Первый россиянин заразился смертельным коронавирусом
Новости партнеров

Голубой бум

Россия добывает все больше газа, но теряет миллиарды. В этом виноваты США и Австралия

Фото: Александр Семенов / ТАСС

Российское газовое доминирование в Европе поставили под сомнение. Страны ЕС не только активно ищут альтернативные источники энергии, но и потребляют все больше сжиженного природного газа (СПГ), который еще недавно многие не принимали всерьез. С ним привычно ассоциировали США — якобы они хотят перевести Европу на свой СПГ, однако пока их вклад относительно невелик. На фоне замедления мировой экономики ситуацию взорвало противостояние отечественных «Газпрома» и «Новатэка». Конкуренция приносит выгоды европейским потребителям, но лишает денег Россию. Выход есть, хотя для него в прямом смысле придется ломать тонны льда. Голубая надежда России — в материале «Ленты.ру».

Пустые трубы

СПГ в 2019 году вполне мог бы стать словом или термином года в российской экономике. Конфликт России и Украины по новому контракту на транзит газа, проблемы «Северного потока-2», финансовые трудности «Газпрома» в Европе — все это непосредственно связано со сжиженным газом. Развитие этого рынка дошло до такого уровня, что морские суда-газовозы в состоянии самым серьезным образом конкурировать с газопроводами и даже побеждать их.

Средняя цена российского трубопроводного газа в 2018 году составляла 246 долларов за тысячу кубометров. «Газпром» ожидал в 2019-м некоторого снижения — до уровня 230-235 долларов. Тем не менее в третьем квартале года российский монополист с учетом акциза и таможенных пошлин продавал топливо за 169,8 доллара. На столь низком уровне газ из России торговался 15 лет назад — в 2004 году. В итоге чистая выручка «Газпрома» от продажи в Европу и другие страны дальнего зарубежья за три квартала 2019 года упала на 242 миллиарда рублей — это 12 процентов. Потери связаны с тем, что Европа удовлетворила растущий спрос с помощью дешевого СПГ — его закупки за год увеличились в два раза и составили, по оценкам EIA, 76 миллионов тонн.

Снижением стоимости проблемы не ограничиваются. Падают и объемы продаж — отправить больше 200 миллиардов кубометров, как планировали, не удалось. А с 2022 года от российского газа отказывается Польша — она намерена перейти на поставки из Норвегии. Более того, Варшава договорилась поставлять американский газ даже на Украину. Ничего не мешает нарастить поставки СПГ и другим странам региона. Вашингтон между тем с помощью санкций против газопровода «Северный поток-2» сумел отодвинуть его строительство на неопределенный срок. Помимо формальной политической причины — защита Европы от России, за этим видится и национальный интерес. США надо срочно найти покупателей для открывающихся в ближайшее время новых заводов СПГ.

На практике такая ситуация означает, что стоимость газа в России неизбежно повысится — «Газпрому» надо компенсировать потери на зарубежных рынках. «Те цены в 400-500 долларов, которые мы когда-то видели, — какое-то поколение после нас, дай бог, увидит. Этой подушки больше нет», — объяснил сложность держать низкие цены внутри страны замначальника департамента экономической экспертизы и ценообразования «Газпрома» Виктор Яценко.

Однако проблемы «Газпрома», имеющего монополию на поставки трубопроводного газа за границу, нельзя считать синонимом проблем для страны. Ведь результат начинают давать российские проекты СПГ — попытка покончить с зависимостью от «Газпрома» для Европы оборачивается тем, что закупать СПГ начинают у российского же, хоть и частного, «Новатэка». По поставкам сжиженного газа в Европу его завод «Ямал СПГ» в последние два года обходит США. Более того, российский газ доходит даже до самих США — туда, хоть и через посредников, была отправлена первая же партия с завода на Ямале.

Жидкий газ

Сжиженный природный газ выглядит как жидкость без цвета и запаха. Он не вызывает коррозии, не горит, не токсичен и сам по себе не взрывоопасен. Хотя может сдетонировать при испарении, если концентрация пара находится в интервале 5-15 процентов, и произойдет контакт с источником горения. СПГ не способен загрязнить почву или воду в результате утечки, потому что при контакте с ними быстро испаряется без каких-либо следов. На фоне растущего в мире беспокойства по поводу экологии и влияния их на политику эти обстоятельства позволяют говорить о прекрасной перспективе СПГ-проектов.

Фактически природный газ — это смесь метана, этана, пропана и бутана, в которой есть небольшое количество более тяжелых углеводородов и ряд примесей. Точный состав газа зависит от места и способа его добычи, хотя различия не слишком велики. Чтобы получить СПГ, следует удалить некоторые примеси, сжать газ и охладить. Жидкость хранится при температуре минус 162 градуса Цельсия в теплоизолированной емкости.

После сжижения на заводе СПГ загружают в специальное судно-газовоз, который отправляется к покупателю. Там на приемном терминале проходит регазификация, при которой из одного кубометра СПГ получается более 600 кубометров обычного газа. Процесс организован таким образом, чтобы жидкость не соприкасалась с воздухом. При регазификации выделяется широкая фракция легких углеводородов — этана, пропана, бутана и пентанов, используемых в качестве топлива и нефтехимического сырья. В результате нет необходимости перевозить их с месторождений и продавать отдельно.

Старая история

Технологию сжижения природного газа изобрел еще в 1895 году немецкий ученый и предприниматель Карл фон Линде. Первый завод по получению СПГ построили в США в 1917 году, хотя тогда его целью было извлечение гелия. В промышленных масштабах США начали сжижать газ на заводе, построенном в 1941 году в Кливленде. Этот СПГ предназначался для покрытия пиковых нагрузок потребления. На заводе произошла одна из крупнейших техногенных катастроф. Из-за утечек и воспламенения были уничтожены не только само предприятие, но и порядка 100 зданий, в том числе частные дома. Погибли 128 человек, около 400 — пострадали. Поэтому в следующие годы инженеры работали над вопросами безопасности производства и технологией перевозки СПГ на большие расстояния.

В 1959 году танкер Methane Pioneer доставил груз СПГ через Атлантический океан из США в Великобританию. Этот момент считается началом коммерческих перевозок СПГ. Спустя год в Алжире, в городе Арзев, начали строить первый завод по производству СПГ для поставок в Европу. С середины 1960-х Великобритания получает по этому маршруту десять процентов всех потребностей. Спустя 20 лет королевство переходит на газ, добываемый в Северном море, но после истощения запасов возвращается к импорту СПГ.

Второй завод по производству СПГ построили в 1969 году на Аляске. Отсюда газ отправляли в Японию. Следующие предприятия появились в Ливии и Брунее, а затем их начали строить по всему миру. Первые заводы СПГ на Ближнем Востоке созданы в конце 1970-х. К началу 2010-х в мире насчитывалось более 30 крупнотоннажных заводов СПГ, нацеленных на экспорт. Среди них был и один российский — запущенный в 2009 году «Сахалин-2».

Стоимость поставок СПГ складывается из производства самого газа, доставки по морю, регазификации и отправления конечным потребителям. Главный вклад вносит именно производство. Например, в США сжижение тысячи кубометров обходится в 60 долларов. Переход через Атлантический океан сравнительно дешевый — порядка 15 долларов за тот же объем, остальные траты еще меньше. В настоящий момент СПГ выгоднее трубопроводного газа, если его надо отправить на расстояние более 4 тысяч километров. К примеру, среднестатистический маршрут СПГ-танкера составил в 2017 году 15,5 тысячи километров.

Новая нефть

Рынок СПГ значительно отличается от традиционного трубопроводного. Основным критерием второго можно назвать предсказуемость — это касается стоимости, объемов и ввода в строй новых объектов. А вот для сжиженного газа ключевой особенностью называют циклическое развитие. Стоимость СПГ в незначительные промежутки времени может серьезно измениться, ведь ввод в эксплуатацию крупных проектов значительно увеличивает предложение.

К примеру, в первом квартале 2016 года на одном из крупнейших в Европе хабов TTF в Нидерландах стоимость тысячи кубометров газа колебалась в пределах 135-165 долларов. В тот же период в 2017 году она составляла 170-250 долларов, а в первом квартале 2018-го — в среднем 245 долларов. Уже в третьем квартале того же года цена взлетела выше 360 долларов, а спустя год, в третьем квартале 2019 года, опустилась до 115-155 долларов. В начале 2020 года тысяча кубометров газа на споте TTF стоила около 140 долларов. Аналогичная динамика наблюдалась и прежде, например, в период с 2012 по 2016 годы, когда пик пришелся на 2014 год. До максимума стоимость СПГ в целом в мире (различается в зависимости от хаба) поднималась осенью 2005 года.

Последнее падение связывают с замедлением мировой экономики в 2019 году. Оно негативно повлияло на спрос в Азии и тем самым создало избыток СПГ в мире, заставив производителей срочно искать другие рынки сбыта. Освободившийся газ приняла Европа, что и позволило столь серьезно снизить цену. Скачки цен создают проблемы для инвестиций в новые заводы — сложно предсказать их окупаемость и востребованность товара. Поэтому в настоящее время в мире достаточно предложений, в том числе в США, Катаре, России, Австралии, но вкладывать деньги в них пока не спешат.

В целом, отмечают аналитики, в последние годы рынок СПГ все больше напоминает нефтяной, которому так же свойственны волатильность и цикличность, хотя и в меньшей степени. Снижаются длительность и объемы контрактов на СПГ, а его цена все чаще привязывается не к нефти, а к стоимости газа на биржах и ценовым индикаторам в Азии.

Мировые расклады

Потребление СПГ в мире увеличивалось в период с 1980-го по 2011 год в среднем на восемь процентов в год. В 2012-2016 годах рост составил всего 0,4 процента, но уже в 2017-м — плюс 11 процентов. В первую очередь к этому привело намерение Китая заняться экологией и постепенно отказываться от каменного угля. С 2000 года потребление СПГ выросло в 3,5 раза (100 миллионов тонн) и в 355 миллионов в 2019-м, а экспорт-импорт — в два раза.

В лидеры экспорта на данный момент выбилась Австралия — в 2019 году она поставила 77,5 миллиона тонн СПГ. Следом идет Катар — 75 миллионов. На третье место поднялись США, резко нарастившие поставки в минувшем году. Крупными поставщиками также остаются Нигерия, Алжир, Индонезия и Малайзия. За последние десять лет потребление природного газа в целом увеличилось на 20 процентов, рост спроса достиг 70 процентов. На этом фоне количество стран — потребителей СПГ в мире выросло более чем в два раза. По состоянию на 2019 год предложение на рынке СПГ превысило спрос примерно на шесть процентов — в абсолютных цифрах это 20 миллионов тонн.

СПГ экспортируют 18 государств, в том числе Россия, а покупают 42 страны. Главным игроком и драйвером роста, определяющим стоимость, на этом рынке считаются страны Азиатско-Тихоокеанского региона. В частности, крупнейшим покупателем в мире долгие годы остается Япония, у которой нет других источников газа. В 2018 году она импортировала 82,5 миллиона тонн — больше трети всего объема региона. Но основной рост спроса, согласно прогнозам, придется на Китай и Индию. Если КНР сможет поддерживать темпы роста, то уже к 2032 году станет главным импортером в мире. Впрочем, уже в ноябре и декабре прошлого года Китай по закупкам СПГ сумел опередить Японию.

Больше всего энергоресурсов в совокупности потребляет Евросоюз, и для роста поставок СПГ в нем все готово. С учетом Турции суммарная мощность терминалов по приему СПГ в регионе составляет свыше 160 миллионов тонн. Вдобавок ряд стран — Германия, Хорватия, Эстония, Ирландия и Кипр — хотят построить крупные терминалы мощностью в 29,6 миллиона тонн.

Россия в теме

Первый завод по производству сжиженного природного газа в России открыли в феврале 2009 года на Сахалине в рамках проекта «Сахалин-2». Вначале его мощность составляла 9,6 миллиона тонн в год, но к 2020 году увеличилась до 11 миллионов. В 2024-2026 годах запланирован запуск третьей линии, мощность которой составит 5,4 миллиона. Половина проекта (50 процентов плюс одна акция) принадлежит «Газпрому», 12,5 процента и 10 процентов — японским компаниям Mitsui и Mitsubishi, а 27,5 процента — англо-голландской Shell. Большая часть полученного СПГ направляется в Японию.

Вторым проектом стал построенный в 2017-2018 годах частным «Новатэком» «Ямал СПГ». У российской компании 50,1 процента акций, остальные принадлежат Total и китайским CNPC и Фонду Шелкового пути. Мощность завода на данный момент достигла 18 миллионов тонн, а в 2020 году, когда запустят четвертую линию, увеличится еще на 0,9 миллиона. Особенность новой линии в том, что работать она будет полностью на российском оборудовании. Санкции мешают российским компаниям закупать технологическую продукцию из-за рубежа, а российские разработки в перспективе снимут эту проблему.

В текущем году в планах запуск завода «СПГ-Портовая» на берегу Финского залива мощностью 1,5 миллиона тонн и начало строительства «Владивосток СПГ» такой же мощности. Оба предприятия принадлежат «Газпрому». В ближайшие годы должны заработать еще «газпромовский» проект «Балтийский СПГ» (2023-2024 годы, 10-13 миллионов кубометров) и «Арктик СПГ-2» (2023-2026 годы, 19,8 миллиона кубометров) от «Новатэка». Последний завод — наиболее масштабный российский проект, десять процентов которого выкупили японский консорциум Mitsui & Co и Японская национальная корпорация по нефти, газу и металлам JOGMEC. Кроме того, «Новатэк» намерен до 2023 года с помощью отечественного оборудования построить «Обский СПГ», также на Ямале, мощностью 4,8 миллиона кубометров. В сентябре прошлого года стало известно, что «Роснефть» начинает проектировать завод «Дальневосточный СПГ» мощностью 6,2 миллиона тонн. Предварительные сроки запуска — 2025-2027 годы.

На конец 2019 года совокупная мощность СПГ-проектов в России достигала 28,5 миллиона тонн. Если все запланированные проекты удастся реализовать в срок, то к 2026-2027 годам производство превысит 80 миллионов тонн. Другими словами, российские производители займут 15-20 процентов рынка, в зависимости от состояния иностранных проектов.

«Газпром» VS «Новатэк»

Осложняет неплохую в целом картину проблема с рынками сбыта. Дело в том, что «Ямал СПГ» отправляет подавляющий объем газа в Европу — это проще и выгоднее с точки зрения логистики. Идти на азиатские рынки по Северному морскому пути газовозы могут лишь несколько месяцев в году, в остальное время путь туда лежит через Суэцкий канал. Например, первый СПГ с Ямала попал в Японию только в декабре прошлого года.

В то же время именно Европа остается ключевым клиентом «Газпрома», покупающим газ через многочисленные трубопроводы из России. Чтобы избежать конкуренции, глава «Новатэка» Леонид Михельсон ранее обещал поставлять в Азию подавляющую часть производства «Ямал СПГ» — и это было одним из условий поддержки проекта. Но в 2019 году 80 процентов газа из российской Арктики ушло на европейский рынок. Его доля в регионе в целом составила почти 20 процентов. Для сравнения, поставки США пока закрывают всего 13 процентов. Таким образом «Новатэк» имеет непосредственное отношение к проблемам российской госкомпании в части снижения доходов. И аргументы, что российский СПГ идет в страны, которые не связаны контрактами с «Газпромом», сложно признать убедительными. Ведь рынок СПГ — общий, и куда конкретно плывут газовозы с российским товаром, не так уж важно.

Такая ситуация изначально не нравилась «Газпрому». «Любой поставленный на европейский рынок кубометр СПГ — это минус один кубометр того же российского газа», — объяснял еще в 2017 году замначальника департамента перспективного развития «Газпрома» Николай Кисленко. Потери госбюджета в 2018 году, когда поставки «Новатэка» в Европу были почти в три раза меньше нынешних, госкомпания оценила в 30 миллиардов рублей. В убытки включены ряд серьезных льгот, которые есть у «Ямал СПГ». Например, на 12 лет проект освобожден от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), от налога на имущество, от уплаты НДС при покупке оборудования, не имеющего аналогов в России, а также от пошлин на экспорт СПГ. Кроме того, он платит налог на прибыль по льготной ставке 13,5 процента, а не 20 процентов.

Насколько рентабельным станет завод при отмене льгот и смене рынка — неизвестно. Другими словами, конфликт «Газпрома» и «Новатэка» может серьезно уменьшить доход России от продажи газа, и если решение примут в пользу трубопроводов, то прибыль от арктических проектов СПГ окажется под вопросом. Так, потенциальная убыточность проекта заставила «Газпром» отказаться от разработки Штокмановского месторождения в Баренцевом море и строительства завода «Штокман СПГ». В августе совет директоров компании ликвидировал Shtokman Development AG, созданную для этого проекта. Аналитики указывали, что рентабельным проект станет лишь при стоимости газа 460 долларов за тысячу кубометров, но такая ситуация в последние годы выглядит нереальной.

Одним из способов повысить прибыль российских заводов СПГ в Арктике ученые называют использование холодных температур окружающей среды. Другим, реализация которого только началась, станет строительство ледоколов нового класса, позволяющих поставлять СПГ в Азию по Северному морскому пути круглогодично и закрыть вопрос конкуренции.

Взрывной подъем

В 2018 году СПГ занимал около 40 процентов мировых поставок газа, но аналитики предсказывают ему бурный рост. Так, Минэнерго России ожидает к 2035 году спрос на уровне 600 миллионов тонн — это составит 51 процент от общего рынка газа. В свою очередь Royal Dutch Shell предполагает, что к 2040 году доля окажется в полтора раза выше нынешней — 60 процентов.

Реализуемые или готовящиеся проекты, если они будут доведены до конца, позволят России к 2024 году поставлять 47,9 миллиона тонн СПГ. Еще через десять лет, как заявил в октябре президент страны Владимир Путин, производство достигнет 120-140 миллионов. Резкий рывок запланировали и в США. Центр стратегических и международных исследований в Вашингтоне ожидает, что национальные производители за счет утвержденных проектов через десять лет увеличат производство СПГ в пять раз — до 101 миллиона тонн (только в этом году США добавят 10,5 миллиона тонн). Такой уровень позволит США выйти на второе место после Катара. При этом Россия в те же сроки, уверены американские эксперты, станет третьей, но сможет производить только 50 миллионов тонн.

Главным риском России в сфере СПГ специалисты называют технологическое отставание из-за санкций. Помимо проблем непосредственно в производстве, свою роль могут сыграть проблемы с западными партнерами в совместной деятельности. Например, работающие на Сахалине Shell и Exxon предоставляют свои разработки, но при этом имеют собственные СПГ-проекты в США. В случае перепроизводства и насыщения рынка у них может возникнуть конфликт интересов и желание притормозить развитие отрасли в России.

Загадкой для рынка СПГ остается Европа — главный потребитель российского газа. Евросоюз имеет собственную добычу, хотя месторождения истощаются, у него есть стабильные поставки трубопроводного газа из России, Африки и Азербайджана, а также большое количество СПГ-терминалов. Как отмечала еще год назад гендиректор «Газпром экспорта» Елена Бурмистрова, Европа нарастила регазификационные мощности до 200 миллиардов кубометров в год и способна заместить весь трубопроводный газ «Газпрома» в любой момент. Такое политическое решение можно представить, хотя оно дорого обойдется для объединения, вызовет конфликт между входящими в ЕС странами и ударит по европейским компаниям, которые вложились в российские газопроводы.

Но сама возможность этого решения может стать аргументом в переговорах с Россией. Можно представить ситуацию, когда дальнейшее сокращение поставок «Газпрома» в ЕС и увеличение закупок у «Новатэка» заставит Москву принудительно ограничить поставки СПГ в Европу. В этом случае регион переходит на газ из США, даже если он достается ей дороже, и требует радикально снизить стоимость трубопроводного газа. Пока этот вариант выглядит теоретическим, однако США умеют находить нестандартные решения для продвижения своих интересов — это доказывает и пример Польши, и перенос запуска газопровода «Северный поток-2» как минимум на год. Дополнительную неопределенность вносит намерение Евросоюза прекратить финансирование нефтегазовых и угольных проектов. Как оно будет реализовываться на практике и коснется ли потребления газа, на данный момент неясно.

Что касается мира, то новые технологии и более крупные газовозы в перспективе сделают производство СПГ более рентабельным, но опасений инвесторов постепенное развитие не снимет. Перед глазами пример Австралии, которая вырвалась в лидеры экспорта, но из-за массы неудачных решений вынуждена продавать значительную часть газа в убыток. Аналитики не исключают и остановки некоторых уже действующих СПГ-проектов в США. Конец 2019-го и начало 2020 года оптимизма не прибавили — стоимость контрактов приблизилась к минимуму 2019 года и может стать самой низкой за пять лет. Ситуация может привести к нехватке СПГ в ближайшие годы, а, следовательно, к росту цен. Это подтолкнет строительство, но на рынок новый газ попадет далеко не сразу.

Проблемы рынка могло бы попробовать решать некое объединение поставщиков СПГ, которое было бы в состоянии повлиять на объемы производства, а значит, и на стоимость газа. В этом случае возросшая стабильность сделала бы более надежными инвестиционные решения. Но единственная организация, которая хотя бы внешне напоминает такой регулятор, это Форум стран — экспортеров газа (ФСЭГ), в котором участвуют Россия, Алжир, Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Катар, Ливия, Нигерия, ОАЭ, Тринидад и Тобаго, Экваториальная Гвинея. Его называют «газовым ОПЕК», но созданная сравнительно недавно — в 2008 году — организация имеет гораздо меньший вес и почти не проявляет активности.

Если смотреть отдельно по СПГ, то во ФСЭГ не входят и не числятся в наблюдателях такие лидеры отрасли, как Австралия, США, Индонезия и Малайзия. Более того, США были резко против создания Форума, и нет никаких шансов, что они захотят присоединиться к нему. В начале января генсек ФСЭГ Юрий Сентюрин отмечал, что у организации нет намерений и технической возможности регулировать объемы выпуска СПГ для решения проблемы низких цен. Таким образом, в настоящее время крупнейшие игроки заняты стремлением занять место на растущем рынке любой ценой, даже себе в убыток, и говорить о скорой координации проектов разных стран не приходится. Поэтому в ближайшие годы стоит ожидать продолжения скачков стоимости СПГ, отказа от амбициозных проектов и одновременно появления новых масштабных планов.

Экономика00:01Сегодня

Труба не горит

США и Европа мешают строить «Северный поток-2». Почему Россию это теперь не волнует?