Трудно

Валерий Панфилов об особенностях авторитаризма и тоталитаризма

Сложно быть писателем. В каждом учебнике сценарного мастерства написано, что не бывает персонажей исключительно хороших или плохих. У всех есть мотив, каждый, даже безумный маньяк, делает то, что считает справедливым и правильным.

Это в средние века к власти могли прийти купающиеся в крови садисты вроде Влада Колосажателя; более поздние руководители, принимавшие даже самые жуткие решения, руководствовались во многом политической необходимостью, верой в свою платформу. Однако в зависимости от политической и исторической обстановки тебя обязательно представляют кем-то одним – либо героем, либо злодеем.

"Но в марте он немножечко того,
И тут узнали мы всю правду про него:
Что он своих перестрелял,
В решеньях силу применял,
И в лагеря упрятал всех до одного".

Непросто быть главой государства. Послы шлют ноты протеста, оппозиция зовет диктатором, узурпатором и строителем авторитарного общества, народ намекает на то, что ты засиделся на должности. Низы воруют, берут на себя повышенные обязательства, а наверх отправляют выдуманные цифры по урожаю и производству.

Между тем столько надо сделать – построить детские сады, больницы, укрепить оборону страны, профинансировать научные исследования, правильно разыграть энергетическую карту, запустить программу жилищного строительства, провести перепись, помочь молодым семьям и старикам...

Трудно принимать решения. Денег ни на что не хватает: государство может быть независимым, богатым и социальным – выберите любые два качества. Но хуже всего то, что многие решения необратимы. Сделав один шаг в сторону, ты обречен шагать по этому пути дальше и дальше.

Взять свободу слова, свободу собраний, многопартийность – как только их разрешают, на улицы вылезают недовольные, не понимающие всей сложности бюджетного процесса; недоучившиеся студенты, считающие, что надо просто перенять чужой (чаще всего американский) опыт; все те же старики, требующие повысить вдвое пенсию; шахтеры, доведенные эффективными собственниками до ручки.

В парламенте вместо того, чтобы придумывать важные и нужные законы, мелют языком. Время идет – минул один президентский срок, второй, а как много еще не принято, не налажено, сколько коррупционеров не поймано. Разогнать бы такой парламент, либо посадить туда единомышленников. Но единомышленников мало; лучше – истуканов, пусть всегда голосуют "за".

Очень нелегко бороться с иностранным влиянием. Пусть ты не параноик, но в любой стране – так уж повелось – действует разведка соседних государств и лобби иностранного капитала. Именно они финансируют ту самую оппозицию, которая в прошлый срок помешала осуществлению многих жестких, но нужных планов. Но стоит об этом явно сказать, как тебя поднимают на смех; в приличном обществе учатся справляться с этой бедой тихо, в рамках борьбы с терроризмом, например. А что делать, если у тебя в стране нет террористов?

Еще сложнее железной рукой наводить порядок - запрещать педерастов, гастарбайтеров и публичные выступления бархатных революционеров; чистить города и волости от криминала и наркомании, чтобы ночью по улицам можно было пройти, не опасаясь охотников за органами. Перегнешь палку – и вот уже в небе появились миротворческие истребители с бомбардировщиками. Кроме того, какая же может быть интеграция в мировое сообщество без принятия всех его атрибутов? Грозят пальцем, применяют экономические санкции, а и слава богу, обойдемся.

Трудно в эпоху глобализации выращивать патриотов. Обязательно вылезут ультранационалисты, которые выставят тебя дураком перед всем остальным миром; приезжие будут удивляться – почему это у вас покупают только местное; представители иностранных держав будут жаловаться на протекционизм и высокие таможенные пошлины.

Трудно быть мишенью пропагандистской машины. Объяснять, что все обстоит не так, как это преподносят внешние СМИ, и что весь мир смотрит сквозь кривое зеркало, не видя разницы между "что" и "зачем".

Что подмешали голосов, это да – но не из боязни проиграть выборы, а просто по привычке; спроси людей - весь народ, как один человек, за тебя.

Что задержали пару-тройку журналистов – так нечего было перевирать и пособничать врагам государства. В нормальных странах их не задерживают, просто не пускают в приличные издания. Много вы видели консерваторов в либеральной прессе? Что разогнали пару митингов – пусть лучше работать идут, все равно программа дальше сменить правительство не идет.

Сложно быть Белоруссией, Азербайджаном, Сирией, Ливией и множеством других стран, включая принявший (увы?) необратимое решение Советский Союз.

Трудно остаться в живых.

Другие материалы рубрики