Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

«Признавайся, а то отдадим насильникам»

Аферисты забрали у россиян миллионы. Пока они на свободе, за них расплачиваются кассирши

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Управление внутренних дел (УВД) по Западному административному округу (ЗАО) Москвы прославилось после незаконного задержания журналиста Ивана Голунова. СМИ и общественность обрушились на полицейских из-за подозрений в фабрикации уголовного дела и подбросе наркотиков. Между тем не меньше вопросов к сотрудникам УВД по ЗАО возникло в связи с расследованием уголовного дела о крупной финансовой пирамиде. Как водится, ее организаторы, обманув около 400 человек, исчезли, прихватив, по самым грубым подсчетам, около 100 миллионов рублей. А полицейские не нашли ничего лучше, кроме как повесить это мошенничество на молодых кассирш, которым теперь грозит до десяти лет лишения свободы. Их историю в преддверии приговора изучила «Лента.ру».

«Все работало четко, как часы»

25-летняя москвичка Светлана Беднякова в мае 2015 года устроилась на работу в микрофинансовую организацию (МФО) «Центр финансирования населения». Поначалу ее взяли администратором офиса в Таганском районе. За две тысячи рублей в день Беднякова встречала клиентов и подавала им кофе и чай. По объявлению на Avito в МФО пришли и пять ее ровесниц — Наталья Зотова, Ольга Квелашвили, Дарья Сименкова, Елена Сырлыбаева и Валерия Титовец. Через некоторое время все они пошли на повышение: стали менеджерами с оплатой по четыре тысячи рублей в день. Казалось, их карьера идет в гору.

У МФО «Центр финансирования населения» была аффилированная компания «Профит Альянс», вместе с которой они привлекали сбережения россиян под высокие проценты по договорам займа. Клиенты компаний каждый месяц получали 10-15 процентов от сумм своих вкладов — например, с 1,5 миллиона вкладчику могли платить по 150 тысяч рублей. Договор займа клиент заключал с МФО. Формально компания «Профит Альянс» с займами связана не была: она занималась выдачей кредитов населению — само собой, под грабительский процент.

Обе фирмы вышли на рынок в 2014 году со всеми разрешительными документами — в том числе от Центробанка (ЦБ), допустившего их к оказанию финансовых услуг населению. Свой бизнес эти компании рекламировали в крупных городских газетах Москвы и Санкт-Петербурга, где у них работали два офиса. Гендиректором МФО была Елена Тулузакова, гендиректором «Профит Альянса» — Алина Баранова. Бизнес обеих компаний рос как на дрожжах, и весной 2015 года они стали открывать дополнительные офисы в двух столицах. Персонал набирали через Avito.

...Шесть девушек по графику два через два обслуживали клиентов в офисах на Кутузовском проспекте и в Большом Дровяном переулке (Таганский район Москвы). Они принимали деньги у клиентов и заявки на кредиты, оформляли договоры займа и страховки на них, выдавали вкладчикам проценты и кассовые чеки. При этом в МФО действовала мощная система поощрений. За вклад в 100 тысяч рублей на полгода клиент получал флешку, за 200 тысяч рублей на тот же срок — мобильный телефон. За более крупные суммы дарили планшеты, телевизоры и ноутбуки.

Фигурантка уголовного дела Дарья Сименкова — бывшая сотрудница МФО «Центр финансирования населения»:

«Нами руководила удаленно [гендиректор] Тулузакова, отправляла задания по электронной почте. Никто из нас ее никогда не видел. Регулярно приходили к нам в офис ребята Давид и Иван — старшие менеджеры. Они занимались деньгами: увозили, привозили. С людьми, естественно, они не работали. Клиенты приходили, говорили, что увидели рекламу в газете, интересовались условиями и сразу же приносили деньги. Мы заключали договор, люди проверяли, все ли правильно. Я тогда не думала, что это финансовая пирамида, только потом поняла.

Они [организаторы] специально нанимали незнающих людей. Вот у меня нет экономического образования — я понятия не имею, что такое микрофинансовая организация. Мне было известно, что она берет и дает деньги под проценты. Мы действительно оформляли займы и кредиты. Люди звонили и хотели под два процента в сутки занять деньги. Все работало четко, как часы. Ни разу не видела, чтобы человеку не отдали проценты. Через полгода клиент приходил, закрывал договор и забирал свои деньги. Все довольны и счастливы.

Фирма перестала выполнять свои обязательства, когда закрылась по независящим от нас обстоятельствам. Ни у кого из потерпевших деньги не выманивали, на суде они заявили, что осознавали свое решение, процент хороший был. У нас, менеджеров, была фиксированная зарплата, мы не получали процент от договоров. Пару раз к нам в офис приходили сотрудники прокуратуры. Они смотрели нашу документацию, наши паспорта. Сказали, что все у нас замечательно — работайте. Если прокурор не сказал, что здесь что-то не так, то с чего я должна так думать?»

«Подписывай, или в тюрьму пойдешь»

Дарья Сименкова проработала в МФО два месяца. За две недели до закрытия организации она уволилась и уехала домой, в Смоленск, но полицейские включили ее в состав преступной группы.

Из материалов уголовного дела:
Не установленные следствием лица в неустановленное следствием время, но не позднее 29 октября 2014 года, с целью хищения денежных средств граждан путем обмана создали устойчивую преступную группу (...), в которую в различные периоды времени вошли Беднякова, Зотова, Сырлыбаева, Сименкова, Титовец, Квелашвили и неустановленные следствием лица. Кроме того, не установленные следствием лица объединили и сплотили между собой всех вышеперечисленных участников, создав тем самым сплоченную и устойчивую организованную преступную группу, в которой неустановленные следствием лица выступили организаторами и соисполнителями преступлений.

12 августа 2015 года в 20:00 Наталье Зотовой позвонила женщина, которая представилась гендиректором МФО Тулузаковой. Она сообщила Зотовой, что та должна выйти на работу 13 августа, раздать все деньги на проценты и закрыть офисы на Кутузовском проспекте и в Большом Дровяном переулке. Тулузакова объяснила, что МФО временно закрывается — до 15 сентября. Почему — не объяснила.

Менеджеры повесили на двери офиса на Кутузовском проспекте объявление о временном приостановлении работы, как и просила гендиректор, а чуть позже туда приехали полицейские и наклеили на дверь другое объявление. В нем говорилось, что в офисе работали мошенники, и все потерпевшие могут обратиться в УВД по ЗАО. Там же, на Кутузовском проспекте, оперативники задержали Ольгу Квелашвили, заставили ее позвонить напарнице Валерии Титовец и пригласить ее на встречу.

Сотрудники полиции даже придумали легенду: якобы в сейфе после раздачи всех процентов остались неучтенные деньги и нужно решить их судьбу. Титовец согласилась приехать и оказалась в руках у полицейских. А Наталья Зотова, которой тоже позвонила Квелашвили, от встречи отказалась; тогда оперативники сами приехали к ней домой в час ночи. Они провели обыск в доме у Зотовой и забрали 180 тысяч рублей — общие деньги матери и брата, с которыми жила девушка. Ее забрали в УВД по ЗАО прямо в халате и домашних тапочках.

На следующий день в УВД по ЗАО приехала Светлана Беднякова. Ей позвонили полицейские и велели срочно приехать, чтобы дать показания по работе в МФО и в компании «Профит Альянс». Оперативники пригрозили в случае отказа выслать за Бедняковой бойцов ОМОН и объявить в розыск. Девушка приехала в УВД и встретила там Наталью Зотову, которую допрашивали несколько полицейских в кабинете при открытой двери.

Фигурантка уголовного дела Светлана Беднякова — бывшая сотрудница МФО «Центр финансирования населения»:

«Я ее [Зотову] не узнала: опухшая, глаза заплывшие, что с ней делали здесь — непонятно. Никогда ее такой не видела. Потом следователь ей сказал: подписывай протокол. Она говорит, что не может его прочитать. Тогда полицейские пригрозили: подписывай, или в тюрьму пойдешь! Наташу почти двое суток там прессовали, не давали ей ни спать, ни еды, ни воды. У нее истерики были — в общем, довели ее до невменяемого состояния. Она даже не могла встать со стула, ее вывели из кабинета и прислонили к стеночке в коридоре.

К ней подвели адвоката, которая прямо на стенке подписала протокол допроса, а сама в нем не участвовала. [Меня] бить не били, но замахивались. Они [полицейские] сразу же начали орать: "За что ты бабушек-дедушек обманывала? Вот они здесь, внизу, ждут вас, хотят вам суд Линча устроить, двоих уже на скорой увезли". Я им говорю, что никого не обманывала, а они мне: "Давай признавайся, а то мы тебя отдадим насильникам — у нас тут в камере сидят: пусть что хотят с тобой делают, мы даже пальцем не пошевелим".

Потом, когда меня отпустили, подошел адвокат и сказал, что если я хочу остаться свидетелем, то ему надо заплатить 300 тысяч. Он сказал, что дружит со следователем, они сейчас собираются идти пить пиво, и можно договорится. Но 300 тысяч — это для начала, а потом, он сказал, надо еще заплатить. Этот адвокат сказал, что здесь так все работают. И в обнимку со следователем ушел. Наверное, пиво пить».

Пропавшие без следа

За пять месяцев до закрытия МФО и компании «Профит Альянс», в марте 2015 года, полиция начала доследственную проверку. В рамках этой проверки оперативники несколько раз приходили в офисы на Кутузовском проспекте и Большом Дровяном переулке под видом клиентов. Сотрудник прокуратуры по ЗАО тоже навещал МФО: он оставил свой телефон менеджерам со словами «пусть со мной свяжутся руководители». Девушки передали номер старшему менеджеру Давиду.

Через пару дней одна из сотрудниц МФО поинтересовалась, будут ли их компанию закрывать, на что Давид сказал: все в порядке, можно работать без опасений. В материалах уголовного дела есть справка УВД по ЗАО с итогами доследственной проверки МФО и компании «Профит Альянс», из которой следует, что фактическими руководителями фирм были Давид Саркисян и Иван Трухин — те самые старшие менеджеры. Там же, в справке, указаны восемь телефонных номеров, которыми они пользовались.

— Не задержать Давида и Ивана было просто невозможно: за ними пять месяцев вели слежку, слушали их разговоры, знали, кто из них когда приходит и уходит из офиса, — считает Олег Бедняков, отец одной из фигуранток дела. — Но почему полицейские не проследили, где они живут? За четыре года Давид и Иван — все те же неустановленные лица, которых не объявили в розыск.

По мнению Беднякова, очень странно, что в деле нет даже фотографий этих «менеджеров», хотя их лица неоднократно попадали на записи камер видеонаблюдения в офисах МФО. Собеседник «Ленты.ру» подозревает, что Давид и Иван могли просто откупиться от полицейских, благодаря чему в материалах уголовного дела о них практически ничего нет. В отличие от шести девушек — рядовых менеджеров МФО.

Зицпредседатели по найму

Среди потерпевших по делу МФО — Николай Петроченков, который 16 ноября 2016 года дал любопытные показания в Дорогомиловском суде Москвы. Он рассказал, что полицейские обратились к нему за помощью в поимке мошенников и дали 50 тысяч рублей, которые Петроченков под видом клиента отнес в МФО. Он признался, что никакого ущерба подсудимые ему не нанесли, а будь у него 50 тысяч рублей — он бы никогда не стал вкладывать их в финансовую пирамиду.

Тем не менее именно по заявлению Петроченкова было возбуждено одно из 202 уголовных дел по каждому эпизоду, когда потерпевшие сдавали свои деньги в МФО под займы. Защита обвиняемых указывала, что бескорыстная помощь Петроченкова полиции — не что иное, как оперативно-разыскное мероприятие, проверочная закупка или оперативный эксперимент. А значит, Петроченков никак не может быть потерпевшим — ведь он не вкладывал в МФО свои личные деньги. Впрочем, доводы адвокатов судом не были услышаны.

Гендиректора Елена Тулузакова и Алина Баранова в деле проходят как свидетели. Обе заявили, что выполняли свои обязанности номинально. Из показаний Тулузаковой следует, что в 2013 году она приехала в Москву и нашла в газете объявление о найме курьеров. Она приехала на собеседование, где ей предложили оформить на себя несколько организаций, которые позже будут проданы, а ей заплатят 50 процентов от их стоимости. В итоге на Тулузакову оформили 15 фирм, в том числе МФО «Центр финансирования населения».

Ей звонили неизвестные люди, с которыми она встречалась в банках и открывала для них счета. За месяц до закрытия МФО Тулузакова сменила ее юридический адрес, внесла изменения в устав и перерегистрировала документы в налоговой инспекции. Петербурженка Алина Баранова, которая значилась гендиректором компании «Профит Альянс», тоже сообщила следователям, что в 2013 году ей предложили «поработать» — оформить на себя фирму, за что каждый месяц на банковскую карту Барановой перечисляли пять тысяч рублей.

— Потерпевшие на суде возмущались: где руководители пирамиды? — рассказывает Олег Бедняков. — Все уголовное дело изобилует отсылками к неустановленным лицам и неустановленному времени. Получается, во всем виноваты девушки, работавшие в Москве. Вот обанкротился банк — давайте всех операторов посадим. Если руководитель решил провернуть махинации, он своим сотрудникам об этом не сообщает. А тут получается, что сотрудник получает зарплату за исполнение своих обязанностей, а его делают соучастником преступления. На суде всплыли чудовищные нарушения: протоколы подменены, подписи потерпевших, обвиняемых, понятых, свидетелей подделаны... Очной ставки между двумя обвиняемыми не было, а протокол с их подписями почему-то есть!

3 марта 2017 года Дорогомиловский суд по первому уголовному делу с 202 потерпевшими приговорил шестерых девушек из МФО к срокам от трех до шести лет лишения свободы за мошенничество. При этом по большинству преступных эпизодов их оправдали из-за отсутствия состава преступления. К примеру, Светлану Беднякову осудили по 48 эпизодам, а оправдали по 117. Наталью Зотову признали виновной в 51 преступлении, а по 151 она оправдана. Всех фигуранток взяли под стражу прямо в зале суда. Любопытно, что приговор им вынесла судья Юлия Рудакова, известная тем, что арестовала самую молодую фигурантку дела «Нового величия» Анну Павликову. Позже это решение отменили в связи с допущенными нарушениями при избрании меры пресечения.

«Она два месяца лежала в психушке»

Девушки, осужденные по делу о финансовой пирамиде, девять месяцев провели в СИЗО, ожидая рассмотрения апелляционных жалоб на приговор. 13 ноября 2017 года Мосгорсуд отменил приговор фигуранткам в той части, где они были признаны виновными, но в части, где девушек оправдали, приговор был оставлен в силе. В апелляционном постановлении были перечислены многочисленные нарушения, допущенные в приговоре судьей Рудаковой.

К примеру, она оправдала Ольгу Квелашвили по преступлению в отношении потерпевшего Александра (имя изменено), но чуть ниже на той же странице приговора Квелашвили по тому же эпизоду оказалась признана виновной и получила 2,5 года лишения свободы. «Требования закона при рассмотрении данного уголовного дела судом не выполнены», — отметил Мосгорсуд в апелляционном постановлении.

Кроме того, в качестве доказательства вины осужденных судья Рудакова сослалась на некие предметы и документы, изъятые в ходе обысков в офисах МФО. Но что именно было изъято, в приговоре не уточнялось. Там также были ссылки на протоколы прослушки и показания потерпевших, которые даже не исследовались в суде. В дополнение ко всему письменные доказательства из обвинительного заключения были просто скопированы в приговор без учета того, что фигуранты дела говорили в суде...

В итоге из-за решения Мосгорсуда девушек отпустили на свободу под подписку о невыезде, а их уголовное дело снова вернулось в Дорогомиловский суд на пересмотр. Светлана Беднякова после выхода из СИЗО попала в психиатрическую больницу.

— Следователи говорили фигуранткам: «Да за что вас сажать — не за что, дадут условный срок — и все», — говорит Олег Бедняков, отец Светланы. — Но девушек в итоге посадили. Все были в шоке. Света на суде постоянно принимала антидепрессанты, а из СИЗО вернулась с фобиями и паническими атаками. Психиатр госпитализировал ее, она два месяца лежала в психушке. Экспертиза установила, что Света страдает смешанным расстройством личности.

***

8 июля в Дорогомиловском суде будет оглашен новый приговор по первому делу финансовой пирамиды в отношении шести молодых женщин. Прокурор вновь запросил для них от трех до шести лет лишения свободы. Одна из подсудимых родила в СИЗО ребенка, вторая сейчас в роддоме, готовится стать матерью. Впереди их ожидает приговор по второму уголовному делу. А следователь, между тем, пообещал обвиняемым еще одно дело по 30-50 вкладчикам, которые не вошли в первые дела...

Около 100 миллионов рублей, которые, по самым грубым подсчетам, собрали МФО «Центр финансирования населения» и компания «Профит Альянс», просто исчезли. По уголовным делам в отношении шести кассирш изъяли лишь 230 тысяч рублей в сейфе офиса на Кутузовском проспекте и 180 тысяч рублей, принадлежавшие семье Натальи Зотовой.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!