Новости партнеров

Цари горы

Главная банда Урала дорвалась до власти, но совершила роковую ошибку

Фото: Daniel LeClair / Reuters

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных организованных преступных группировках 1990-х. В предыдущей статье речь шла об ОПГ «Общак» — могущественной банде, которая контролировала Дальний Восток и не стеснялась в выборе методов устрашения вплоть до терроризма. Между тем не менее серьезные страсти бушевали в то время в Екатеринбурге. Столицу Урала делили между собой банды, регулярно проливавшие кровь на улицах города. Самой известной из них стала ОПГ «Уралмаш»: безжалостно устранив конкурентов, она стала главной в городе — но совершила роковую ошибку, пойдя на конфликт с «патриархом» воровского мира Асланом Усояном (Дед Хасан).

Предупреждение

В истории многих ОПГ 90-х есть личности, которые по косвенным признакам могли принимать участие в преступных событиях того времени. Однако их вина так и не была доказана следствием. Во избежание судебных разбирательств «Лента.ру» изменила имена таких персонажей на вымышленные.

Разделяли и властвовали

Три мощные ОПГ появились в Свердловске в конце 80-х, за несколько лет до переименования города в Екатеринбург. Самая первая банда «центровые», получившая свое название из-за места дислокации, возникла в самом сердце населенного пункта. Во главе группировки стоял Олег Вагин — человек, прошедший путь от успешного боксера до карточного шулера, орудовавшего в подпольной империи местной гостиницы «Космос». Подпольной в прямом смысле слова: «космические каталы» (так этих шулеров называли в народе) собирались в условленное время в подвальном помещении отеля. Крапить карты Вагин научился на зоне, куда угодил в свое время за изнасилование и заражение своей жертвы гонореей.

На карточных боях и валютных махинациях, которые он проворачивал близ кафе «Березка», Олег умудрился сколотить небольшой капитал. Его вполне хватило, чтобы сплотить около себя группу единомышленников — крепких ребят, многие из которых так же, как и Вагин, были бывшими спортсменами. Некоторыми из участников ОПГ стали ассирийцы (представители народа, происходящего от древнего населения Передней Азии). В связи с этим группировке благоволил знаменитый столичный авторитет, вор в законе Аслан Усоян (Дед Хасан), который также причислял себя к ассирийцам.

Промысел банды был предопределен временем: рэкет в отношении только начинавших открываться кооперативов. Как водится, «вагинские» столкнулись и с сопротивлением коммерсантов. Предпринимателей били, но многие из них не сдавались и исправно несли свои заявления в милицию. Поняв, что такими темпами им и до тюрьмы недалеко, бандиты изменили тактику. Они начали официально устраиваться работать в кооперативы, вынуждая руководство назначать им повышенные оклады. Само собой, трудиться молодчики не собирались, а вот за «заработной платой» приходили всегда вовремя. «Окучили» и городской рынок: на его территории отморозки даже организовали что-то вроде пыточной камеры, где «воспитывали» заартачившихся торговцев.

Впрочем, вымогательство особого дохода «центровым» не приносило, и вскоре они переключились на сбыт цветных и редкоземельных металлов. Это было «золотой жилой»: от сбитых на этом поприще процентов Вагин в 1990 году возвел бизнес-центр «Глобус», который стал офисом группировки. А немногим позже, в конце 1991 года, произошло помпезное открытие нового детища «центровых» — первого городского казино «Катариненбург».

Были у Вагина свои связи и в городской администрации. Его источник периодически «сливал» бандитам информацию обо всех операциях, которые планировали провернуть крупные предприятия. И «центровые» тут же требовали от руководителей фирм проценты со сделок. В то время перечить им уже никто не решался.

К моменту, когда у «центровых» началось открытое противостояние с их прямыми конкурентами, вагинские ребята чувствовали себя властителями Екатеринбурга. Они успели взять под полный контроль военно-промышленный сектор города, да и на мировое господство замахиваться начали: обзавелись приятельскими и деловыми отношениями с представителями «забугорного» преступного мира и занялись поставками оружия в Венгрию.

Попутно с набирающими силу «центровыми» развивалась и группировка уголовников, лидерами которой были сплошь воры в законе — Андрей Трофимов (Трофа), Новрус Аббасов (Заур), Каро Мамедов (Каро) и Теймури Мирзоев (Тимур Свердловский). Наименование группировки не имеет отношения ни к месту ее деятельности — бандиты умудрились «расползтись» по всей области, ни к имени главного лидера — за неимением такового, ведь четверо боссов были равны в своих правах. Поэтому и назвались они «синие»: тела бывших сидельцев были практически полностью усеяны наколками. Занимались молодчики в основном привычным для себя делом — грабежами и разбоем, но не брезговали «барыжить» наркотиками, спиртным фальсификатом и ворованными автомобилями. При этом наибольшей активности их деятельность достигла не в Екатеринбурге, а в Нижнем Тагиле. Поэтому, когда «синие» столкнулись финансовыми интересами с «центровыми», они предпочли не нарываться на кровавые бойни, а уступить более агрессивным соперникам.

Впрочем, радовались легкой победе «вагинские» молодчики недолго: на криминальную сцену Екатеринбурга вышли набравшие к этому времени силу участники ОПГ «Уралмаш». Но окрыленные успехом в борьбе с «синими», «центровые» поначалу даже не поняли, какой мощи соперника в этот раз подкинула им судьба.

Рождение «Уралмаша»

Основателями ОПГ, получившей свое название в честь екатеринбургского района Уралмаш, считаются братья Геннадий и Кирилл Щегловы (имена изменены — прим. «Ленты.ру»). Бывшие спортсмены, карьеры которых не сложились, не желали идти по стопам предков: практически все жители Уралмаша трудились на одноименном заводе-гиганте. Щегловы быстро нашли единомышленников среди своих родственников, друзей и одноклассников и организовали преступную группировку. Формально лидером банды по старшинству считался Геннадий, но и Кирилл имел весомое право голоса. Сообразив, что их стремительное становление в преступном мире не понравится «центровым», братья решили создать свою бригаду киллеров. Подбор кадров взял на себя уголовник с 12-летним стажем отсидок Сергей Курдюмов. Тот был рад стараться не только во имя общего дела, но и по своим личным соображениям: он люто ненавидел воров в законе и, зная, что Дед Хасан курирует группировку Вагина, был готов отстреливать «неверных» одного за другим. На оплате штатным киллерам «уралмашевцы» не экономили: каждому из ликвидаторов был положен оклад около 3 тысяч долларов, да и премии за успешно выполненную работу не возбранялись.

Поскольку сферы интересов «центровых» и «уралмашевских» были одни и те же, столкновения было не избежать. И вскоре центровые «забили стрелку» дерзким конкурентам. На встрече бойцы Вагина попытались было объяснить новичкам, кто в городе хозяин, но неожиданно для себя нарвались на насмешки и агрессию: молодчики Щегловых, в отличие от воровской группировки, уступать были не намерены. Выслушав доклад подчиненных, обозленный Вагин тут же дал команду — устранить Щеглова-старшего. Киллер подстерег авторитета в момент, когда тот 16 июня 1991 года находился дома с семьей. В прицел ликвидатор взял кухню, на которой вскоре и появился облаченный в майку и треники Геннадий. 31-летний лидер ОПГ поначалу даже не понял, почему разбилось оконное стекло, и был удивлен растекающемуся по белоснежной майке красному пятну на правом боку. «Скорая», которую вызвали домочадцы, прибыла в считаные минуты, но спасти пациента не удалось — пуля разорвала Щеглову печень.

А бывалый Вагин между тем готовился к получению «ответки»: усилил охрану и собственную бдительность. Он ожидал, что попытка отомстить будет предпринята в ближайшее время. Но шли дни, состоялись похороны Геннадия, а «уралмашевские» будто бы и не собирались ничего делать. Рассудив, что враг уяснил правила игры и сдался без войны, «центровые» погрузились в обычную для себя жизнь. Они не знали, что новый лидер противников, Кирилл Щеглов, придерживается постулата, что «месть — это блюдо, которое следует подавать холодным».

Подавив в себе моментальный порыв разорвать убийц брата на куски, Кирилл устроил совещание с Сергеем Курдюмовым. После мини-собрания штатные киллеры «уралмашевских», Коха, Француз, Копченый, Морпех и Загор — получили задание: в течение длительного времени отслеживать все перемещения Вагина. И лишь затем определиться с датой и местом исполнения задуманного. Ликвидаторы подошли к делу ответственно: они периодически меняли свои внешности и за неимением собственных детей брали их «напрокат» у своих знакомых, дабы изображать любящих отцов на прогулке и не вызывать подозрений у объекта слежки. Лидера центровых начали «пасти» еще тогда, когда он обитал в своей старой квартире, расположенной в районе Пионерский. Киллеры даже закладывали в подвале дома взрывчатку, но эта операция провалилась, и в итоге Вагина было решено ликвидировать огнестрелом.

Казнь с отсрочкой

Но перед тем как отправить на тот свет лидера «центровых», «уралмашевские» решили расправиться с его партнером по бизнесу Игорем Тарлановым: тот, по сведениям Щеглова, тоже был причастен к смерти брата. В апреле 1992 года пропал без вести сын Тарланова Павел: утром выехал из дома, а обратно так и не вернулся. Коммерсант догадывался, что на него была открыта охота, поэтому окружил себя охраной и перестал выходить из своей квартиры, расположенной в одном из домов на проспекте Ленина. Он и подумать не мог, что киллер «уралмашевских» в ночь на 25 мая проберется на крышу стоящей напротив ведомственной поликлиники. Тарланов погиб так же, как и Щеглов-старший: пуля наемника сразила его в момент, когда он вышел на кухню. Причем ликвидатору даже не помешали сомкнутые шторы: для устранения цели хватило небольшого просвета.

Узнав о смерти бизнесмена, Вагин понял: крест на «уралмашевских» он поставил слишком рано. Призвав на помощь бригаду киллеров под предводительством Георгия Архипова, «центровые» решили убрать Кирилла Щеглова. Но тот родился под счастливой звездой — и в августе 1992 года пули ликвидаторов просвистели мимо него. Медлить с расправой над Вагиным теперь было нельзя. Кирилл временно залег на дно, а киллеры приступили к последним приготовлениям. Лидера «центровых», который к этому времени перебрался в элитное жилье на улице Маршала Жукова, было решено «валить» 26 октября 1992 года. За несколько дней до этого наемники обзавелись автотранспортом: модель «Москвича», именуемую в народе «чебурашка», они отобрали у одного из местных жителей. Захватили и самого водителя: мужчину связали, заткнули рот кляпом и отвезли на съемную квартиру.

В назначенный день ликвидаторы натянули на лица женские чулки, надели на головы шапки, а на руки — перчатки и около семи утра отправились к дому жертвы. Руководил операцией Олег Загорулько (Загор).

Усмотрев вышедшего из подъезда Вагина, который принялся пожимать руки ожидавшим его около авто телохранителям, Загор не спеша вышел из салона и открыл по компании огонь. Другие киллеры тоже подключились к делу. Вопреки распространенному слуху, что после расстрела ликвидаторы добивали жертв контрольными выстрелами в головы, такого эпизода в устранении Вагина и компании не было. «Там добивать нечего было!» — позже заявил на допросе Загорулько. Единственный, по кому пустили перестраховочную автоматную очередь, был один из телохранителей главы ОПГ: киллеру Морпеху показалось, что тот в поисках спасения закатился под припаркованную машину. В итоге пули потратили зря — мужчина был уже мертв.

Беспрепятственно скрывшись с места преступления, ликвидаторы отправились на квартиру, где их ожидал прикованный наручниками к батарее владелец «чебурашки». Участь бедолаги была предрешена: Курдюмов согласился сохранить водителю жизнь лишь в случае провала операции с Вагиным. А поскольку все для «уралмашевских» в этом плане завершилось успешно, опасного для бандитов свидетеля задушили, вывезли за город и закопали в лесу.

Планомерная ликвидация

Похоронив Олега Вагина с ребятами и установив на их участке помпезный памятник в виде распятия, «центровые» избрали себе нового предводителя — главу «Глобуса» Сергея Долгушина. Тот к устранению конкурента в лице Щеглова решил подойти радикально: не поскупился на приобретение ракетной пусковой установки и стал ждать, пока Кирилл не отправится куда-нибудь воздушным рейсом — самолет с криминальным авторитетом на борту планировали сбить прямо во время полета. Конечно, такие грандиозные планы стали известны «уралмашевским», и 3 марта 1993 года во дворе собственного дома Долгушин и несколько «центровых» были обстреляны внезапно нагрянувшими киллерами. С многочисленными ранениями Сергей был доставлен в местную больницу, где впавшего в кому пациента немедленно подключили к аппаратам жизнеобеспечения. Сторонники Щеглова умудрились перекрыть электроснабжение медучреждения, в том числе и резервное, и тем самым добили свою жертву.

Новым лидером «центровых» стал бывший коллега Вагина по боксерскому рингу Николай Широков. Спустя некоторое время бандитские разведчики донесли новоиспеченному главарю ОПГ, что Кирилл Щеглов мечтает поквитаться и с ним. Широков рисковать не стал и, прихватив с собой секретаршу и по совместительству любовницу Елену, спешно отбыл в венгерский Будапешт. А следом за ним отправился и уралмашевский «десант». Осмотревшись на месте, киллеры поняли, что просто так к цели им не подобраться: Николай был очень осторожен и держал место жительства под надежной охраной. Тогда «щегловские» ликвидаторы установили слежку за Еленой. Девушку перехватили во время шопинга по венгерским магазинам. Окончательно сломить и без того испуганную барышню труда не составило, и любовница Широкова согласилась в момент, когда все уснут, открыть наемникам дверь. Слово свое она сдержала, и убийцы, проскользнув в квартиру авторитета декабрьской ночью 1993 года, расстреляли Николая и двух его телохранителей.

Таким образом, по «центровым» был нанесен сокрушительный удар. Какое-то время группировкой из Эстонии пытался управлять бригадир киллеров Архипов, но его вскоре задержали оперативники. За ним скрутили и его подчиненных, за которыми значилось несколько убийств рядовых бандитов (в 2002 году, спустя долгих семь лет следствия, киллерам наконец вынесли приговоры — они получили от 9 до 13 лет лишения свободы). ОПГ «центровые» фактически прекратила свое существование: оставшиеся в живых весомые участники группировки предпочли отдать врагам все, что те хотели.

«Уралмашевцы» праздновали победу. В их руках оказалось более 600 городских объектов: предприятия пищевой, легкой, добывающей промышленности, сеть гостиниц, турфирм, кафе, ресторанов и так далее. Однако самому лидеру ОПГ Щеглову в полной мере насладиться победой не получилось: вскоре после ликвидации Долгушина его задержали по подозрению к причастности к нескольким убийствам и поместили под стражу. Недовольные таким поворотом подчиненные Кирилла решили провести громкую акцию протеста: в мае 1993 года обстреляли из одноразового гранатомета РПГ-18 «Муха» здания местных РОВД и Белого дома. А вскоре жестокие отморозки до инвалидности избили кусками арматуры судью Александра Довгия, который отказался выпускать Щеглова под залог. В конце концов лидер «уралмашевских» сумел вырваться на свободу. После чего быстро отбыл в Турцию, оставаясь держателем бандитского «общака» и продолжая пассивно управлять своими молодчиками. Новым главой ОПГ тем временем стал амбициозный Александр Хабаров.

Уралмашевские крысы

История гласит: Хабаров вступил в ряды «уралмашевцев» в 1990 году. Он был уроженцем Свердловска, но с трех лет рос в Красноуфимске. В свое время Александр вернулся на родину, окончил педагогический ВУЗ и успел поработать в качестве директора спортивной детско-юношеской школы олимпийского резерва (СДЮШОР). Низкой заработной платой он остался недоволен и решил поискать себе применение на другом поприще. Щегловы новичку обрадовались: он быстро проявил себя как умный и ловкий управленец, став штатным казначеем группировки. На этой должности Хабаров и пробыл вплоть до отъезда за границу Щеглова-младшего.

Пока предводитель ОПГ осваивался в новой «должности», в 1995 году в Екатеринбурге началась череда жестоких разбоев и грабежей. Совершались преступления бандой под предводительством двух братьев, Александра и Владимира Коротковых. Те были уроженцами района «Уралмаш» и фанатами Щегловых. Своим кумирам братья пытались подражать со школьной скамьи: они сколотили вокруг себя бригаду единомышленников и обложили данью более слабых ребят. За неподчинение — смертный бой. С горем пополам окончив школу, Коротковы и их сподвижники пытались было попасть в ряды ОПГ, но там и без них своих бойцов хватало. Тогда братья решили действовать самостоятельно. В рэкетиры путь им был закрыт: все точки держали «уралмашевские», связываться с которыми было себе дороже. Поэтому компания решила податься в разбойники.

В июне 1995 года приближенный к Коротковым отморозок усмотрел в газете объявление о продаже шубы. Подключив к операции сожительницу одного из бандитов, молодчики после предварительного звонка продавцам (ими оказалась семейная пара, живущая в многоэтажке на улице Рабочих) заявились к ним домой. Там они расстреляли мужа и жену и похитили все ценности. Следом был совершен налет на товарный склад коммерческой фирмы, откуда бандиты, убив одного из сотрудников, похитили крупную партию кроссовок. А немногим позже во время одной из квартирных краж преступники застрелили погнавшегося за ними милиционера. На совести негодяев оказалась смерть продавщицы круглосуточной палатки: бандитов не устроила интонация, с которой общалась женщина, и они бросили в ларек гранату. Все действия банды Коротковых носили такой безжалостный, не подчиненный никаким правилам и никаким принципам характер, что взявшие их в разработку милиционеры между собой прозвали участников группы «крысами». Часть ценных вещей, которые оказывались в руках у «коротковских», бандиты дарили своим женам и сожительницам. Те прекрасно знали, какими путями к их вторым половинам попали вещи, но относились к этому спокойно и ценные подачки принимали с благодарностью.

Выйти на след банды стражам порядка помог печальный случай. Во время нападения Коротковыми на магазин, торгующий джинсами, был серьезно ранен еще один милиционер. Перед смертью блюститель закона сообщил коллегам, что опознал братьев, и назвал их фамилию. Но перед задержанием отморозки совершили налет на магазин ювелирных изделий. При сбыте награбленного они и попались в руки милиционеров, двоих из которых Коротковы успели застрелить. В целом следователям удалось доказать причастность банды к 83 преступлениям. На тот свет отморозки отправили 21 человека. К огромному негодованию пострадавших, родственников погибших и всех сотрудников правоохранительных органов, которые участвовали в поимке негодяев, из-за вступившего в силу закона от 16 апреля 1997 года смертная казнь была отменена. И 24 разбойника получили сроки, максимальный из которых составлял всего 15 лет — для Александра Короткова. Впрочем, на волю ему выйти было не суждено: в 2002 году глава банды умер за решеткой от инсульта.

Жестокие порядки

Тем временем, попутно с приходом к власти Хабарова, «уралмашевские» решали насущные проблемы: после расправы с «центровыми», у них возник конфликт с одним из лидеров ОПГ «синие», Тимуром Свердловским. Разбираться с неугодным отправилось трое оставшихся киллеров Курдюмова — Копченый, Морпех и Загор (Француза и Коху к этому времени устранили свои же однополчане: оба засветились при выполнении заданий). Ликвидировать вора в законе было решено путем взрыва в подъезде дома на улице Высоцкого, где обитал авторитет. Однако бомба внезапно активизировалась прямо при закладке. Копченый не пострадал и успел скрыться до приезда милиции, Морпеха убило на месте, а Загор получил многочисленные ранения брюшной полости. Примечательно, что сначала киллера приняли за случайно пострадавшего местного жителя. А Загорулько, думая, что жить ему осталось недолго, вдруг принялся исповедоваться врачам. А позже повторил все прибывшим в больницу оперативникам. Впрочем, радовались столь ценному свидетелю стражи порядка рано: усыпив бдительность конвоя, Загор убежал. Перед этим к нему в качестве поощрения за важные сведения пустили на свидание супругу, которая и передала благоверному весточку от коллег. Больше киллера никто не видел. Поговаривали, что его постигла судьба Француза и Кохи — с ним попросту расправились свои же подельники.

К слову, практика внутренних зачисток была «уралмашевским» близка. В основном неугодных бойцов душили или резали, причем за любую провинность. Как-то еще при Щегловых до бандитского руководства дошла информация: один из рядовых боевиков разболтал подробности деятельности группировки своей девушке. Вскоре после этого и неосмотрительный молодчик, и его дама сердца были убиты. А для расправы над парой других проштрафившихся отморозков было разыграно настоящее театральное представление: ехавших на автомобиле молодчиков остановил якобы для проверки документов наряд милиции, которым оказались переодетые ликвидаторы. Как только водитель и пассажир протянули паспорта, по ним был открыт огонь. Оба скончались на месте. По приблизительным данным, из 27 убийств, совершенных «уралмашевскими», 8 жертв оказались своими же «одногруппниками».

Оказавшись у руля, Александр стал держать курс на постепенную легализацию деятельности подопечных. Одним из весомых новшеств, произошедших при правлении Хабарова, была организация 6 мая 1999 года ОПС «Уралмаш». Местные жители тут же расшифровали — организованное преступное сообщество. Однако подивиться наглости бандитов толком не успели: выяснилось, что аббревиатура означает всего лишь общественно-политический союз. Целью его создания значилось сплочение свердловских бизнесменов с последующей защитой их прав. Помимо уклона в предпринимательство Хабаров занялся борьбой с екатеринбургскими наркоторговцами и всячески содействовал местному антинаркотическому фонду. Кто-то из горожан был благодарен бандитам, которые самолично отлавливали барыг и платили вознаграждение тем, кто сдавал своих поставщиков. Некоторые же считали, что таким образом Хабаров лишь набирает себе и своей организации популярность среди народа. Как бы там ни было, а во время активности «уралмашевцев» количество «продавцов смерти» в городе значительно сократилось.

А самой знаменитой акцией устрашения был визит участников ОПГ в Цыганский поселок — всем в Екатеринбурге было известно, что там налажено активное производство зелья. Завидев мчащийся уралмашевский кортеж, сплошь состоящий из черных иномарок, все поселковое население, полагая, что им настал конец, бросилось прятаться по домам. Двери жилищ были тут же забаррикадированы. Впрочем, пожелай бандиты войти, такие препятствия их явно не остановили бы. Но цели применять физическое насилие у тех не было: около пяти сотен братков выгрузилось из салонов и осталось стоять на месте в течение десяти минут. И на протяжении этого времени в поселке стояла гробовая тишина. После чего все стоявшие дружно погрузились в автомобили и отбыли восвояси. Насмерть перепуганные цыгане долго не проявляли себя на наркорынке.

Роковая самоуверенность

ОПС «Уралмаш» просуществовал вплоть до 2002 года и был расформирован. И в этом же году Хабаров наконец стал депутатом Екатеринбургской городской думы: безуспешные до этого времени попытки пробиться во власть он предпринимал с 1999 года. Но пробыл в вожделенной должности Хабаров недолго. В 2004 году между одним из оставшихся «центровых», который после фактического распада ОПГ перешел на сторону «уралмашевских», и ставленником Деда Хасана произошел конфликт. Этим Усоян и попытался воспользоваться, чтобы наконец проникнуть на Урал. С его подачи в городе начались стычки и погромы. Возмущенный таким поворотом событий Хабаров тут же кинул клич: всем представителям оргпреступного мира явиться на сходку, которая была намечена на 15 сентября 2004 года. Собираться решили прямо на улице, выбрав своей площадкой территорию между Оперным театром и гостиницей «Большой Урал». Всех присутствующих депутат призвал оказывать всяческое сопротивление вторжению иногородних представителей криминальных структур. Собрание продолжалось около часа, и за все это время на площади не появился ни один посторонний.

Своим поступком Хабаров подписал себе приговор: то, что депутат даже не скрывает свои криминальные связи, крайне не понравилось другим власть имущим. И вскоре повод убрать неугодного с политической арены нашелся: против Александра было возбуждено уголовное дело по статье 179 УК РФ («Принуждение к совершению сделки»). По версии следствия, Хабаров вынуждал одного из местных банкиров за копейки продать принадлежащие ему акции предприятия-гиганта, занимающегося выпуском полимерной продукции. 14 декабря 2004 года подозреваемого арестовали и поместили в следственный изолятор. А спустя месяц, 15 января 2005 года, Хабаров был найден повешенным в своей камере. Его смерть породила много домыслов и догадок. Поговаривали, что он вряд ли бы решился уйти из жизни самостоятельно, ведь инкриминируемое ему деяние на большой срок не потянуло бы. После гибели Александра ОПГ «Уралмаш» прекратила свое существование. «Общак» группировки остался в руках Щеглова-младшего.

Похоронили последнего лидера ОПГ «Уралмаш» рядом с Геннадием Щегловым и его сподвижником Сергеем Иванниковым, погибшим в 1993 году. Местные жители называют это захоронение «три головы»: на каждой из могил стоят бронзовые бюсты тех, кто некогда правил одной из самых знаменитых криминальных группировок Свердловской области и всего постсоветского пространства.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайся!