Новости партнеров

Кровавая уборка

Не попавшие на Украину нацисты-«чистильщики» убивали в мечтах попасть на НТВ

Фото: Александр Петросян / «Коммерсантъ»

23 октября Мосгорсуд вынес приговор «банде чистильщиков» — группе молодых людей профашистских взглядов, орудовавшей в столичном регионе. Следствию удалось доказать причастность членов организованной преступной группировки (ОПГ) к 14 убийствам. Главарь банды Павел Войтов на допросе после задержания заявил, что хотел «очистить» столицу от пьяниц и бомжей. Однако не все жертвы банды были маргиналами. Началась криминальная история группировки с того, что ее участники весной 2014 года пытались вступить в батальон «Азов», но на территорию Украины их не пустили. Подробности резонансного дела вспоминала «Лента.ру».

Серийные душегубы

Члены «банды чистильщиков» носили нацистскую символику, рассуждали о нужности радикальных перемен и даже революции в России, но в качестве жертв выбирали только тех, кто не мог оказать сопротивления. Самой старшей в их компании была 25-летняя девушка, организатором — 20-летний нацист из Латвии, осквернявший еврейские могилы и объявленный за это в розыск. На их общем счету — 14 убитых. Один из бандитов самостоятельно (вне банды) убил еще одного человека и тяжело ранил второго. Примером для подражания они считали маньяка Пичушкина и очень хотели, чтобы их показали на НТВ. И НТВ их показал — в день вынесения приговора. Но лиц их никто не запомнит.

Лишь шестеро из убитых бандой 14 человек были лицами без определенного места жительства. Остальные просто шли по делам, гуляли или решили выпить пива на улице. И их ждали дома жены, подруги, родители и дети. Так что называть эту группу бандой душегубов все-таки неправильно. Они просто фашисты.

Осенью 2014 года юридические и технические возможности российских правоохранительных органов позволили провести масштабное мероприятие, о необходимости которого говорили много лет. Тогда объединенными усилиями ФСБ и МУРа были проанализированы данные ретрансляторов операторов связи: оперативники и следователи изучали те места, где были совершены убийства, к тому времени остававшиеся нераскрытыми. Одним из результатов этой грандиозной по масштабам и задачам работы стало то, что в местах пяти совершенных в разных районах Москвы убийств обнаружился один и тот же телефонный аппарат. А при изучении уголовных дел следователи столичного главка Следственного комитета России (СКР) выяснили: преступления были совершены схожим образом.

— Все попавшие в поле зрения уголовные дела объединяло одно: они были совершены в местах, где не было камер видеонаблюдения, — рассказывает подполковник юстиции Сергей Ажаев, следователь по особо важным делам столичного главка СКР. — Способ убийства был аналогичный: множественные, по нескольку десятков, ножевые ранения. А затем и медико-криминалистическая экспертиза показала: во всех этих случаях как орудие преступления использовался похожий нож. Хотя не все ранения наносились именно им, но он фигурировал везде. А потом мы заметили: убийства совершаются вдоль Белорусского направления железной дороги. Это уже давало основания сделать вывод, что мы столкнулись с серийными преступлениями.

Изначально в серию объединили пять убийств. Затем стало известно, что на территории Восточного округа столицы есть еще пять уголовных дел, в которых механизм убийства был схожим: жертву сначала били по голове, и только потом резали. Правда, в этих случаях железной дороги поблизости не было, но остальное позволяло сделать вывод: все они, похоже, из той же серии.

По кровавым следам

Следствию поначалу оставался неясным мотив: убивали как бомжей и лиц, злоупотребляющих алкоголем, так и граждан, которых маргиналами назвать сложно. Среди жертв оказался строитель, вышедший купить пиво; электрик строительного супермаркета, отправившийся погулять; мясник одного из крупных торговых центров, возвращавшийся с работы…

Расследование в итоге начали от того самого телефонного аппарата, засветившегося в нескольких местах преступлений. Выяснилось, что он принадлежит 25-летней москвичке Елене Лобачевой. За год до этих событий, летом 2013 года, она получила условный срок за несколько краж из автомобилей, но связать хрупкую девушку и ножевые удары, которые явно наносились мужчиной, было сложно, ведь совпадения бывают самые разные, и следователи это знают.

Очень быстро выяснилось: Елена общается с молодым человеком, который не только физически силен, но и активно пропагандирует «чистоту Руси». Он родился в Москве и много лет прожил в Измайлово, ходил там в школу, затем вместе с родителями переехал в Латвию и учебу заканчивал там. Изучение его профилей в социальных сетях дало неожиданное открытие: Павел Войтов занимался боксом и ножевым боем, подражал нацистам. Выяснилось, что живет он у бабушки в Подмосковье, но часто приезжает на встречи с Лобачевой. Собранные данные позволяли предположить, что он на удивление часто оказывается со своей подругой в тех местах, где потом находят тела убитых. Но тут в дело вмешался случай.

15 февраля 2015 года около станции метро «Выхино», недалеко от того места, где проживает Лобачева, неизвестные напали на дворника, вышедшего рано утром на работу, и попытались его убить. Но дворник оказал серьезное сопротивление и, хоть и попал в реанимацию, выжил.

Дело дворника боится

— Мы уже готовились приглашать Войтова на беседу и планировали ее сценарий, но тут вдруг узнали: оперативники районного отдела полиции, которые расследовали нападение на дворника, по камерам видеонаблюдения смогли выяснить, куда после преступления убежали нападавшие, — рассказывает следователь Ажаев. — И выявили, что они зашли в подъезд, где проживает Лобачева. Естественно, местные полицейские сделали поквартирный обход, и Войтов, узнавший об этом от Лобачевой, насторожился.

Как выяснилось позже, напавших на дворника было двое — и оба были вооружены ножами. Когда жертва оказала сопротивление, один из покушавшихся случайно задел ножом второго, поранив ему ногу. Войтов (а это был он) немедленно позвонил своей подруге Елене и попросил подготовить все для перевязки. Когда на следующий день районные полицейские пришли с обычными расспросами к жителям дома, Войтов решил на всякий случай пересидеть у подруги.

Задержали его уже на вокзале и сразу же привезли в Первое управление по расследованию особо важных дел ГСУ СКР по Москве — именно его сотрудники, в том числе подполковник Ажаев, занимаются тяжкими преступлениями против личности, в том числе и серийными убийствами. На первом же допросе Войтов абсолютно добровольно и отчасти неожиданно написал явку с повинной, перечислив как те преступления, в которых его подозревали, так и другие. И сам сообщил о том, как создавал группу.

Осквернитель могил

Гёт (такова кличка Войтова) родился в Москве, в 2008 году уехал в Латвию, на родину отца. Там его, шестиклассника, взяли только в пятый класс: он не мог как следует говорить на обязательном латышском языке. Отношения с отцом у него становились все напряженнее — Войтов и его мать оставались гражданами России, а отец быстро получил латвийский паспорт. Павел активно занимался боксом, ножевым боем, не пил и не курил, но в интернете его круг общения составляли националисты, а разговоры в чатах все чаще затрагивали судьбы России.

В 2014 году Войтову пришлось спешно покинуть Прибалтику. Друзьям он говорил, что его обвинили в поджогах палаток, торгующих спайсами, но у следствия другие данные: он был причастен к разрушению еврейских могил и предпочел переехать по месту регистрации, в квартиру бабушки.

В переписке с единомышленниками Гёт познакомился с молодым человеком под ником Закир, который на националистических форумах высказывал те же мысли. Весной 2014 года у них возникла идея вступить в батальон «Азов», где, как им казалось, много таких же, как они, активных бойцов. Договорились встретиться в Москве и вместе ехать на Украину — с тем, чтобы подготовиться к будущим битвам. К ним примкнул третий постоянный собеседник под ником Персик.

Рождение банды

3 июня 2014 года Гёт, Закир и Персик встретились на Киевском вокзале Москвы — и впервые лично познакомились. Закиром оказался родившийся в Санкт-Петербурге в 1999 году Максим Павлов (его ник, ставший кличкой, появился от отчества Закирович). Большую часть жизни он прожил в городе Ростове Ярославской области и к дню первой встречи уже совершил два нападения (один потерпевший выжил, второй погиб), оставшись при этом безнаказанным: на след Павлова тогда даже не вышли.

Именно Закир — российский модератор сетевых форумов — добровольно и активно выполнял указания администраторов с территории Украины. Инициатива неудавшегося вступления в «Азов» также принадлежит Павлову: в батальоне у него были знакомые. На личном счету Закира в «банде чистильщиков» — два убийства (совершенные совместно с Войтовым), но именно он тщательнее других скрывал улики, например, всегда совершал преступления в перчатках, которые потом обязательно уничтожал.

Вообще, Павлова можно назвать «самым удачливым» в банде: летом 2014 года, после одного из убийств, его задержали сотрудники полиции, у него отняли нож и доставили в центр временного содержания несовершеннолетних преступников. Но никто из стражей порядка не догадался связать несовершеннолетнего приезжего со зверски зарезанным человеком, найденным рядом с местом задержания. Его подозревали в краже, но к ней он не был причастен, и в итоге задержание Павлова сотрудники полиции объяснили просто отсутствием московской регистрации. Его отдали матери после того, как она приехала за сыном из Ярославля.

Третий член банды, Персик — родившийся в 1996 году в городе Павлово Нижегородской области Владислав Каратаев, инвалид третьей группы, состоявший на учете у врача-психиатра и судимый за торговлю наркотиками. Несмотря на это, Каратаев был активным националистом, требовавшим чистоты расы и рядов.

И вот эта троица села в поезд и отправилась защищать Украину в рядах батальона «Азов». Но их не пропустили через границу: в то время погранслужба Незалежной не пускала на территорию страны мужчин призывного возраста из России. Официальная формулировка была другой: у несовершеннолетнего Павлова не было разрешения на выезд за рубеж от родителей, а у Каратаева и Войтова — денег, достаточных для проживания в республике. Они вернулись в Москву и поехали к Войтову, точнее — к его бабушке, в Рузский район Подмосковья.

— Электричка, на которой они ехали, шла только до Голицыно. И там, на вокзальной площади, эти трое заметили семейную пару, явно выпивших. Под лозунгом борьбы с пьянством и с целью завладения деньгами они решили отобрать у них сумку, — рассказывает следователь Сергей Ажаев. — Мужчине нанесли удар по голове, а у женщины отняли сумку, угрожая ножом. Эти действия УК РФ квалифицирует как разбой. Именно этот день, 4 июля 2014 года, фигурирует в материалах дела как дата создания организованной преступной группы.

По данным следствия, сумма ущерба составила чуть более 40 тысяч рублей, в том числе — два мобильных телефона. Их спустя несколько дней уехавший домой Каратаев сдаст в скупку, предъявив при этом свой личный паспорт. Через несколько месяцев владелец торговой точки покажет полицейским журнал, который станет однозначным доказательством в деле о разбойном нападении, самом первом и самом безобидном преступлении этой банды.

Разбавила компанию

Так как попытка вступить в ряды батальона «Азов» кончилась бесславно, Павлов и Каратаев из Москвы отправились домой. Первым на поезд отправился Павлов. Провожать Закира на вокзал пришла его давняя виртуальная знакомая, полностью разделяющая его националистические взгляды, — по паспорту 25-летняя ранее судимая и приговоренная к условному сроку Елена Лобачева, в сети фигурировавшая под ником Руслана Велисова. Там, на вокзале, она познакомилась с Войтовым и сразу пригласила его и Персика к себе домой, на Вешняковскую улицу, неподалеку от парка Кусково.

В ночь на 5 июля 2014 года все трое пошли погулять в парк, и между 00:40 и 04:40 они совершили убийство первого встречного. Их первой жертвой стал 22-летний москвич, работавший в парке озеленителем. Его выбрали просто потому, что он был нетрезвым. Дома его, ушедшего с другом попить пива, ждали отец и мать. На теле погибшего эксперты потом насчитали 171 ножевое ранение. Лобачева приняла активное участие в преступлении. После преступления все трое пришли домой к Лобачевой, помылись, перекусили — и поехали провожать Персика-Каратаева на вокзал, а Елену — на дачу.

— После знакомства с Войтовым Лена поменялась. Она стала говорить, что он — по-настоящему крутой, часто приводила его в пример, особенно радовалась тому, что он не курит и не пьет, — рассказывала на следствии близкая подруга Лобачевой. — Он и на меня произвел очень хорошее впечатление, смущало только то, что он на пять лет нас моложе. Но однажды я услышала их разговор и была шокирована: они обсуждали философию и красоту смерти и убийств, восхищались «битцевским маньяком» Пичушкиным, при этом подробно разбирали именно практическую сторону его преступлений. Они буквально поклонялись Пичушкину и другим серийным маньякам и сами мечтали стать такими же, причем с той целью, чтобы их «показали на НТВ». Если раньше Лена сильно увлекалась националистическими идеями, то после знакомства с Павлом ее больше стали интересовать именно серийные убийства. Она быстро перестала общаться со мной и даже изменила свою страницу во «ВКонтакте».

Подруга Лобачевой также рассказала следователям, что участники банды были вооружены.

— При себе у них были ножи, — сообщила девушка. — У Лобачевой было при себе два складных ножа, один из которых с рукояткой розового цвета (я видела их зацепленными на клипсу в карманах ее одежды); у Войтова при себе был складной нож в кармане (я также видела клипсу ножа), а на поясе — нераскладной нож в ножнах; у Персика я видела торчащие из карманов ножи, а под курткой у него был пистолет (какой именно — я сказать не могу, поскольку полностью пистолет не видела, только его часть, а кроме того, в оружии не разбираюсь).

Тут вполне уместно предположить, что у Лобачевой и Войтова, несмотря на разницу в возрасте, был роман, но это не так. И в интимные отношения они не вступали. Их связывало нечто другое — совместные убийства. Они считали, что очищают землю от маргиналов и готовят себя к грядущим преобразованиям России. На самом деле они просто лишали жизни беззащитных и тех, кто слабее.

Проклятый путь

По данным следствия, хронология преступлений «банды чистильщиков» выглядит так: первое преступление, о котором рассказывалось ранее, было совершено 4 июля 2014 года; к счастью, обошлось без жертв. В ночь на 5 июля банда расправилась с молодым озеленителем в парке Кусково. Спустя несколько дней, ночью 13 июля, на Измайловском бульваре Войтов и Лобачева напали на мужчину, который шел домой с работы. Отца восьмилетней девочки и мужа молодой жительницы Оренбурга убили при помощи молотка и ножа. 26 июля около восьми вечера в тупиковой улице Брянский Пост (Пресненский район Москвы) Войтов убил пожилую попрошайку: бандит дважды ударил женщину молотком по голове и нанес ей 45 ножевых ранений.

Следующее убийство — на той же улице Брянский Пост — «банда чистильщиков» совершила 30 июля 2014 года около часу ночи: Войтов и Лобачева расправились под эстакадой с жителем города Гагарин Смоленской области. Он был ранее судим за убийство, злоупотреблял спиртным и жил на Белорусском вокзале, где подрабатывал уборкой вагонов поездов дальнего следования. Это был второй маргинал на счету душегубов.

Спустя всего несколько дней, 2 августа, Войтов гулял с приятелем на центральной аллее Измайловского бульвара, где им встретился возвращающийся в общежитие с объекта строитель — приезжий из Чувашской Республики, отец 13-летнего мальчика. Войтов безо всяких причин достал нож и нанес мужчине 13 ножевых ранений, оказавшихся смертельными.

Около полуночи 3 августа того же 2014 года Войтов и Лобачева, прогуливаясь в лесопарке Кусково по Третьей музейной улице, напали на прохожего. Войтов с такой силой бил его молотком по голове, что на пятом ударе инструмент сломался. Тогда бандит взял у Лобачевой нож и 28 раз воткнул его в тело жертвы, после чего разрезал ей живот и поместил внутрь сумку с вещами.

Четыре дня спустя, 7 августа, Войтов и Лобачева поздно вечером находились на Сиреневом бульваре. У дома №45 они заметили лежащего на скамейке мужчину, мастера мясного цеха одного из крупных сетевых магазинов. Убийцы нанесли ему 84 ножевых ранения.

Ночью 21 августа паре убийц попался бомж, спящий рядом с домом №5А по Новозаводской улице. Вначале Войтов избил его, а затем нанес 48 ударов ножом. 22 августа Войтов и Павлов в городе Одинцово на Глазынинской улице напали на мужчину, идущего с работы на свидание к подруге. На теле погибшего обнаружили 46 колото-резаных ранений.

Утром 31 августа 2014 года Войтов и Павлов приехали на территорию Центрального московского ипподрома и напали там на строителя. Войтов нанес мужчине 18 ударов ножом, потом передал нож Павлову — и тот ранил жертву еще 51 раз. Как выяснится позже, гражданин Белоруссии решил на четыре дня раньше остальной бригады вернуться на родину и в то утро получил расчет, хотя его уговаривали дождаться остальных.

Днем 13 сентября того же года жертвой Войтова и Лобачевой стал сотрудник частного охранного предприятия, работающий в Москве вахтовым методом: он шел после смены в общежитие. После нападения его нашли прохожие, жертву доставили в больницу, но через три недели он скончался от полученных ран.

Утром 23 сентября у дома №43 по улице Ивана Франко Войтов напал на бомжа; подобранным камнем он нанес ему два удара по голове, а затем 46 раз ударил ножом. 28 сентября около трех часов ночи на улице Ремизова, рядом с домом №15, житель подмосковного Раменского — бывший боксер — подошел к молодому человеку, протянул ему деньги и попросил купить спиртное в ближайшем магазине. На беду, этим молодым человеком оказался Войтов. Он ударил мужчину в лицо, девять раз пырнул ножом, а потом взял кошелек и ушел. Гражданская жена погибшего искала его трое суток.

21 октября 2014 года Войтов, проходя по 1-й улице Ямского Поля, рядом с домом №12 заметил бездомную женщину. Он избил ее, а потом 44 раза ударил ножом. Эта была последняя жертва Павла Войтова и его банды, убивавшей на протяжении четырех месяцев.

— Все нападения совершались по одному сценарию, придуманному Войтовым, — рассказывает следователь Ажаев. — Созвонились — встретились — пошли искать — увидели — огляделись — ударили так, чтобы упал, или выбрали уже упавшего, — а затем несколько десятков раз ударили ножом. Но по сути они всегда выбирали слабых, потому что подсознательно боялись сопротивления и неудачи. Но это не мешало убийцам считать себя особенными.

Заплатили по счетам

После 21 октября Войтов и его приятели не совершали нападения. Сыграли роль два фактора: из-за холодов большинство людей надели шапки и плотную одежду, что затруднило бы убийства, и еще они понимали, что столь большое количество преступлений за короткий срок не могло остаться незамеченным полицией.

Во время этой паузы убийцы очно познакомились еще с одним интернет-товарищем — Артуром Нарциссовым. Встреча в подъезде состоялась 14 февраля 2015 года, а уже около пяти утра 15 февраля Войтов и Нарциссов отправились на улицу Красный Казанец.

Там сообщники заметили дворника — и приняли его за бродягу. Войтов, проходя мимо мужчины, внезапно ударил его кулаком в лицо, а затем дважды — ножом. Нарциссов тоже попытался ранить потерпевшего, но тот стал активно сопротивляться, и Войтов получил случайное ранение в ногу от сообщника. Налетчики скрылись, а раненого госпитализировали; его удалось спасти. Впоследствии он уверенно опознает Войтова.

***

23 октября 2017 года, через три года и три дня после последнего убийства банды, Мосгорсуд огласил приговор. Войтов был осужден к пожизненному лишению свободы, Лобачева — к 13 годам колонии общего режима (УК РФ не предусматривает для женщин пожизненного наказания и строгого режима), Каратаев — к 16 годам колонии строгого режима, а Нарциссов и Павлов получили по 9,5 лет лишения свободы. Осужденные уже заявили, что будут обжаловать приговор.