Новости партнеров

Некого доить

В России загибаются футбольные клубы. Кто их спасет?

Фото: Егор Алеев / ТАСС

Махачкалинский «Анжи» на грани исчезновения. Команда погрязла в долгах, футболисты месяцами не получают зарплату. Дагестанцы — не первые в списке испытывающих денежные трудности отечественных клубов. Что не так с «Анжи» и финансированием футбола в России — разбиралась «Лента.ру».

Денежный вопрос

На матч первого тура Российской премьер-лиги (РПЛ) против «Урала» «Анжи» прибыл в сиротливо-урезанном составе: вместо 23 футболистов — только 18. Молодежная команда, которой предстояла встреча со сверстниками из «Урала», до Екатеринбурга и вовсе не доехала. Махачкалинцам удалось вырвать победу, но на этом поводы для радости закончились.

Уже на следующий день в руководстве подтвердили: клуб находится на грани выживания. Денег у команды нет, и получить их не у кого. По словам президента «Анжи» Османа Кадиева, сначала власти согласились финансировать местный клуб, однако вмешался случай. Арестовали председателя правительства (врио премьер-министра Дагестана Абдусамад Гамидов был задержан в феврале по подозрению в хищении бюджетных средств — прим. «Ленты.ру»), ушел с поста глава республики (вместо Рамазана Абдулатипова врио главы Дагестана стал Владимир Васильевприм. «Ленты.ру»). Прошлым договоренностям пришел конец.

Гендиректор «Анжи» рассказал, что на данный момент долги клуба составляют 250 миллионов рублей. «Такая сумма — чрезвычайное происшествие, но мы пытаемся найти выход из сложившейся ситуации», — заявил Флегонтов. По его словам, зарплаты игрокам не выплачиваются с апреля. «Даже автотранспорт не на что заправить», — пожаловался функционер.

В случае банкротства «Анжи» станет не первым в списке почивших команд РПЛ за последние месяцы. Сперва самоликвидировался «Тосно», несколькими неделями ранее завоевавший Кубок России, за ним лицензии лишился пермский «Амкар», что, кстати, позволило «Анжи» остаться в РПЛ.

По итогам сезона-2017/2018 махачкалинцы заняли 14-е место из 16 и вылетели из элитного дивизиона, уступив в стыках красноярскому «Енисею». В первом матче соперник разгромил дагестанскую команду со счетом 3:0, во втором «Анжи» вырвал победу — 4:3, но для сохранения прописки этого не хватило. «Енисей» впервые в истории попал в РПЛ, «Анжи» грозило выступление в Футбольной национальной лиге (ФНЛ). Обошлось — к этому времени «Амкар» прекратил существование, и места в РПЛ на следующий год хватило и «Енисею», и «Анжи».

На резонный вопрос, зачем играть в премьер-лиге с долгами, гендиректор нашел что ответить: «Была уверенность и понимание, что деньги будут».

Золотая антилопа

А ведь в относительно недавнем прошлом «Анжи» купался в деньгах. В 2011 году у махачкалинского клуба появился свой Абрамович. Бизнесмен Сулейман Керимов не скупился на новую игрушку: на одни только трансферы ушло более 230 миллионов евро. Как результат — в сезоне-2012/2013 «Анжи» впервые в истории завоевал бронзовые медали чемпионата России и дошел до 1/8 финала Лиги Европы.

Денежное месторождение иссякло столь же неожиданно, как и обнаружилось: у Керимова возникли трудности. В начале сезона-2013/14 клуб объявил о выборе нового курса: бюджет сжался, началась распродажа звезд. В 2014 году «Анжи» и вовсе окунулась на сезон в ФНЛ. В 2016 году Керимов окончательно отказался от клуба, передав его своему другу Осману Кадиеву.

В послужном списке Кадиева «Анжи» — уже не первый футбольный клуб. С 2001-го по 2006 год он был президентом махачкалинского «Динамо» и успел попасть в скандальную историю: в 2006-м после матча в Махачкале между «Динамо» и «Кубанью» краснодарцы заявили, что Кадиев и его окружение избивали игроков команды соперника. Функционера на год отстранили от футбола.

После инцидента бизнесмен уехал поднимать молдавский футбол, став председателем совета директоров «Зимбру» — одного из лидеров местного чемпионата и участника еврокубков. С приходом Кадиева клуб стало лихорадить: слишком велики были расходы на трансферы. Он вернулся на родину, принял «Анжи» и заявил, что «доить» региональный бюджет не собирается. Однако на деле получилось иначе. Дело дошло до петиций на имя руководства республики и президента России. Инициаторами выступили болельщики.

Частники у руля

Кейс «Анжи» иллюстрирует то, как неразумный менеджмент приводит команду к краху. Быть боссом футбольного клуба — дело затратное, и иногда владельцам не остается ничего иного, кроме как избавиться от обузы. В 90-е одним из первых частных клубов России стал «Асмарал», купленный иракским бизнесменом Хусамом Аль-Халиди. У руля был поставлен Константин Бесков, среди игроков числились Сергей Семак, Александр Мостовой и Юрий Гаврилов. Однако через пару сезонов владелец объявил себя банкротом, и клуб прекратил существование.

В 2000-е с похожей историей столкнулась «Москва». Спонсором команды был настоящий гигант — «Норникель». Долгое время деньги компании направлялись за четыре тысячи километров — в столицу. Отдача же по сути была нулевой. В итоге «Норникелю» надоело содержать непрофильный актив. В 2010-м, через сезон после потери спонсора, московская команда распалась, так и не найдя иных средств к существованию.

Пример дня сегодняшнего — «Тосно». Клубом владела инвестиционная компания Fort Group. Пока команда выступала в третьем по силе дивизионе, ПФЛ, денег на содержание хватало. Однако когда «Тосно» вошел в РПЛ, кормить его оказалось нечем. Помощи клубу ни от болельщиков (в среднем арена собирала по пять тысяч зрителей, но на некоторых матчах на трибуны приходило и по 300 человек), ни от Ленинградской области (власти отказались вкладываться в строительство стадиона) не было. «Не скрою, возникает желание слить "Тосно" в унитаз. Сделать это, поверьте, очень легко, гораздо проще, чем выйти из убыточного бизнеса. Достаточно перестать перечислять спонсорские на счета команды», — рассказывал еще по ходу сезона один из боссов «Тосно» Максим Левченко. По окончании чемпионата команда была закрыта.

Частным клубам живется в России несладко. В премьер-лиге из 16 их всего четыре — «Спартак», ЦСКА, «Краснодар» и увядающий «Анжи». Футбол в России, какой бы ажиотаж ни вызвал домашний чемпионат мира, — дело затратное. Если не сказать убыточное.

Что не так

Первая проблема — спонсорские соглашения. Российские команды получают доход (в прошлом году он составил 251 миллион евро на все клубы РПЛ) от одного крупного спонсора. Работать с мелкими коммерческими предприятиями российские клубы не научились (прибыль от подобных сделок в прошлом году составила всего 17 миллионов евро). Даже любимец футбольной общественности, владелец «Краснодара» Сергей Галицкий, потерял шесть из восьми «продуктовых» спонсоров после продажи «Магнита». Уход майонеза «Ряба» — удар не только по имиджу, но и по кошельку «Краснодара». Впрочем, в клубе уверяют, что массовый исход спонсоров был плановым.

Клубы могли бы получать доход от соглашений с букмекерами. По данным The Guardian, девять команд Английской премьер-лиги заработали в прошлом сезоне по 50 миллионов евро на подобных сделках. Однако для российского футбола это не панацея. Как рассказал «Ленте.ру» источник в одной из букмекерских контор, самый крупный контракт заключен между московским «Спартаком» и Winline. По его условиям красно-белые получают 30 миллионов рублей в год.

Чем ниже команда в турнирной таблице, тем ниже потенциальное предложение. Доход самарских «Крыльев Советов» от партнерства с БК «Леон» составляет всего пять миллионов рублей в год. Схема такова — букмекеры высчитывают количество матчей команды с топовыми клубами вроде «Спартака» или «Зенита», которые теоретически будут показаны по федеральным каналам, и на этом строят партнерские соглашения. Тот же «Анжи» может заключить подобный контракт (если доживет до конца сезона), но пять миллионов вряд ли избавят махачкалинцев от всех бед.

Вторая проблема — отсутствие стабильных доходов с трансферов. В России не развит рынок продажи игроков, а переходы футболистов из одного российского клуба в другой редко позволяют зарабатывать. Другое (и довольно редкое) дело — отъезд игрока в топовый чемпионат. Трансфер Александра Головина из ЦСКА в «Монако» принес московской команде 30 миллионов евро, при том что на старте карьеры игрок не стоил красно-синим ни копейки.

Чтобы зарабатывать на продаже игроков, нужно растить таланты. Галицкий не раз заявлял, что у «Краснодара» — лучшая в стране футбольная академия, и владельца действительно нельзя упрекнуть в бездумной скупке дорогостоящих звезд. Однако в первом матче нового сезона РПЛ против «Рубина» (1:2) в составе команды не было ни одного воспитанника краснодарской школы.

Еще одна беда — низкие цены на телевизионные права. В АПЛ 46 процентов прибыли приходит от контрактов с вещателями — 113,6 миллиона евро на клуб. В России доход от продажи телеправ несравнимо ниже: в среднем клубы премьер-лиги получают 1,8 миллиона евро.

Наконец, последняя и главная проблема — слабая работа со зрителями. Продажа билетов, атрибутики, хотя бы даже сосисок на стадионе приносит клубу деньги. Криштиану Роналду не успел сыграть за итальянский «Ювентус» ни одного матча, однако уже позволил команде заработать миллионы на одних только футболках (которые ежеминутно продаются за 100 евро). В России подобная маркетинговая компания не работает. Какие уж тут сосиски, если у нас даже билеты на матчи раскупают неохотно.

Домашний чемпионат мира на время вернул интерес общественности к футболу, и стадионы начали заполняться. Восемь матчей первого тура в общей сложности посетили 169 600 человек, что на 70 418 зрителей больше, чем в прошлом сезоне. В среднем на каждый матч стартового тура чемпионата пришло 21 200 зрителей.

При этом тур выдался самым нерезультативным в истории. В восьми встречах было забито лишь восемь мячей. Захотят ли зрители и дальше тратить деньги на такой футбол? Вряд ли. Такое положение дел вновь оставляет нас один на один с умирающим «Анжи» и суровой реальностью российского спорта.

Спорт14:5017 октября

Свернули горы

Легкоатлеты-экстремалы собрались в Сочи. Цель — олимпийский трамплин
Спорт00:0216 октября
Хабиб Нурмагомедов

«Все в горах жили. Почти не болели»

Здесь тренировался сам Хабиб. Тут знают, почему дагестанцы дерутся лучше всех