Выбили дух

Спецназ устраивает жестокие бои для новобранцев. Их калечат и убивают

Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

В Тюменской области молодой парень Владислав Елфимов, мастер спорта по воркауту, решил воплотить в жизнь детскую мечту — стать бойцом спецназа. Его не смущали вступительные испытания, пожалуй, кроме спарринга — проверки на прочность в рукопашном бою: Елфимов никогда не был агрессивным. Из-за травм, полученных в той схватке, здоровый крепкий парень стал инвалидом: теперь он не может ни ходить, ни говорить. Его дело — не единственное в своем роде, подобных в России возбуждают много, но до суда они практически не доходят. История Елфимова стала редким исключением из правил. Куда может привести мечта о службе в элитном подразделении, разбирался корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

...В материалах этого уголовного дела нет протокола допроса потерпевшего. Он жив, но сейчас «навыками разговорной речи, навыками письма не владеет, самостоятельно передвигаться не может». За 22-летнего Владислава Елфимова показания дает 65-летняя бабушка — так получилось, что она единственная в семье смогла взять на себя эту ответственность. И в суде выступать будет бабушка, потому что мама Владислава — тоже инвалид.

Обвиняемый свою вину не признал. Ни он сам, ни его адвокат не стали общаться с корреспондентом «Ленты.ру». Их точка зрения неизвестна, но предсказать ее несложно: вины не признаем, так как во время схватки вообще находились в другом месте. И никто из свидетелей не заявил обратного.

Способный парень

Влад мечтал служить в спецназе с детства и все делал для того, чтобы влиться в ряды «элиты правоохранительной системы». Занимался спортом, достиг больших успехов в легкой атлетике. После школы от армии бегать не стал, служил в воздушно-десантных войсках, в разведке. После демобилизации пошел на завод, подготовился к экзаменам и поступил в Тюменский индустриальный университет. Но детская мечта не отпускала. Параллельно с учебой Влад на общественных началах тренировал детей в спортивной секции, а в апреле 2017 года получил звание мастера спорта — и вскоре через знакомых нашел вакансию в спецназе тюменского управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) «Град».

— Стать спецназовцем у Влада была идея фикс, — рассказывает Любовь Ивановна Беккер, бабушка Елфимова. — Он вообще не очень болтать любит и много чего не рассказывал, но мы все равно узнали. После зимней сессии 2017 года он на работу не вышел. Мы стали выяснять почему, и он признался: сказал, что уволился, на новое место устраивается. А на какое — не говорит… Но мы постепенно выспросили, что в какой-то спецназ.

Ожидание длилось несколько месяцев, и только 5 мая рано утром Владислав Елфимов ушел на экзамены. «Он их совсем не боялся, говорил, что для него, мастера спорта по воркауту, ничего особо сложного нет. И только спарринг вызывал у Влада тревогу: он ведь совсем не агрессивный и даже никогда не дрался — во-первых, очень спокойный, вывести его из себя невозможно, а во-вторых, он же большой — 190 сантиметров и 75 килограммов мышц. Его и не задирали».

Бабушка, провожая Влада на экзамен, попросила его сразу сообщить, как все прошло, но так и не дождалась. О том, что внук в реанимации, Любови Ивановне уже в девятом часу вечера сообщили его друзья…

Успешно выстоял

События того дня, 5 мая, следствию пришлось восстанавливать по минутам, ориентируясь на показания сотрудников спецназа ГУ ФСИН по Тюменской области. Причем восстанавливать спустя длительное время: телефонограмма поступила в полицию, была передана в территориальный отдел, а оттуда в спецназ отправился участковый.

Он опросил нескольких человек, и в результате местная полиция вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Прокуратура с этим не согласилась и направила материалы в следственное управление. В результате уголовное дело было возбуждено только 22 июня, и следователь столкнулся с тем, что многие детали уже сгладились в памяти очевидцев и участников событий. Как говорится, «золотой час» был безвозвратно потерян.

— В ходе следствия было установлено, что 5 мая в здание отряда «Град» на тренировку были приглашены четверо гражданских — кандидаты на службу. Все они успешно сдали необходимый комплекс физических упражнений, — рассказал «Ленте.ру» старший следователь следственного отдела по Ленинскому административному округу города Тюмени Куандык Кайшенов (он вел следствие). — Отбор по физическим параметрам в тот день составлял четыре этапа: кросс пять километров, затем подтягивание, комплекс силовых упражнений и в конце — спарринг: три раунда по две минуты. Причем все кандидаты перед выходом на ринг были одеты в специальные доспехи: защита на голень, жилет на туловище, бандаж на паховую область, шлем без решетки, перчатки и капа. Свидетели дали схожие показания: удары по голове были категорически запрещены, и приказ этот строго выполнялся.

Нигде в показаниях этого нет, но критерий успешного прохождения спарринга всегда и везде был и остается один: надо выстоять, нельзя завершить схватку.

Традиция проведения спаррингов в боевых подразделениях существует со времен Древней Спарты. Молодые бойцы, поступающие в элитные подразделения, должны устоять в коротком бою с ветеранами. Много веков старики бились в полную силу, но учебным оружием. И только к началу XX века старшие офицеры начали запрещать «полный удар»: на подготовку новобранца тратилось много времени, усилий и денег, и все это оказывалась перечеркнуто одной-единственной тренировкой. Но от традиции не отказывались, хотя регламентировать ее стали лишь перед Великой Отечественной войной. И по той же традиции приказы о спаррингах были (и остаются до сих пор) секретными — или «для служебного пользования».

По мнению специалистов, спарринг показывает сильные и слабые стороны кандидата, проверить которые по-другому до сих пор не научились. Часто крепкий внешне боец оказывается психологически не готовым ни к рукопашной, ни к виду крови. А бой — вещь коллективная, и каждый воин должен знать, чего ждать от товарища. Поэтому «испытание ветеранами» были и будут, гласно или негласно. Причем на глазах у других бойцов. Отличие от Древних Спарты и Рима в одном: тогда на одного новичка выходили два-три ветерана, сейчас — один на один. Правда, уже проходящие службу спецназовцы периодически устраивают спарринги между собой — это один из способов заслужить авторитет. Командиры (а они почти всегда — свои, и сами когда-то были «зелеными») закрывают на это глаза.

5 мая 2017 года Владислав Елфимов прошел все испытания. Он спарринговал последним и успешно выстоял против майора спецназа. Причем, по словам опрошенных бойцов, демонстрировал хорошие способности, а все предложения прекратить схватку досрочно сам и без понуждения отвергал.

— После спарринга офицеры помогли Елфимову снять защиту, поздравили — и отправили в душ. Как и других кандидатов, — рассказывает следователь Кайшенов. — Там он потерял сознание. Немедленно вызвали врача из медсанчасти подразделения, а затем и скорую. Елфимова доставили в реанимацию в состоянии комы. По заключению экспертов, причиной стало кровоизлияние в мозг, с высокой степенью вероятности полученное из-за травмы во время спарринга.

Влада прооперировали, но из комы он вышел только через 40 дней и выжил только благодаря усилиям врачей и неустанному уходу родных, в первую очередь бабушки.

— Из реанимации его перевели в палату в июне, — рассказывает Любовь Ивановна. — Он к тому времени потерял половину веса, с 75 килограммов похудел до 40. Сам ни ходить, ни сидеть не мог. Даже есть сам не мог. Просто лежал как овощ. И не говорит до сих пор. Сначала просто мычал, но с ним логопеды занимаются, и теперь, почти год спустя, он начал буквы выговаривать. Учим его, как будто он заново родился… И опекунство над ним оформили. Мама у него — тоже инвалид, ей не разрешили, так что опекун у внука я. Сейчас вот пенсию оформили, должны в апреле первый раз получить.

Запрещенные спарринги

Уголовное дело было возбуждено по статье 118 УК РФ — «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом профессиональных обязанностей». Это традиционная для подобных случаев практика. Но старшему лейтенанту юстиции Кайшенову скоро стало ясно: эту статью доказать не удастся. Ведь все до одного свидетели говорили, что строго выполняли требования приказа о спаррингах: «работали» вполсилы, по голове не били, каждый раз после падения или пропущенного удара предлагали прекратить схватку… И получалось, что 22-летний парень в реанимации в состоянии овоща — просто несчастный случай.

Дело надо было прекращать за отсутствием состава преступления. И требовалось лишь собрать бумаги. Тут-то и выяснилось, что и Влад Елфимов, и другие кандидаты в отряд спецназа «Град» 5 мая в расположении были… как частные лица, а не как кандидаты. Сразу после этого старший следователь Кайшенов выехал в расположение отряда и в ходе обыска в канцелярии изъял документацию. Ее анализ дал неожиданный результат и однозначно указал на подозреваемого. Дело в том, что никаких документов на кандидата на должность сотрудника отряда специального назначения «Град» никто не оформлял.

— Существует специальный утвержденный приказами алгоритм приема сотрудника на службу, — объясняет Кайшенов. — Это фактически пошаговая инструкция. Сначала желающий служить должен пройти собеседование, потом в отделе кадров на него оформляют личное дело кандидата. Потом он проходит спецпроверку (это достаточно долгая процедура, может тянуться до полугода). После этого психологи его тестируют по специальным программам, он проходит военно-врачебную комиссию, которая должна определить его пригодность. И только после этого, если нареканий нет, назначается проверка физподготовки. Она тоже регламентирована отдельным приказом, имеющим гриф «для служебного пользования». Ничего этого в случае с Елфимовым и другими кандидатами сделано не было.

Как с большим трудом удалось выяснить в ходе следствия, Влад Елфимов пришел в спецназ с просьбой взять его на работу. И ему сразу сказали: не будем разводить бюрократию, она долгая и занудная. Главное для нас — физподготовка, но она в самом конце. Ты можешь пройти все проверки, потратить много времени и срубиться на последнем этапе. Но мы предлагаем тебе быстрый способ: сначала сдашь физкультуру, а если удачно — запустим тебя по формальному маршруту. А когда дело дойдет до последней ступени — засчитаем ее тебе автоматом. И тебе хорошо, и нам бумаг меньше писать.

Но это, как выяснилось, не единственное нарушение.

— Тот самый приказ, регламентирующий порядок приема сотрудников в спецназ, прямо запрещает проведение спаррингов с кандидатами. В ходе допросов было однозначно установлено: из-за множества случаев летальных исходов во время этих боев. Несколько свидетелей дали показания, что об этом запрете знали, и кроме приказа из Москвы регулярно приходили информационные письма, напоминавшие о запрете, — говорит Кайшенов.

Запрет этот существовал с 2013 года.

Обвиняемый в медалях

Получившаяся в ходе следствия картина сразу и однозначно указала на подозреваемого.

— Приказ о проведении спарринга с молодыми соискателями отдал исполняющий обязанности командира отряда специального назначения «Град» 45-летний Геннадий Дудко. На утреннем разводе он лично назначил офицеров, которые должны провести проверку кандидатов. При этом он прекрасно знал о запрете на проведение спаррингов, но назначил офицеров и для учебного боя. Он знал, что личное дело кандидата на Елфимова не оформлено, он не прошел ни спецпроверку, ни психологическое тестирование, ни военно-врачебную комиссию, — говорит следователь Кайшенов. — Но парень ему понравился: молодой, с опытом службы в ВДВ, к тому же мастер спорта по легкой атлетике.

Подполковник Геннадий Дудко — человек заслуженный. Всю жизнь посвятил спецназу, пользуется авторитетом. Много раз выезжал на Северный Кавказ, в том числе в очень неспокойное время. У него на кителе — десяток наград за участие в боевых действиях. К маю 2017 года уже было известно: заместитель командира отряда Дудко пересядет в кресло командира, как только его предшественник оформит пенсию.

О нем никто не сказал ни одного плохого слова: жесток, но справедлив, честен, за спинами подчиненных не прятался. Правильный офицер.

Но именно правильный офицер Дудко отдал незаконный приказ и в результате вместо должности командира спецназа вынужден был уйти на пенсию по выслуге лет и стать обвиняемым в уголовном деле. А парень, чью судьбу он походя сломал этим своим приказом, стал инвалидом. И не при исполнении служебного долга.

Жертвы системы

Многие из тех, с кем пришлось беседовать при подготовке материала, считают, что и Влад Елфимов, и Геннадий Дудко стали жертвами неразумной системы. Мол, кабинетные руководители задницы свои прикрывают, создавая сложности на ровном месте. Интересно, что все до одного знают старую мудрость: «Чем тупее кажется пункт инструкции, тем больше крови ушло на его написание». И все с этой фразой согласны — в общем. А конкретно — все равно оба стали жертвами дурной системы.

— Я никого из начальников ФСИН ни разу не видела и не слышала, — говорит Любовь Беккер. — Дважды они присылали бойцов, когда Влада надо было перенести из кровати в барокамеру, да денег ему собрали на лекарства. Но извинений или хотя бы объяснений от начальства мы так и не дождались.

Подполковнику Геннадию Дудко предъявлено обвинение по пункту «в» части 3 статьи 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия»). Санкция статьи предусматривает до 10 лет лишения свободы. Дело направлено в суд.

Пенсионер УФСИН Геннадий Дудко вину свою не признал и от дачи показаний отказался.

***

История Влада Елфимова — не единственная. Сейчас в России расследуют еще несколько уголовных дел о смерти кандидатов в спецназ: в Питере, в Краснодаре, в Кирове, в Республике Марий Эл… Родственники погибших и ставших инвалидами обивают пороги чиновников и руководителей силовых структур, но это бесполезно: два года назад все спецназы передали в Росгвардию, и хотя люди в начальственных креслах не поменялись, но должности у них теперь другие. И они на совершенно законных основаниях отказывают в помощи, даже в нематериальной. И никаких извинений, по данным «Ленты.ру», никто родственникам погибших и пострадавших не принес.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайся!