Черные паруса свободы

Почему Роскомнадзор и Telegram должны прийти к компромиссу

Сейчас мы наблюдаем одну из интереснейших историй, связанных со свободой слова в интернете и государственным регулированием. Это история о том, как российское государство пытается выстроить отношения с крупной технологической компанией — мессенджером Telegram.

Сейчас, когда я пишу эту колонку, напряжение между Роскомнадзором и Telegram достигло пика. Обе стороны не собираются отступать. Активные пользователи Telegram распространяют информацию о способах обхода блокировок — и ругательски ругают российскую власть, разумеется.

Как и в любом настоящем конфликте, тут перемешано все: противоречивые данные о технической возможности/невозможности заблокировать Telegram, эмоции и личная обида Павла Дурова на российские власти.

Но самое главное — конфликт вокруг Telegram показывает две полярных картины мира, тем он и интересен. И по некоторым вопросам хорошо бы определиться каждому из нас.

Публичный интернет начинался как территория свободы — как место, где нет крупных корпораций и спецслужб, где каждый может претендовать на анонимность (и поначалу — успешно), где можно написать что угодно, и не будет иска о клевете. Помните старое выражение: «Это интернет, детка, тут могут послать на х…!»?

Эта свобода уравновешивалась некоторой незначительностью интернета в масштабе мировой экономики и его небольшим распространением. Многие люди до сих пор думают, что интернет — это «виртуальная реальность» (эти слова сейчас уже надо брать в кавычки), где все не всерьез и понарошку, а реальная жизнь — она тут, в физическом мире.

Но это давно, давно, ДАВНО не так. Сейчас интернет и реальность соединились, перемешались, интернет — это уже не особый мир, а огромная значимая часть реальной жизни.

Как только где-то появляется много людей, много денег и много информации — там появляется государство. Это совершенно незыблемая логика.

И не потому, что государство — это злобный монстр. А потому, что его функция — регулирующая, это раз, а во-вторых — государство непрерывно имеет дело с угрозами и рисками в отношении своих граждан. Поэтому глава Роскомнадзора Жаров пишет Павлу Дурову и говорит: а давайте Telegram будет сотрудничать с государственными органами Российской Федерации.

А Дуров отвечает: нет, не будем, ха-ха-ха!

Жаров продолжает: но ведь все крупные соцсети и мессенджеры разных стран сотрудничают с правоохранительными органами: раскрывают информацию по решению суда, помогают бороться с преступностью, и не только с терроризмом, но и с мошенниками, и с наркоторговцами. Это же хорошо.

А Дуров говорит: нет, все равно не будем сотрудничать.

Telegram не находится в российской юрисдикции, Дуров не является резидентом РФ, это правда. Но тут такое дело, что Telegram пользуются больше двух миллионов граждан РФ. И, кстати, благодаря этой великой пиар-кампании имени Роскомнадзора общественный интерес к Telegram сильно вырос — по самым оптимистичным оценкам, тысяч на 300 пользователей.

Так вот, возвращаемся к конфликту картин мира и ценностей. Дуров в духе раннего интернета говорит: только свобода слова, только хардкор — и никакого сотрудничества с российской властью.

А Жаров, хоть его сейчас и называют в Telegram самыми последними словами, транслирует более адекватную реальности картину мира. Он говорит: интернет-сервис массовый, угрозы — массовые, поэтому тут должно быть государство. Не получится сделать пиратский корабль под черным флагом.

Технически-то пока непонятно. Может, и получится — как известно, государство и программисты всю дорогу играют в кошки-мышки. Одни — блокировку, другие — обход блокировки. Одни — распознавание, другие — анонимность. Вечная борьба.

По форме, по риторике, по стилю своих действий Жаров может быть похож на занудного чиновника и всячески осуждаем в Telegram-тусовке. Но по смыслу своих намерений Роскомнадзор находится в глобальном тренде взаимодействия государства и интернета. Этот тренд — переговоры и поиск компромиссов ради общего блага. Остается надеяться, что точка невозврата еще не пройдена. Ведь я сама веду три канала в Telegram.

Миссионерская поза

Он обдирал христиан, утаил изнасилование и отмотал срок. А теперь вернулся

Русский разгуляй

Бабулька чеканит капустой, водка льется рекой: лучшая реклама к чемпионату мира