Новости партнеров
Прослушать статью

Отступники в законе. Почему криминальные авторитеты в российских тюрьмах стали массово отрекаться от воровских титулов

Фото: Вадим Брайдов / «Коммерсантъ»

В начале апреля стало известно, что криминальные авторитеты, находящиеся в российских колониях и тюрьмах, стали массово отказываться от воровских титулов. При этом о своих решениях они заявляют не на воровской сходке, а официально уведомляют власти, посылая заявления на имя директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России Александра Калашникова. Сидят воры-отступники по самым разным статьям — от наркотиков до убийств — но их всех объединяет одно: каждому из них могут предъявить обвинение еще и по «антиворовской» статье 210.1 УК РФ с наказанием до 15 лет лишения свободы. О том, почему криминальные авторитеты больше не мечтают о воровских коронах и что это означает для преступного мира России, — в материале «Ленты.ру».

О том, что сразу несколько воров в законе, находящихся в разных колониях и СИЗО России, решили отказаться от своих воровских титулов, 8 апреля сообщил Telegram-канал «Честный детектив». По данным источника канала, свои заявления на имя директора ФСИН Калашникова все воры написали самостоятельно.

Речь, в частности, идет об Александре Окуневе, известном в криминальных кругах как Огонек. Он обвиняется по статье 210.1 («Занятие высшего положения в преступной иерархии») УК РФ. Второй из «отступников» — Ильдар Асянов (Ильдар Уфимский), «смотрящий» за Уфой (Башкирия). Свой воровской титул он получил в 23 года, но потом увлекся наркотиками, из-за чего в преступном мире к нему возникло пренебрежительное отношение.

Заявление главе ФСИН также направил Гаджи Халимбеков (Гаджи Ставропольский). Свой воровской титул он потерял в 2010 году по решению лидера преступного мира России Аслана Усояна (Дед Хасан): причиной для этого стало сотрудничество Халимбекова с правоохранительными органами.

Впрочем, позже несколько грузинских криминальных лидеров все же вернули корону Халимбекову, восстановив его в статусе вора в законе. Но в этом качестве в преступном мире Гаджи Ставропольского воспринимают далеко не все. Наконец, отречься от воровского мира решил и Юрий Тишенков (Ганс), некогда «смотрящий» за Тюменской областью. Он с 2009 года отбывает крупный срок за организацию заказного убийства.

Операция с Огоньком

Из всех четверых воров в законе, написавших обращения главе ФСИН, лишь Гаджи Ставропольский в последние годы оставался в тени. Остальные криминальные авторитеты периодически попадали в криминальные сводки и ленты новостей по самым разным поводам — в частности, так было и с вором в законе Огоньком.

На счету Огонька на сегодняшний день десять судимостей. С 1970-х он сидел за кражи, хулиганство, грабеж, хранение оружия и убийство.

Криминального авторитета короновали в знаменитой тюрьме «Владимирский централ» в 1994 году при участии таких воров, как Реваз Цицишвили (Цицка), Сергей Бойцов (Боец), Александр Северов (Саша Север) и Эдуард Асатрян (Осетрина Старший). Но воровской титул Огонька его оппоненты пытаются оспорить начиная с 2005 года.

«Прогон» (воровское послание) о непризнании титула Огонька (авторская орфография и пунктуация сохранены):

«Приветствуем Вас Арестанты! Мы Воры ставим вас в известность, что находящийся в Меликесской "крытке" [тюрьме — прим. "Ленты.ру"] Саша "Огонек" не является вором, и не обращаться к нему как Вору. Дайте ходу этому воровскому прогону по всем лагерям и тюрьмам. Еще раз приветствуем Вас Воры: Вася Воскрес, Юра Пичуга, Вова Вагон, Лаша Шушанашвили, Тамаз Чермен».

Путь к своей последней на сегодняшний день, десятой судимости Огонек начал в 2018 году. 14 ноября 56-летнего вора в законе задержали в Подмосковье с героином.

Вскоре после задержания Огонька арестовали. На него завели дело по статье 228 («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов») УК РФ: суд приговорил Огонька к десяти месяцам лишения свободы.

А 16 августа 2019 года в подмосковном главке МВД сообщили, что криминального авторитета заподозрили по статье 210.1 («Занятие высшего положения в преступной иерархии») УК РФ.

По версии следствия, Огонек координировал действия организованных преступных групп на территории Красногорского, Волоколамского и Солнечногорского районов Подмосковья

Кроме того, влияние вора в законе распространялось на Северный округ Москвы. Огонек, как считают в полиции, принимал участие в разделе сфер влияния криминальных группировок и дележе преступных доходов. В настоящее время он находится в СИЗО.

Герой на героине

Не реже Огонька в криминальные хроники попадал и Ильдар Уфимский, неоднократно судимый за кражи, причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, а также незаконный оборот наркотиков и оружия. Свой воровской титул он получил в 1993 году, отбывая очередной срок в исправительной колонии.

Освободившись, он организовал свое преступное сообщество, состоящее из пяти группировок. В них входили около 100 человек. Но успешной криминальной карьере Ильдара Уфимского помешало его увлечение наркотиками, с которыми его раз за разом ловили полицейские. А недруги по той же причине лишали его воровского титула два раза: в 1993 и 2008 годах.

В очередной раз в руках сотрудников МВД авторитет оказался 3 июля 2013 года. Его задержали на севере Москвы, причем при себе у Ильдара Уфимского оказалось 1,25 грамма героина. Но в тот раз он избежал тюрьмы.

Правда, три года спустя криминальный авторитет все же оказался за решеткой

21 октября 2016 года в деревне Юдино Мытищинского района Подмосковья оперативники остановили Mercedes под управлением 52-летнего Ильдара Уфимского. На этот раз у него нашли почти шесть граммов все того же героина.

В отношении задержанного возбудили уголовное дело по статье 228 («Незаконный оборот наркотических веществ») УК РФ и отправили его в СИЗО. В 2017 году Ильдар Уфимский получил шесть лет лишения свободы и отбывает свой срок до сих пор.

Ход Ганса

Наконец, последний из четверки воров-«отступников» — уроженец Тюмени Юрий Тишенков, известный в криминальных кругах как Ганс. Впервые на скамью подсудимых он попал за хулиганство в 1968 году: тогда ему было всего 16 лет. 25 июля 2000 года Ганс был коронован в Сургуте.

Десять лет спустя, в декабре 2010 года, его признали виновным в организации убийства и приговорили к 12 годам лишения свободы: срок Ганса истекает в 2021 году. Между тем в минувшем октябре СМИ сообщали, что преступный мир Тюменской области опасается выхода на свободу вора в законе.

По словам источника Ura.ru, криминальные авторитеты боялись, что, освободившись, Ганс может начать войну с ними. Причина этих страхов была в том, что большинство прежних конкурентов вора в законе либо за границей, либо умерли, а новое поколение российского криминала могло оказаться не готовым к противостоянию с опытным авторитетом из 90-х.

Сам Ганс, в свою очередь, мог попытаться после освобождения взять контроль над частью коммерсантов или попытаться отомстить неприятелям.

Однако вместо этого вор в законе неожиданно написал письмо на имя главы ФСИН Александра Калашникова и отрекся от титула, что стало для всех полной неожиданностью

Впрочем, по данным информационного агентства (ИА) «Прайм Крайм», воровской статус Ганса в преступном мире и так был под сомнением: еще в 2008 году его раскороновали Аслан Усоян (Дед Хасан), Вячеслав Иваньков (Япончик) и другие влиятельные криминальные авторитеты. Так что отречение Ганса в официальном письме было скорее показательным ходом.

Так что же на самом деле стоит за желанием криминальных авторитетов поскорее попрощаться со своим воровским прошлым? И не является ли это всего лишь уловкой, чтобы уйти от ответственности по «антиворовской» статье 210.1 УК РФ? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответила главный редактор ИА «Прайм Крайм» Виктория Гефтер.

«Лента.ру»: Чем известны криминальные авторитеты, которые написали письма об отречении от воровских титулов на имя главы ФСИН?

Виктория Гефтер: Все эти заключенные когда-то были ворами в законе. Некоторые из них — по-прежнему очень уважаемые в арестантском мире личности, но среди них нет ни одного действующего вора, который обладал бы реальной властью и влиянием в криминальном мире. А потому в заявлениях, которые они написали, просто нет смысла.

Для ФСИН и силовых структур отречение действующего вора в законе очень ценно в плане его агентурной вербовки и дальнейшего использования. Такой материал с отречением скорее положат под сукно, нежели обнародуют. У сотрудников ФСИН много такого компромата на действующих воров в законе. А те, кого сливают в СМИ, — это пустышки.

Какие санкции со стороны преступного мира могут последовать за подобные «отречения»?

Никаких санкций не последует. Если человек решил отречься от титула или завязать с преступным образом жизни, это его личное дело. Так или иначе, он должен уведомить об этом «братву». Санкции могут последовать, если после отречения человек снова назовется вором в законе.

Если говорить об «антиворовской» статье 210.1 УК РФ, то она распространяется только на тех, кто остались ворами после принятия закона в 2019 году. Тот же Олег Мухаметшин (Муха) в свое время отрекся от воровского титула заранее именно в расчете на то, что его не будут преследовать по «антиворовской» статье.

И это сработало — дело на него так и не завели. А та четверка, что обратилась к главе ФСИН, лишилась своих воровских титулов задолго до 2019 года и вступления в силу статьи 210.1 УК РФ.

Могут ли, по вашему мнению, подобные «отречения» стать массовым явлением среди криминальных авторитетов?

Массовым это явление не станет. Звание вора в законе в преступном мире — это честь, которая в материальном плане мало с чем может сравниться. Кто и во имя чего в здравом уме откажется от нее, чтобы превратиться в «мужика»-обывателя или коммерсанта-домохозяина? Воры — это люди изначально совсем иной закваски.

Пытаются ли воры в законе как-то обхитрить правоохранительные органы, чтобы сохранить при себе титул, но при этом выглядеть не ворами в глазах следователей?

Конечно, воры в законе, особенно находящиеся за решеткой даже не по статье 210.1 УК РФ, идут на всякие ухищрения. Но они не отрекаются, а просто не объявляют себя ворами. На их сленге это называется «сухариться» — так воры делали еще во времена Хрущева.

При этом все вокруг, кого это касается, знают, кто перед ними — вор или не вор

Ведь в воровском мире о человеке говорят не слова, а поступки. Например, Давид Панчвидзе (Панчо), когда его спросили оперативники, вором не назвался, но в СИЗО спокойно попросил, чтобы к нему в камеру подсадили кого-нибудь, кто бы за него убирался.

Сегодня в воровском мире действует запрет на новые коронации, введенный еще лидером преступного мира России Захарием Калашовым (Шакро Молодой). Будет ли он сохраняться и дальше, учитывая, что некоторые воры все же пытаются расстаться со своими титулами из-за статьи 210.1 УК РФ?

В периоды кризиса всегда присутствует естественный отсев: отщепенцы были, есть и будут. Это — следствие их личной деградации. А мораторий на коронации — это нечто вроде диеты, лечебного голодания, чтобы помочь организму очиститься от шлаков и оздоровиться после нескольких лет невоздержанности. Воры в законе сами регулируют численность своих рядов, и на данный момент их не так уж мало, чтобы опасаться их полного исчезновения.

В Грузии, где «антиворовская» статья была введена еще в 2005 году, за все время от титула отказался всего один вор в законе, причем далеко не самый видный и в самом начале «репрессий».

Зато на фоне этих притеснений во времена Саакашвили из тех, кто терпел лишения ради воровской идеи, потом вышли десятки новых воров в законе

Фактически гонениями на воров грузинские власти получили прямо обратный эффект — да еще и заполонили ими половину Европы.

Означает ли это, что принятие статьи 210.1 никак не повлияет на желание криминальных авторитетов получать воровские титулы и принимать сопутствующие им риски?

Даже до введения статьи 210.1 любой неофит понимал риск возможной «командировки» [заключения в местах лишения свободы] и был к этому готов. Это издержки обладания воровским титулом, к которому так стремятся кандидаты в воры. Если же говорить о тех людях, которые получают титулы не за деньги, а за заслуги, то они просто не видят себя никем, кроме как ворами. Идейные воры в законе — это фанатики, и в этом их сила.