыла обиды и взахлеб дружит с Турцией
Дональд ТрампСвоих не бросаем
План Трампа: спасти богатых и сэкономить на бедных
Валентин Тимаков«Дальний Восток — дорога к рынку АТР»
Валентин Тимаков — о дефиците рабочих в ДФО и пользе «Дальневосточного гектара»
Эффективное решение
Эксперты посчитали, что Парижское соглашение можно выполнить с выгодой для РФ
Poloвинка
Поездка на передней части будущего седана VW Polo для России
Чудо-Judo
Вспоминаем молодежный трансформер Nissan Judo, о котором все забыли
8 лимузинов, появление на свет которых сложно оправдать
Большие, длинные и чрезвычайно бесполезные
Погружение в кирпич
Мы посидели в новом «Гелике» и не узнали его. А потом вылезли – и узнали
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир