Россия после выборов

Пресс-конференция
05.06 18:00
Сергей Миронов. Фото пресс-службы Совета Федерации
Сергей Миронов. Фото пресс-службы Совета Федерации

Россия после выборов

На вопросы читателей "Ленты.ру" ответил спикер Совета Федерации Сергей Миронов
Вступление в должность нового президента РФ Дмитрия Медведева и первые кадровые назначения в состав правительства, возглавляемого Владимиром Путиным, ознаменовали собой новый этап в развитии страны. Повлияет ли смена президента РФ на работу Совета Федерации? Изменится ли роль верхней палаты парламента в выработке внешней и внутренней политики государства? Насколько при этом будет учитываться мнение регионов, представители которых заседают в СФ? Какую позицию намерена занять партия "Справедливая Россия" после того, как Путин согласился возглавить "Единую Россию"? На эти и другие вопросы наших читателей ответил спикер Совета Федерации, лидер партии "Справедливая Россия" Сергей Миронов.

Ведущий: Здравствуйте, вы смотрите первую интернет конференцию, организованную совместными усилиями "Рамблера" и "Ленты.ру". Сегодня у нас в гостях спикер Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, плюс ко всему еще лидер партии "Справедливая Россия" Сергей Михайлович Миронов. Здравствуйте.

Сергей Миронов: Здравствуйте.

В.: Вопросы к Сергею Михайловичу на протяжении всей последней недели собирала "Лента.ру", их нам читатели прислали около 500 штук, и понятно, что за ближайший час нам все озвучить попросту не удастся; и поэтому мы выделили несколько основных тем и наиболее общие и часто встречающиеся вопросы, которые мы будем задавать. Кроме того, разбавлять читательские вопросы будут представители печатной и непечатной, то есть онлайн, прессы, которые сегодня тоже с нами, - здравствуйте.

Да, и еще напоследок скажу, вне зависимости от того, были опубликованы вопросы на сайте "Ленты.ру" или нет, все их вместе с e-mail'ами и IP-адресами мы передадим Сергею Михайловичу Миронову.

Вам удобно, готовы?

Миронов: Конечно.

В.: Поехали.

Тема, благо конференция называется "Россия после Путина", первый вопрос, собственно, Путина и "после Путина" будет касаться. Задал его нам некто Дмитрий из Пермского края, и хочет он узнать вот что: "Как вы оцениваете итоги двух президентских сроков Путина, есть ли серьезные ошибки, почему он сейчас не уходит из политики?"

Миронов: Отвечаю по порядку. Начну с конца. Я считаю что очень хорошо, что не уходит из политики, потому что Владимир Путин, на мой взгляд, совершил мужественный поступок, решившись возглавить правительство, то есть заняв пост на ступеньку ниже, чем президент. Это первое.

Второе. Каковы итоги президентства Владимира Путина за восемь лет? Я лично оцениваю безусловно как положительные. Я сейчас не буду говорить никаких цифр, никаких фактов, об этом, кстати, сам Владимир Путин говорил на своих завершающих пресс-конференциях, об этом много писали. Я скажу то, что я знаю не только по своим ощущениям. Я много езжу по стране, я много общаюсь, в том числе в интернете, с людьми, и я считаю, что одно из самых главных достижений Владимира Путина - это то, что он вернул нам, россиянам, чувство гордости за свою страну. у меня даже такое ощущение, что вот недавние майские победы, которые как из рога изобилия посыпались на нашу неизбалованную такими победами страну, это следствие некоторого общего морального душевного подъема всей нашей нации. Поэтому моя оценка президентства Путина положительная.

Были ли серьезные ошибки? Серьезных ошибок не было. Конечно, в тех или иных моментах, в тех или иных ситуациях можно было поступать иначе, по-другому. Но, являясь постоянным членом Совета безопасности, я представляю себе, что иногда то решение или тот шаг, который делается, он единственно возможный. Он не лучший, он не идеальный, но, обладая всей полнотой информации, иногда действительно приходишь к выводу, и довольно часто, что этот шаг, это решение, оно единственно возможно, даже если кому-то кажется, что можно было сделать по-другому. Поэтому я считаю, что больших и таких системных просчетов, ошибок не было за восемь лет президентства Владимира Путина.

В.: Второй вопрос потребует небольшого пояснения. Задает его Анастасия, и вопрос следующий: "Добрый день. Как вы лично относитесь к идее изменения конституции в части увеличения президентского срока?" А ваша партия? И что об этом говорят в Совете Федерации?

Пояснение вот в чем. Просто вы некогда говорили, чуть ли не сразу после своего избрания на пост спикера, о том, что надо бы увеличить президентский срок до семи лет, но потом, когда Путин сказал что не хочет работать семь лет, вы пояснили: "Не было и намека, что менять срок нужно при нынешнем президенте". Изменилось ли что-нибудь за семь лет и что вы думаете про сроки и их количество?

Миронов: Ну, я начну с того, что первый раз я высказал мысль о необходимости изменения срока полномочий президента в 2003 году. И кстати, вот эта цитата относится не к тому периоду, это было сказано раньше, и, кстати, Владимир Путин никогда раньше не говорил, что он не хотел бы работать семь лет. Более того, вы наверняка слышали, что на одной из своих зарубежных пресс конференций он сказал, что считает: четыре года действительно для президентского срока мало, и можно подумать о увеличении.

Я от этой идеи не отказываюсь, я абсолютно убежден, что четыре года для президента такой страны, как Россия, это очень мало. И срок полномочий президента при сохранении этой нормы - два срока подряд, должен быть увеличен. Я считаю, что это вполне реально. Необходимо новое изменение конституции, поправка для следующего президента, который придет в 2012 году. И я остаюсь приверженцем цифры - 7 лет для срока полномочий президента, одновременно я считаю, что возможно и нужно увеличить срок полномочий депутатов Государственной Думы до 5 лет. И таким образом мы, кроме увеличения полномочий президента и депутатов Государственной Думы, срока полномочий, мы разведем во времени выборы президентские и депутатов Государственной Думы. Я считаю, что это нужно делать обязательно, потому что сейчас лидеры партий, участвующие в думской кампании, имеют преференции перед другими кандидатами. Они с разгона, набрав определенный рейтинг, набрав популярность после думской кампании, сразу вкатываются в президентскую кампанию. Я считаю, что страна должна остыть, отдохнуть и потом уже, на холодную трезвую голову, выбирать себе президента.

Так что я от этой идеи не отказываюсь, и более того, я считаю, что эта идея вполне реалистична с точки зрения формирования и подачи поправки одной-единственной в конституцию, рассмотрения в соответствии с конституцией же, там все написано, как эта поправка вносится. Кстати, никакого референдума проводить не надо, нужно, чтобы две трети Государственной Думы, четыре пятых Совета Федерации проголосовали и все. Да, и еще половина субъектов России в виде законодательных форм власти также положительно бы отреагировали, и тогда поправка вступает в силу. Поэтому это абсолютно, я бы сказал, рутинная даже работа. По моим подсчетам, весь цикл, вся процедура займет три, четыре месяца.

В.: Дмитрий, который спрашивал про итоги двух президентских сроков Путина, спрашивал также, как по вашему мнению, не устал ли он от работы. Я к этому вдогонку зашлю вам вопрос Валерия, который задает тот же вопрос вам. Не устал ли он, не устали ли вы?

Миронов: Ну, я надеюсь, что по мне не видно, что я устал. Мне моя работа нравится, я лично не устал. Еще в 1991 году, уйдя из геологии, из моей любимой геологии, я считаю, что я себя нашел как профессиональный законодатель. Мне очень интересно заниматься тем, чем я занимаюсь, и усталость я не чувствую. Наверное, логичнее вопрос об усталости задать Владимиру Владимировичу Путину, а не мне, но учитывая, что он дал согласие возглавить правительство, значит, он не устал. Но вообще мы знаем, что Владимир Путин себя всегда держит в очень хорошей физической форме, и нет такого ощущения, что понятие усталость ему знакомо.

В.: Я тут тоже поясню, что читатели многие вопросы задают вам, как будто вы знаете все на свете, поэтому вы не удивляйтесь, вы все-таки чаще общаетесь с Путиным, чем они. Я думаю, сейчас самое время дать слово коллегам. Друзья, подойдите кто-нибудь к микрофону и спросите что-нибудь умное.

Информационное агентство РБК, Капышина Наталья: Сергей Михайлович, сегодня Государственная Дума приняла достаточно жесткое заявление в отношении Украины. Вы поддерживаете такую позицию, что пора выходить из договора о дружбе?

Миронов: Начнем с того, что я не читал заявление, поэтому мне трудно комментировать, но считаю, что реагировать на то, что позволяет себе, например, президент Украины, нужно. В какой форме и как, я не готов сейчас ответить. Когда я ознакомлюсь с текстом заявления, которое сделала Государственная Дума, я буду готов прокомментировать. То, что они таким образом отреагировали, я считаю абсолютно правильно. Что конкретно они там изложили, я пока не знаю, посмотрю.

В.: Теперь переходим вполне логично к Дмитрию Анатольевичу Медведеву. Вопрос прислал пользователь под ником... я не буду его произносить, что-то неприличное получится. Написано транслитом, поэтому читать буду долго: "Сергей Михайлович, расскажите, пожалуйста, кто был реальным автором инициативы четырех партий по выдвижению кандидатом в президенты РФ Дмитрия Медведева".

Для тех, кто в танке, не помнит, я поясню, что Путин (Медведев - прим. ред.) был выдвинут 10 декабря 2007 года лидерами четырех партий: Сергеем Михайловичем Мироновым, "Справедливая Россия", Борисом Грызловым, "Единая Россия", Владимиром Плотниковым, Аграрная партия, Михаилом Барщевским вместе с ними, из движения "Гражданская сила" - есть и такое. Так вот, кто придумал?

Миронов: Ну я надеюсь, что после вашего разъяснения все уже из танка вылезли, все услышали - собственно говоря, вы ответили на тот вопрос, который был задан.

В.: То есть, все четверо одновременно?

Миронов: Да, безусловно. Но я уже рассказывал эту историю, если интересно, я еще раз повторю. Инициатива возникла у меня и у Бориса Вячеславовича Грызлова. Считайте, что синхронно практически. Это было во время одного из заседаний Совета безопасности в одну из суббот, и мы обсудили кто бы мог к нам присоединиться, и вот эти две партии - "Гражданскую силу" и Аграрную - назвал Борис Вячеславович. Я с ним согласился. У меня не было никаких принципиальных возражений. Но я думаю, что и пользователи интернета и все сидящие в этом зале - все люди разумные и здравые и все прекрасно понимают что мы не гадали на кофейной гуще - а поддержит ли нашу инициативу Владимир Путин? Мы знали, что Владимир Путин поддержит. Я это не скрывал и сейчас тоже говорю, но реально с инициативой выступили мы, и она принадлежала Борису Вячеславовичу Грызлову и вашему покорному слуге изначально, а в конечном итоге, как вы правильно сказали, четырем упомянутым партиям.

В.: Мне тут коллеги подсказали, что я Дмитрия Анатольевича зачем-то Путиным обозвал, конечно, я имел ввиду Медведева. Но тут некто Алеша задал прекрасный вопрос: "При начале борьбы между Путиным и Медведевым, какую сторону вы поддержите?"

Миронов: Ну, я так понимаю, что речь идет о татами. Владимир Владимирович опытный дзюдоист, и он как благородный боец не вызовет на ковер человека, который дзюдо не занимался. Иной борьбы я не представляю, кроме как спортивной, но и та в свете того, что я сказал, не очень реальна. Поэтому у меня не будет возможности выбирать или каким то образом реагировать на начало некоей мифической борьбы.

Кстати, пользуясь этим вопросом, хочу сказать о том, что пишут на Западе о двух центрах власти, о двух центрах принятия решений, о неизвестном конфликте. Ну понятно, что им просто завидно и обидно, что Россия не пошла по украинскому сценарию, где непонятно что, а у нас все четко, все последовательно. Без раскачки и президент, и правительство преступили к работе. Владимир Путин и Дмитрий Медведев - члены одной команды, очень хорошо друг друга знают. Я считаю, что Владимир Путин готовил Дмитрия Медведева с 2000 года, именно так, и у меня есть все основания полагать, что как минимум большая доля истины в моих словах есть, потому что я тоже все это наблюдал. И в этой связи никакой борьбы по определению быть не может. А я почему так пространно упомянул про зарубежные средства массовой информации - потому что я хотел сказать: ну, они такие люди-то далекие, ничего не понимают, когда мы здесь начинаем толочь воду в ступе и писать об этом, мне кажется, у нас просто что, других тем что ли нету? Потому что эта абсолютно из сферы неких фантазий, домыслов.

И еще раз, опять же пользуясь вопросом: у нас есть конституция, верховный главнокомандующий с максимальными полномочиями, соответственно у нас только один человек - президент Российской Федерации, Дмитрий Анатольевич Медведев. Есть полномочия - кстати, очень серьезные - у председателя правительства, и, я еще раз повторю, то, что Владимир Путин пошел на это - с его стороны это очень мужественный, обдуманный, взвешенный шаг.

В.: Дорогие коллеги - прошу...

Миронов: Пожалуйста.

Журналист Сергей Михайлович, Хасанова, "Интерфакс"...

В.: Передавайте привет Яковине.

Хасанова: Что?

В.: Ивану Яковине передавайте привет. Все, продолжайте.

"Инерфакс", Хасанова: (смеется) Если позволите, у меня два вопроса. Первое: Как вы считаете, почему "Единая Россия", прятавшаяся от дебатов столько лет, вдруг теперь поддерживает, даже готова принять закон о том, чтобы проводить предвыборные дебаты - и готова в них участвовать? И как вы относитесь к тому, что они предлагают принять кодекс поведения политических партий - именно тех, которые находятся в Госдуме, с тем чтобы сохранить устойчивую политическую систему? И, если позволите, еще вопрос: возвращаясь к Владимиру Путину, как вы считаете, все-таки он вернется в 2012 году или он оставит нас?

Миронов: По этому поводу спросите у Владимира Путина, Я не знаю и отвечать не могу.

Почему "Единая Россия" решила обязательно дискутировать? Я напрямую связываю этот факт с тем, что Владимир Путин, будучи беспартийным, возглавил "Единую Россию" - вот вам первые изменения, и позитивные, которые происходят с этой партией. Я, собственно, это предполагал, меня это очень радует.

Что до "кодекса поведения" - я все таки думал бы не о кодексе поведения, а необходим закон, который неправильно называют "законом об оппозиции", нужен закон "О гарантии депутатской деятельности". И в этом законе, как я уже говорил, нужно начинать с прав и обязанностей фракции большинства, именно так: у них должны быть и обязанности и права. Естественно, раз они фракция большинства, эти права у них должны быть очень серьезные. Но в этом же законе должны быть прописаны права и обязанности фракции меньшинства, или оппозиционных партий, как угодно. Вот такой закон, мне кажется, нужен, в этом законе можно было бы прописать то, что, видимо, мои коллеги из "Единой России" хотят отразить в этом кодексе... как вы сказали, моральный кодекс?

"Интерфакс", Хасанова: Поведения, кодекс поведения.

Миронов: Поведения? Ну не знаю, я бы пошел именно вот этим путем, о котором я сказал.

В.: Так, теперь... про Совет Федерации было задано целых два вопроса.

Миронов: Ух ты.

В.: Тема, очевидно, очень злободневная. Вопрос такой - задал его Марат Фарукович Якупов: "Скажите, пожалуйста, почему многие субъекты федерации представлены членами Совета Федерации, которые никогда не проживали постоянно в этих республиках, краях или областях; не в этом ли кроется причина невысокого авторитета столь почтенного государственной власти? Спасибо."

Миронов: К сожалению, я не буду дискутировать по поводу невысокого авторитета: мне известна статистика, мне известна социология - действительно, меня может успокоить лишь то, что Государственная Дума пользуется еще меньшим авторитетом, хотя с очень небольшим лагом от Совета Федерации. Но это очень слабое утешение, потому что, к сожалению, к законодательной власти - да и, собственно, ко всем ветвям власти, за исключением президента и сейчас еще и председателя правительства - у нас очень низкий рейтинг доверия и авторитета у граждан нашей страны, это правда.

Теперь о том, почему не все члены Совета Федерации представляют свой регион. Кстати, опять же воспользуюсь случаем и скажу, что сегодня у нас сто шестьдесят... сколько там?.. 168 членов Совета федерации, так вот, из них примерно 110 - это те, кто представляет свои регионы. Я очень часто видел такие цифры: "Подавляющее большинство членов Совета Федерации вообще никогда там не жили". Так вот, значительно больше половины, более 100 членов Совета Федерации - они как раз напрямую связаны со своими регионами, ну как, например, ваш покорный слуга: я и родился в Петербурге - тогда это был Ленинград, и представляю законодательное собрание Санкт-Петербурга.

Это первое. Второе. Меня эта проблема тоже волнует - и волнует моих коллег, поэтому в прошлом году летом мы приняли закон, который обычно называют журналисты "Закон о цензе оседлости для членов Совета Федерации". Суть закона: для того чтобы представлять регион, нужно как минимум 10 лет прожить в этом регионе. Есть исключения, они касаются военнослужащих, они касаются прокурорских работников и они касаются тех, кто когда-то служил в правоохранительных органах - они могут от любого региона быть представлены. Потому что понятна их жизнь: Родина скомандовала им на Дальний Восток, на юг или на север - они не могли постоянно проживать в том или ином регионе.

Но я пойду еще дальше: я хочу сказать, что я считаю, что необходимо в конечном итоге переходить к выборности членов Совета Федерации. И есть такие возможности. Там есть много сложностей юридических, чтобы не менять конституцию, но я считаю, что это было бы абсолютно правильно.

И последнее. К счастью, подавляющее большинство членов Совета федерации, которые были назначены или избраны законодательными органами власти от тех или иных субъектов федерации, даже если они никогда там не жили до этого, достойно и очень профессионально представляют интересы этих регионов в Совете Федерации. Я это знаю не понаслышке, потому что я много езжу по стране и бываю на местах и там тоже вижу, как оценивают те органы власти, которые послали своих представителей, их работу в Совете Федерации. Работают, еще раз скажу, отлично. Но тем не менее, проблема есть, и для того чтобы Совет Федерации отвечал своему предназначению - не случайно мы сами себя часто называем "палата регионов" - наверно, нужно стремиться к тому, чтобы действительно сто процентов представителей в Совете Федерации были связанны со своими регионами. Ну и к этому мы стремимся.

В.: У нас на сайте "Лента.ру" продолжается сбор вопросов, и только что туда упал такой очень забавный вопрос - человек, видимо, ищет работу и хочет узнать: "Каким образом молодому специалисту, управленцу, коренному москвичу с двумя высшими образованиями можно попасть на работу в Совет Федерации?"

Миронов: Ну, вы знаете, кто ищет - тот всегда найдет. И я могу сказать что среди моих советников, которые очень хорошо работают и работой которых я доволен, как минимум три человека пришли ко мне на работу через интернет. Они написали мне письмо, рассказали о себе - профиль деятельности был для меня интересен. Не скрою, я проверял объективку по тем возможностям, которые у меня есть, по своим каналам - это правда. Потом я приглашал, было собеседование, причем не только со мной, я просил поговорить еще кого-то - скажем так, тех, чьему мнению я доверяю, и таким образом люди попали на работу в Совет Федерации, но что называется "с улицы", без всякого блата, и работают прекрасно. Конечно, у нас ограниченно, у нас нет на сегодняшний день вакансий, у нас аппарат в Совете Федерации значителен - это около 1000 человек, но вакансий не так много. Есть установленный порядок, и у нас есть конкурсы на замещение вакантных должностей, они иногда объявляются. Конечно нужен опыт, и просто, допустим, выпускнику вуза не так просто будет устроиться на работу в Совет Федерации, но все возможно. Поэтому надо дерзать, надо пытаться, и я уверен, что в конечном итоге все может получиться.

В.: Ну и последний вопрос, касающийся работы в Совете Федерации. Прислал его Дмитрий, 16-ти лет. Видимо, очень старался, вопрос я переформулирую полностью, потому что он не читабелен. Вопрос: "Не хотите ли вы предложить установку камер в Совете Федерации и Государственной Думе, чтобы народ знал что там происходит?" Я последнюю фразу зачитаю: "А данный шаг не мог бы быть осужден, так как его цели резонируют с духом конституции".

Миронов: А как зовут?

В: Дмитрий.

Миронов: Дима, если вы нас смотрите, я с удовольствием хочу сказать, что в Совете Федерации камеру мы уже поставили, год назад. Речь идет о пленарных заседаниях Совета Федерации. И любой желающий в интернете может наблюдать в режиме онлайн весь процесс рассмотрения законов, ведения и прохождения заседания Совета Федерации. Кстати, я когда ставил на голосование это решение, я опасался одной вещи - ну все, думал я, коллеги теперь, понимая что камера на них смотрит, будут упражняться в красноречии, будут выступать, пламенно жестикулировать. У меня такое ощущение, что на первом заседании, когда все знали, что камера где то там на них всех смотрит, что-то такое наблюдалось. Вот я сейчас уверен, что кто-то из моих коллег - членов Совета Федерации - сейчас услышит, он вспомнит: "Ой, действительно, нас же показывают". Потому что все забыли, никто не обращает внимания, потому что камер не видно, абсолютно нормальная обстановка, но любой желающий может посмотреть, как идут дебаты в Совете Федерации. Я считаю, это правильно, считаю, что и Государственной Думе не грех бы так сделать.

Кстати, мы у себя в Совете Федерации всегда видим все заседания Государственной Думы - у нас есть внутреннее кабельное телевидение, и мы их смотрим, но эти трансляции не идут вовне. Кстати, практика специального парламентского телеканала есть во многих странах мира, и там транслируются в режиме онлайн все время все заседания, все дебаты, не только даже пленарные заседания, но и заседания комитетов, комиссий или какие нибудь парламентские слушания. Но это специальный телевизионный канал, и, кстати, я спрашивал в таких странах, насколько эти каналы популярны. Не очень популярны. Ну, потому что это, честно говоря, довольно скучно бывает. Когда какой-то вопрос действительно затрагивает интересы большинства граждан, тогда смотрят, но это не очень часто. Поэтому идея правильная, и я рад, что мы в Совете Федерации уже год назад ее реализовали.

В.: Еще один вопрос: вы вот недавно предложили отказаться от перевода часов. Нашим читателям это, судя по всему, очень сильно понравилось, большинству из них, вот спрашивают, как вы смотрите, чтобы еще отказаться от отключения горячей воды летом.

Миронов: Ну вы знаете, такой нонсенс есть только у нас в России. В большинстве стран совершенно спокойно открывают кран в любое время года и там горячая вода течет. У нас же это уже норма, есть графики отключения. Конечно, необходимо проводить ремонтные работы, но при желании не доставлять хлопот потребителям, а предоставлять качественную услугу, конечно, можно обойтись и без отключения горячей воды.

Но теперь я для очень продвинутой аудитории интернета хочу напомнить: мы знаем такое словосочетание "декретное время". И когда мы переводим в конце марта стрелку на час назад, это мы от декретного времени отнимаем один час. Что такое "декретное время"? Это время, которое было введено специальным декретом Совнаркома в 30-м году. И там, обратите внимание, интересная штука: декретом устанавливалось, что время в России - ну, тогда в Советском Союзе - устанавливалось как часовой пояс плюс один час. То есть декретное время - оно у нас не биологическое, оно разнится с тем, как реагирует человек на восход и заход солнца. И к этому времени мы либо отнимаем либо прибавляем час. И в этой связи, я думаю, что не нужно пугать народ. Вчера я был в Ульяновской области - а я очень четко реагирую, я геолог, просыпаюсь, когда солнышко встает, - и я обратил внимание, что в Ульяновской области, там московское время, но реальное поясное время там плюс один час. Потому что в пять утра там было, как у нас в шесть утра. И соответственно, люди тоже в таком режиме живут, то есть немножко неправильно. Поэтому я считаю, что нужно убирать эти расхождения.

Вот с удовольствием еще раз назову цифру. Говорят об экономии - да, экономим. Две десятых процента от общего количества киловатт-часов в объеме за год. Стоят ли две десятых процента человеческого здоровья? Я даже не буду поднимать вопрос, потому что он вызывает очень много споров и говорят, что якобы не доказано, что это вредит здоровью. Хорошо. Давайте будем считать, что здоровью не вредит. Но неудобство-то есть? Конечно, есть. Так вот: стоят ли эти две десятые доли процента огромного количества неудобств и всяких случаев, которые происходят в воскресенье, когда часы переводят? Люди опаздывают на самолеты, на поезда, не встречаются на каких-то важных встречах - все что угодно происходит, потому что люди просто забывают переводить эти несчастные стрелки. Я считаю, что надо "взять и отменить", только не понедельники, а летнее время.

В.: Перед тем как передать слово коллегам, я зачитаю еще один вопрос и, с вашего позволения, на него сам и отвечу. Вопрос: "Будет ли когда-нибудь в России телеканал, свободный от лжи и сатанизма, правдивый и взвешенный?" Отвечаю: Да, вы его уже смотрите. Теперь коллеги.

ИТАР-ТАСС: Сергей Михайлович, вчера президент сказал о необходимости формирования экологического законодательства, и в том числе об увеличении ответственности за нарушения. Согласны ли вы с этим и, может быть, у Совета Федерации уже есть какие наработки? И еще, если можно, еще один вопрос: вот это здание, если не ошибаюсь, когда-то занимал очень серьезный завод "Динамо". А теперь в нем множество различных фирм - можно ли при такой ситуации всерьез рассчитывать на развитие экономики и ее реального сектора? Спасибо.

Миронов: Я не знаю историю завода "Динамо", но выскажу предположение, что в 90-ых годах, видимо, это и приключилось - когда прекратили свою работу огромное количество заводов, предприятий, фабрик в нашей стране. Сегодня, как вы знаете, ситуация меняется, и слава Богу. Ну, собственно говоря, этим комментарием я и ограничусь, отвечая на ваш второй вопрос.

По экологическому законодательству. Безусловно, мы - я сейчас говорю о России - нуждаемся в современном законодательстве, которое обеспечит нам экологическую безопасность, и я считаю, что нынешний принцип, который заложен в виде очень простой формулы "загрязнитель платит", пагубен в корне. Потому что очень простая вещь получается: какой-то завод, где что-то производится, он берет трубу и через нее всякие химикаты в чистую реку - Волгу, Оку - сбрасывает. И платит за это. И говорит: "Ребята, отстаньте от меня, я вам заплатил", - и дальше пачкает. Абсолютно неправильно. Необходимо штрафовать и рублем наказывать тех, кто пачкает, необходимо, чтобы все промышленные предприятия, все, кто так или иначе связан с влиянием на экологию и на окружающую среду, платили бы страховой взнос или специальный налог экологический и за счет этих денег как раз бы ликвидировались бы любые проблемы, техногенные катастрофы и так далее. И это как раз то, что мы закладываем, - отвечая на ваш вопрос, - закладываем в Совете Федерации, эти идеи, для будущего экологического законодательства. То, что президент России такое внимание уделяет этому вопросу, очень правильно, и мы целиком поддерживаем такое намерение - навести порядок с экологической безопасностью в нашей стране.

В.: Теперь к еще одной не очень приятной теме под названием "Застой в кадрах". Очень много было вопросов по этой теме, но все их можно упихнуть в один, довольно короткий, который задал нам пользователь Серебряков: "Скажите, пожалуйста, почему в министерствах, службах и департаментах сидят одни и те же люди, некоторые уже по двенадцать лет? Они занимаются только тем, что берегут свое кресло и душат любую инициативу. У вас кадровый голод?", - спрашивает вас товарищ Серебряков.

Миронов: Здесь, мне кажется, ответ может быть таким. Во-первых, если человек профессионал на своем месте, если он порядочный человек и профессионально выполняет свою работу, то почему ему не продолжать свою работу не только двенадцать лет, а желательно чтобы он еще и рос профессионально. Это первая часть. Вторая часть: конечно, мы видим, во-первых, очень раздутый аппарат чиновничий, и у нас чиновников слишком много, зарплаты у них иногда в разы больше, чем средняя зарплата по стране, я сейчас специально просто упомяну одним словом все, что связано с коррупцией, но даже не буду брать сейчас эту тему. И в этой связи приток новых людей, то что называется "свежей кровью", конечно необходим, собственно, в любой структуре, любой компании, в том числе и в государственных органах власти.

Кстати, действительно, проблема такая есть, потому что выпускникам Российской академии госслужбы очень трудно устроиться на работу. Вот тут спрашивали про возможность устроиться на работу в Совет Федерации - в общем это возможно, хотя и связано с большим количеством ограничений, в том числе и с отсутствием вакантных мест, как правило. В этой связи у меня есть давнишняя идея для выпускников высших учебных заведений и средних специальных законом установить квотирование первого рабочего места. Мне представляется, что борясь и ликвидируя ту проблему, которая у нас есть... А она заключаться вот в такой статистике: более 50 процентов выпускников высших учебных заведений не работают по своей специальности. И не потому, что они не хотят - им не устроится на работу по специальности. И в этой связи, возможно, квотирование рабочих мест в организациях и предприятиях любой формы собственности, в том числе, возможно, и в государственных структурах, мне представляется, это была бы неплохая идея, неплохая реализация этого принципа постоянного обновления кадров.

В: Ну вы, собственно, ответили на остальные вопросы по этой теме, тогда перейдем к другой. Обозвали мы ее "Перенос всего и вся". Речь идет, например, о переносе Конституционного суда известно откуда и известно куда, и вопрос в связи с этим такой возник у Сергея: "Как вы относитесь к чрезмерной централизации в нашей стране, не кажется ли вам, что слишком много учреждений различного назначения сосредоточено в одном месте? Не стоит ли, как Конституционный суд, перенести их в другие регионы страны?"

Миронов: Я считаю, что кроме Конституционного суда возможны еще какие-то, в переносном смысле слова, "подвижки", но здесь нужно знать меру, потому что, я абсолютно убежден, что три института власти, а именно президент, правительство, Федеральное Собрание, всегда должны работать в одном городе. Какой это город? Ну наверно, по определению это должна быть столица нашей родины, город Москва. Все что касается каких-то других структур, например там Центробанк или, возможно, даже отдельные министерства... Правительство, председатель правительства должен находиться в Москве, а вот какое нибудь министерство может находиться где-то в другом городе. И с точки зрения децентрализации, сама идея мне представляется вполне жизнеспособной, и пример с Конституционным судом показывает, что это может быть реализовано, но еще раз должен сказать, что здесь нельзя выплеснуть с водой ребенка и нужен просто здравый смысл и некоторые разумные ограничения в этом плане.

В: Ну и в продолжение этой темы, последний по ней же вопрос от Ирины, которую интересует следующее: "Петербург со времен Петра считался морской державой. Тогда почему морской департамент находиться не в Петербурге или любом другом морском порту, например во Владивостоке? Стоит ли вопрос о переносе морского департамента? Понимаю, что это вопрос надо задавать президенту или премьер-министру - может быть, вы их спросите?

Миронов: Логика есть. Вот как раз я даже хотел такой пример привести, именно с этим вопросом. Вот у нас есть такое учреждение, государственная структура - Морской регистр. Вот он как раз в Петербурге находится, причем всегда, исторически, находился в Петербурге. Поэтому, когда я говорил об отдельных министерствах или правительственных структурах, которые могут находиться не в столице - в том числе это тоже вполне реально, и может, так и нужно было бы делать. Но здесь тоже нужно помнить - в случае Конституционного суда все спокойно обошлось, но у нас есть такая русская мысль, что один переезд равен двум пожарам. Поэтому, с этой точки зрения, с точки зрения экономии средств и целесообразности, тоже нужно думать.

В: Дорогие коллеги, у кого-нибудь есть что сказать?

"Парламентская газета": Сергей Михайлович, вы известны как человек, отрицательно относящийся к Единому государственному экзамену. Сегодня наши школьники, выпускники, писали единый экзамен по математике. Вот практика показывает, что он все-таки вживается в нашу жизнь, хотим мы этого или нет. Вы отступитесь от этой идеи - отмены единого экзамена - или все-таки вот как?

Миронов: Спасибо вам за вопрос, хотя начало было тревожным: "Вы известны как отрицательно относящийся..." Думаю, так: я не отступлюсь. Перед вами - а в данный момент я обращаюсь к пользователям интернета и сидящим здесь - сидит человек, который является противником стремительного вступления России в так называемый Болонский процесс. Будь то Единый государственный экзамен, будь то двухуровневая система образования - я считаю, что мы очень поторопились и мы лишаем добровольно себя нашей конкурентоспособности. Неслучайно наша система образования - назову вещи своими именами - советская система образования была признана лучшей в мире, и кстати, по той же математике в средней школе Америка взяла, скопировала с нас и теперь успешно все это делает.

Я считаю, что Единый государственный экзамен с точки зрения оценки способности абитуриента учиться в высшем учебном заведении не решает этой задачи. Может быть, с точки зрения оценки полученных знаний в школе - ради Бога. И что касается моей точки зрения на то, что же делать с ЕГЭ - а делать очень просто. Дать возможность другими алгоритмами решать вопрос тот позитивный, который есть у ЕГЭ - давать возможность поступить в вуз выпускнику какой-то удаленной школы, поселковой или деревенской. Я предлагал: давайте, у нас семь федеральных округов - в столицу каждого федерального округа из Москвы, а возможно и из других городов, выезжает сборная комиссия, то есть они все не преподаватели этого города, и там можно сдать любой набор предметов, как бы вступительные экзамены, - не нужно ехать ни в Москву, ни в Петербург, ни в Екатеринбург - сдаешь у себя в федеральном центре, а результаты своих экзаменов уже высылаешь в тот вуз, в который уже хочешь поступать. Это с точки зрения решения этой проблемы. Я считаю, что сам принцип натаскивания на тесты не соответствует духу и сути всей нашей системы образования.

Вторая часть вопроса. Вы знаете, что с хорошим результатом очень малое количество выпускников сдает ЕГЭ. И я боюсь, что мы пропускаем и будущих Ломоносовых, и будущих Королевых, ученых, потому что не оценить творческий потенциал, не оценить заточенность, допустим, того или иного молодого человека или девушки на какую-то специальность. Получив неудовлетворительные результаты по другим позициям ЕГЭ, человек лишается возможности поступить в тот вуз, в который он хочет.

Ну и последнее: обратите внимание, ЕГЭ вы ввели повсеместно, но и после этого все более-менее престижные вузы - они говорят: ребята, вы нам эти бумажки не давайте, мы все равно будем проводить с вами хотя бы собеседование. А на самом деле это не собеседование, они прощупывают - а что на самом деле у абитуриента за душой, насколько он подготовлен к непростому, и прямо скажем, сложному процессу обучения в вузе и насколько он устремлен и заточен именно, допустим, на эту специальность. И это тоже говорит о том, что ЕГЭ тоже, мягко говоря, не панацея.

Поэтому я остаюсь противником такого поспешного вхождения в Болонский процесс. Считаю, что выигрыш в виде признанного диплома в Европе - это не то, что нам нужно. У нас что, нет проблемы утечки умов? А мы еще этому способствуем. Поэтому я не оставляю попыток призвать к пересмотру некоторых решений, в частности законов, будь то закон о ЕГЭ, будь то закон о двухуровневой системе образования. Я реально знаю, что многим бакалаврам не устроиться на работу - работодатель говорит: "Иди доучись, получи нормальное образование - потом приходи". Эта проблема уже существует.

"Парламентская газета": Вот вы против - и что дальше?

Миронов: У нас установлено это законом. Я считаю, что нужно пересмотреть закон. Вот, например, по двухуровневой системе образования: дать право вузам самим решать. Хотят вводить добровольно - нет проблем. Но не обязаловка. И вы сразу увидите - некоторые вузы оставят. А некоторые откажутся. Будут готовить специалистов, допустим, с пятилетним сроком образования. Это первое. Что касается ЕГЭ, я тоже вижу альтернативу, о которой я сказал. И я считаю, что, вот, смотрите, - тест по литературе. Что даст с точки зрения понимания такого глубокого произведения, как "Анна Каренина", ответ в тесте на вопрос "Кому принадлежала лошадь Вронского?" Это что, смысл произведения? Это именно натаскивание на тесты - это не то, что нужно нам. И я считаю, что это резко снизит качество человеческого потенциала в ближайшем обозримом будущем, к сожалению. Что, с точки зрения конкурентоспособности, абсолютно нам не нужно.

В.: Кучу вопросов дорогие читатели задали про экономику, но в основном они все заканчиваются так: "Как дальше жить?" Но я задам пару конкретных: Михаил хочет узнать, что планируется делать с инфляцией - не разовые заморозки цен, а более глобально - по личному ощущению Михаила, инфляция с начала года не семь, а все семнадцать процентов составила. И вдогонку к этому вопрос от Константина, которого интересует, будут ли разработаны механизмы для снижения цен.

Миронов: Что касается инфляции. Я думаю, что пользователи интернета знают, что во многих странах рассчитывается не просто общая инфляция, а так называемая потребительская инфляция. И когда пользователи, и в частности тот человек, который задает вопрос и говорит, что реальная инфляция семнадцать процентов, - боюсь, что он прав. Потому что если взять - я даже могу назвать точную цифру - 22 продукта, которые подавляющее большинство россиян покупает каждый день, то в течении года вы увидите совсем другой порядок цифр - там будет не восемь процентов, а будет зашкаливать за двадцать процентов. А когда в расчет инфляции входит, например, инфляция на товары длительного пользования - холодильник, например, или телевизор, которые не очень дорожают - вот это будет, понятно, как средняя температура по больнице. Поэтому, безусловно, определенные меры для обуздания инфляции правительством принимаются, но я считаю, что многое в прямом смысле в наших руках. Это, прежде всего, тарифы на энергоносители, это возможные конкурентные преимущества, которыми обладает Россия, являясь поставщиком углеводородов, а не пользователем, - мы это не очень эффективно используем.

Если говорить о продуктах питания - до тех пор, пока государство не начнет финансировать собственного крестьянина, мы всегда будем видеть рост цен на продукты продовольствия, потому что мы уже чувствуем - наступает самый настоящий продовольственный кризис мировой, глобальный. Кстати, одним из факторов, влияющих на это, является то, что все больше и больше посевных площадей засевается различными культурами, из которых потом производят биотопливо, вместо того чтобы производить то, что можно есть. И уже человечество такое дуновение этого кризиса чувствует на себе. И конечно, Россия должна выделять совсем другие деньги из своего бюджета на аграрно-промышленный комплекс, чем сегодня.

Это что касается инфляции. По продовольствию, по росту цен, собственно, ответ тот же самый. Если у нас сегодня до 45 процентов продовольствия импортного, то это угроза национальной безопасности. Есть такая методика, расчет по методике Организации Объединенных наций, они говорят: если страна ввозит более 15 процентов продовольствия, это уже опасно. А у нас в три раза больше. И в этой связи подорожание на мировых рынках, безусловно, сказывается на наших потребителях, и это неправильно. Если мы не дадим крестьянину хорошо, нормально работать и не дадим возможности кормить собственную страну, то у нас всегда будет наблюдаться рост цен на продовольствие.

Кстати, раздаются идеи о введении талонов - я считаю, что это просто расписаться государству в собственном бессилии, это пагубный и невозможный путь, потому что я уверен, что если мы введем талоны, то кто-то очень хорошо на этом заработает. Те, кому положены талоны, в конечном итоге их не получат, а то, что кто-то хорошо на этом нагреет руки, у меня нет никаких сомнений. В конечном итоге, главный вывод и, если хотите, главная панацея, это развитие собственного аграрно-промышленного комплекса. И, если хотите, решение этой проблемы - повышения цен на продовольствие.

В: Много вопросов было о ценах на топливо. Собственно, большинство из них сводится к следующему: почему у нас бензин стоит дороже, чем в Америке? Не завести ли нам каждому жителю счет, на который будет капать денежка от продажи нефти, и когда уже государство займется ценовым регулированием этого вопроса?

Миронов: У нас, к сожалению, принято решение о привязке налога на добычу полезных ископаемых, НДПИ, к мировой цене на нефть. Я считаю, что это ошибка, потому что мы опять-таки лишаем себя некой конкурентоспособности, и это необходимо развязать, сделав так, чтобы налог устанавливался по другим критериям, а не в зависимости от роста цен на нефть и нефтепродукты на мировых рынках. Потому что когда сегодня представители Министерства экономического развития, отвечая на вопрос вот такой: "Почему дорожает?", - ответ очень простой: "А потому, что дорожает нефть". И, к сожалению, они правы, потому что раз дорожает нефть на рынке, у нас растет цена как самой нефти, так и продуктов из нефти, потому что те, кто добывает, все эти компании, они, конечно, в себестоимость закладывают все эти уплаты налога НДПИ, который напрямую коррелирует и зависит от роста цен на нефть. Поэтому надо это развязать, разрубить. И, кстати, еще два года назад Совет Федерации обращался к правительству, и мы говорили, что эту связку надо разрубить и не загонять наши цены в заоблачную высь, за такой конъюнктурой на мировых рынках.

В: Теперь пару слов о коррупции. Снова повторюсь, кучу народа интересует, что же делать и как быть. Юрий спрашивает: "Не считаете ли вы, что для борьбы с этой самой коррупцией необходимо обязать декларировать свои доходы не только госслужащих, но и членов их семей?" Это во-первых. Василий считает, что "проблема коррупции связана с тем, что у подавляющего большинства чиновников и простых граждан Российской Федерации нет высшего образования, и от того вся коррупция". Согласны ли в с этим? И третье: "Почему вопрос коррупции сводится только к взяткам, не является ли коррупцией совмещение чиновниками должностей в корпорациях с очень высокими окладами и получения ими откатов и госзаказов?"

Миронов: Ну давайте мы с последнего вопроса и начнем. Если мы хотим реально с чем-то бороться, необходимо хотя бы зафиксировать - а с чем мы собираемся бороться. Дело в том, что на сегодняшний день у нас в законодательстве нет юридического определения, что такое коррупция, и нет базового закона о противодействии коррупции. Сейчас, насколько я понимаю, уже президентом поставлена такая задача, закон, видимо, появится, слава Богу, хотя редакция закона, который так и называется "О противодействии коррупции", пять лет лежит в Государственной Думе, принятый в первом чтении, и дальше ни гу-гу. Необходимо действительно принимать целый ряд законов. Я считаю, что необходимо внесение изменений в Уголовный кодекс, должны быть совершенно другие наказания за коррупционные преступления, чем сейчас.

Отвечая на первый вопрос: "Не нужно ли подавать декларацию родственникам госчиновников ближайшим", - я очень рад, что такой вопрос задается, потому что это одно из программных положений нашей партии, партии "Справедливая Россия". Мы считаем именно так, что каждый госчиновник должен ежегодно подавать декларацию о своих доходах, о недвижимости, и, наряду с его декларацией, необходимо, чтобы декларацию подавали ближайшие его родственники. Это обязательно нужно делать.

Таким образом, нужно принять закон о коррупции, где четко дать определение коррупции, дальше необходим закон о лоббировании в Российской Федерации. Не надо бояться этого слова, это абсолютно нормальная парламентская практика, но в законе должно быть прописано, что такое лоббирование, что можно делать, а что уже будет подпадать под факт коррупции. Необходимо принимать закон о противодействии рейдерству, потому что здесь тоже иногда чиновники дают такую возможность - захватывать чужую собственность за мзду, за взятки. И конечно, то, что создан специальный совет по противодействию коррупции при президенте, и планируется реализовать специальный план по противодействию коррупции, это шаги в верном и нужном направлении. И я уверен, что мы именно таким путем в ближайшее будущее и пойдем.

"Парламентская газета": А можно еще вопрос?

В.: Вот только что хотел сказать: "Дорогие коллеги...", - а тут вы как раз. Прошу вас.

"Парламентская газета": Сергей Михайлович, я опять о грустном. В Москве есть такая глобальная проблема, как пробки на дорогах, и прогнозируют транспортный коллапс. Вчера в правительстве Москвы прошло заседание, там порядка пяти триллионов рублей выделяется, чтобы расширить дороги, связать их с Подмосковьем и так далее, но первые сроки, когда они предполагают это сделать - 15-й, 20-й год. Я думаю, что до 15-го или 20-го года мы все встанем и передеремся, потому что начинается уже психоз дорожный. Это первый вопрос: что можно делать, как можно влиять на ускорение разрешения этой ситуации? Как парламент может влиять, как президент, правительство могут влиять? Потому что Москва - это город не только для москвичей. И второй вопрос: в вашем родном городе тоже есть проблема - это "Газпром-Сити", этот комплекс тоже вызывает отторжение у ваших земляков. Что вы по этому поводу можете сказать?

Миронов: Ну давайте, я начну с того города, который мне ближе и с проблемами которого я знаком лучше. Это Санкт-Петербург. Потому что, безусловно, все тонкости дорожной ситуации в Москве... как человек, который ездит на автомобиле, я проблемы эти знаю, но мне легче, у меня часто машина сопровождения ГАИ, но то, что проблемы эти есть, я знаю. Как их решать в Москве - я боюсь, что я рецепта не скажу, хотя я видел, как решают эти проблемы в других городах. В частности, не так давно по долгу службы я был в командировке в Чили, в Сантьяго, и посол наш в Чили мне рассказал. Я обратил внимание, что мы вышли из самолета, сели в машину и через 15 минут мы были в центре города в Сантьяго. Но при этом я увидел, что мы проехали в туннеле примерно 12 из этих 15 минут, и по протяженности я понял, что мы проехали где-то более 20 километров. С очень большой скоростью, в очень большом туннеле. И оказалось, что раньше дорога из аэропорта в центр города занимал около полутора часов, а сейчас - 15 минут. Что они сделали? Они взяли трассу, и туннель этот неглубокого залегания - они его не рыли, они вырыли траншею и положили сверху плиты, по этим плитам наверху ездят трамваи, машины, все что хочешь. А туннель сквозной, туда есть очень много съездов-выездов, и основной трафик из аэропорта, в центр города, - и это очень удобно. Но это - в качестве примера.

А что касается "Газпром-Сити". Я считаю и надеюсь, что здравый смысл возобладает, потому что я не хочу, чтобы наш город "украшала" эта башня. Я должен сказать, что я убежден, что решение этого вопроса находится не в Петербурге, а в Москве. Я долгое время очень активно такой пас подавал Валентине Матвиенко и говорил: "Валентина Ивановна, давайте как-то отреагируйте, почему вы молчите?" И хорошо разобравшись в ситуации, я ответственно заявляю, что Валентина Ивановна сделает так, как примут решение в Москве. А я надеюсь, что в конечном итоге в Москве будет принято здравое решение, потому что, действительно, есть социология - подавляющее большинство петербуржцев категорически против.

Легко можно себе представить вид с Невы. Вот вы посмотрите на Смольненский собор, когда поплывете по Неве на трамвайчике, и сзади Смольненского собора будет стоять это колосс, который абсолютно испортит все. Кстати, мне вчера прислали по интернету на мой сайт фотографию, я, правда, не понимаю, с какого ракурса сделан этот снимок, но выглядит ужасно. Потому что знаменитая стрелка Васильевского острова, то есть видна в кадре Ростральная колонна, Биржа, - а сзади какой-то монстр, какой-то навис, какое-то здание. То есть вот как это такое могли допустить? Правда, справедливости ради должен сказать, что не понимаю, с какого ракурса сделан этот снимок. Вот я петербуржец, я в следующий раз поеду и посмотрю, потому что ракурс необычный. Но сам факт, что на фоне Расстральной колонны, за Биржей, какое то здание нависло, такое огромное и массивное, - ну, честно говоря, просто страшный. Если это действительно выглядит так, как мне прислали.

А по поводу здания "Газпром-Сити" я по-простому скажу: да, "Газпром" хочет что? Меня простят все здесь сидящие - он хочет выпендриться. Ну давайте по-простому, он хочет, чтобы все сказали: "вот это да, вот это "Газпром" в Петербурге". Я говорю: выпендритесь по-другому. Представьте себе, что вы построите офисный центр мощнейшей мировой компании "Газпром", который, кстати, будет на том же месте. То есть этажность будет другая, но представьте, что это здание не будет брать ни одного киловатт-часа из городского, наоборот оно еще будет давать городу. Представьте себе этот "Газпром", эта энергетика, эти газоперерабатывающие заводы, это влияние на атмосферу - а они делают экологически чистый, ничего не потребляющий извне офис. И туда будут ездить со всего мира смотреть на это чудо природы, потому что технологии такие. Это дорого, но это хорошо, они могут сделать конфетку. Это будет современно, это будет необычно, особенно для такой энергетической компании. Поэтому, надеюсь, пересмотрят существующие пока на сегодняшний день решения.

Или другой вариант: если вам нравится вот этот вот проект, ну запали на вот это архитектурное решение, эту кукурузину такую, как в Петербурге говорят, - ну перенесите в другое место. Кстати, на Васильевском острове, со стороны Финского залива. Кстати, в чем проблема? Проблема в том, что, как говорил покойный академик Лихачев, есть небесная линия Санкт-Петербурга. То есть есть такой ландшафт - дворцово-парковый - и есть такие точки, они уже стандартны. И с этих точек не должно ничего нарушать вот этот ансамбль. Ведь центр исторического Петербурга задумывался как ансамбль архитектурный. И там все продумано, там нельзя даже один дом вырвать - как зуб, если вырвать, там будет яма. Так вот, если будет эта башня стоять на берегу Финского залива, то, во-первых, это будет неплохо смотреться с моря - как маяк такой, а самое главное, как только вошел ты в Неву, у тебя все это сзади, а перед тобой вся панорама, все дворцы. Но это моя точка зрения - посмотрим.

В: Сергей Михайлович, у нас очень мало времени, а остались самые животрепещущие вопросы.

Миронов: Тогда играем в блиц.

В.: "Играем в блиц - отвечает Александр Друзь". Вопрос: "Почему власть не хочет бороться с убийствами на дорогах? Введите закон, отнимающий права на всю жизнь, хотя бы".

Миронов: Боремся. Кстати, осенью в Петербурге пройдет конференция международная по безопасности движения. Очень страшно, что гибнут дети. Я не хочу никого пугать, но просто чтобы все услышали и задумались. В день в России гибнет пять-шесть детей. За неделю гибнет один школьный класс, за месяц гибнет целая школа. Вот просто подумайте. Это вот каждый день, каждый месяц, каждую неделю. И конечно с этим нужно что-то делать. Ну например, есть инициатива моих коллег, депутатов питерского законодательного собрания: значительно усилить штраф за непропускание пешеходов на "зебре". Сейчас штраф 100 рублей, хотя именно на "зебре" в большинстве случаев и сбивают пешеходов, потому что летят, никуда не смотрят, и хотя пешеход прав, все кончается очень печально. Я не согласен с тем, что правительство ничего не делает, но то, что делается сегодня мало, к сожалению, согласен.

В: Следующий вопрос о пенсиях: "Почему не внесены изменения в федеральный закон о пенсиях?". В общем, сводится к тому, что жить не на что.

Миронов: К сожалению, действительно жить не на что, и последние недели перед пенсией одинокие пенсионеры просто голодают - это правда. Недавние слова председателя правительства о необходимости поднять коэффициент замещения вселяют надежду. Что такое этот коэффициент - это соотношение заработной платы и пенсии, средней заработной платы и средней пенсии. Он сегодня где-то 23 процента в России, и нужно минимум в два раза этот коэффициент увеличить, чтобы он был хотя бы 50 процентов, и тогда пенсионеры сразу почувствуют. Знаете, вчера я был в Ульяновской области. Встает пенсионер. Вот вы спокойно задали вопрос, а вот он кричал. И я понимаю что ему больно, я даже запомнил цифры - у него пенсия 4200, пенсия у жены 2100. Пенсия жены идет на оплату коммунальных услуг, на 4200 они живут. И он говорит: "В конечном итоге у нас получается не больше чем 100 рублей в день. Попробуйте вы сегодня питаться на 100 рублей в день". И он говорит: "Сделайте пенсию хотя бы 6-7 тысяч рублей". Люди - реалисты. Он не говорит "дайте мне 10-12 тысяч". Он говорит "дайте мне 6-7 тысяч". Он говорит о реальных пенсиях, он говорит, что в два раза больше было бы, и он бы уже выжил. Я не случайно сказал - в два раза увеличить, на сегодня хотя бы чуть-чуть свободнее вздохнули наши пенсионеры, старики, и это было бы правильно.

В.: Роман спрашивает: "Существует ли конкретный план на ближайшие годы на поднятие и развитие сельского хозяйства?"

Миронов: План есть, он сформирован правительством, я его критикую. Это план именно развития агропромышленного комплекса. Он принят прошлым летом правительством. Мы настаивали, чтобы туда заложить 10 процентов - хорошо, если боитесь 10, то пять процентов бюджета ежегодно на аграрный сектор. Сегодня, если мне не изменяет память, порядка один и восемь процента - этого недостаточно. Мы все время будем плестись в хвосте, и все время у нас будут возникать проблемы, в том числе и с продовольствием.

В: Я напомню тем, кто не услышал своих вопросов в эфире, что все вопросы мы передадим Сергею Михайловичу. Это не цензура, это недостаток времени.

Миронов: А я добавлю вот что: у меня на это уйдет какое-то время, но я на своем сайте, www.mironov.ru, вывешу ответы на все без исключения вопросы. Я уберу вопросы, на которые я уже ответил, а на все остальные постараюсь сжато ответить. Думаю, что недели три у меня на это уйдет, но я это сделаю.

В.: давайте еще три коротеньких вопроса. Про вашу партию "Справедливая Россия" много спрашивали. Интересуют в основном две вещи. Вы неоднократно говорили о своей поддержке Путина и при этом уходили в оппозицию к "Единой России", а теперь, когда Путин ее возглавил, что вы будете делать. И расскажите о будущих планах "Справедливой России", что вы собираетесь делать в ближайшее время и собираетесь ли вы с кем-нибудь объединиться, в частности с КПРФ, ну и зачем вам это нужно и почему.

Миронов: Начну с конца - про объединение. Да, у нас в планах это есть, и мы будем присоединять к себе другие левые партии. Я считаю, что среди рядовых коммунистов очень много людей, которые разделяют социал-демократические взгляды, а отнюдь не коммунистические. С теми, кто живет вчерашним днем и ходит на демонстрацию с портретом Сталина, нам не по пути. К сожалению, нам абсолютно не по пути с господином товарищем Зюгановым, и пока он возглавляет компатрию, единения с ней быть не может, собственно, он сам об этом говорит, да и у нас никакого желания нет. Но я еще раз хочу сказать, что среди рядовых коммунистов большинство разделяют социалистические, социал-демократические взгляды, и нам с ними по пути.

О первом вопросе. Мы есть были и остаемся оппонентами "Единой России", мы находимся в оппозиции к "Единой России". То, что Владимир Путин возглавил "Единую Россию", ничего не меняет, но для себя мы сделали такую пометку, что Владимир Путин возглавил "Единую Россию", но не стал ее членом. Для нас это тоже такой определенный сигнал. Поэтому по отношению к "Единой России" мы оппозиционная партия. Прежде всего идеологически, потому что, несмотря на полное, на мой взгляд, отсутствие идеологии у "Единой России", они и сами говорят о себе, и Путин как-то это говорил, что они консервативно-либеральная партия. А мы, как я уже говорил, социально-демократическая партия, поэтому мы идеологически совершенно не совпадаем.

В.: Теперь вопрос про жилье, тоже компактный. Основной вопрос: когда же оно перестанет дорожать? И второй: как можно помочь нуждающимся в жилье военнослужащим?

Миронов: По военнослужащим - этот вопрос был поставлен еще Владимиром Путиным: к 2010 году все, кто служат сейчас, получат служебное жилье. Но вы знаете, что есть огромная проблема - сейчас офицеры служат и вынуждены снимать квартиры. К 2012 году будет решен вопрос по тем, кто закончил службу и ушел в отставку и обладает правом получения квартир, но пока ее нету - и вот тоже этот вопрос планируется решить, надеюсь, так оно и будет.

По жилью в целом - очень хороший вопрос, потому что он показывает, насколько люди привыкли к тому, к чему нас приучали последние 18 лет, и когда говорят о доступности жилья, в том числе ставя задачу сделать доступным жилье, говорят о цене покупки. То есть доступность с точки зрения приобретения в собственность. Я сейчас с уверенность могу сказать, что примерно 70 процентов россиян в ближайшие 5-10 лет ни по какой, даже самой льготной, схеме не смогут купить себе жилье в собственность. Даже если сделать нулевую ставку по ипотечному кредиту, у них нет таких денег. Дай бог им на еду бы хватило. В этой связи я вижу выход в строительстве за бюджетные деньги социальных домов. Дома, в которых квартиры будут сдаваться в социальный найм, сначала всем нуждающимся, в идеале - всем желающим. При этом мы делали расчеты, мы считали, что цена этого жилья будет в разы меньше, чем сегодня, допустим, когда вы снимаете квартиру у частника. Тогда это будет решение проблемы действительно для всех людей, а не для той части населения, у которой есть деньги, кто может накопить хоть какую-то часть, потом взять кредит, а потом морока с этим кредитом, потому что обслуживание кредита очень дорого и в конечном итоге многие понимают, что они оплатят две квартиры, когда расплатятся полностью с кредитом. И сейчас ипотека под силу 5-10 процентам россиян, не более.

В.: Еще касаясь косвенно жилья, очень много народа спрашивает, вот например Сергей: "Как может считаться свободным общество, в котором реализация подавляющего большинства прав граждан связана с постоянной регистрацией, или пропиской? Собираетесь ли вы предпринимать что-либо по ее поводу?"

Миронов: Я немного с другой стороны зайду. Представим себе, что идея, высказанная мною о социальном жилье, реализована. И у нас в каждом населенном пункте есть дома, квартиры в которых могут быть сданы все желающим. Что мы получаем? Мы получим мобильность трудовых ресурсов - люди не будут привязаны к своей квартире, они, допустим молодые специалисты, могут позвонить во Владивосток, узнать, есть ли там квартиры в социальный найм, требуются ли специалисты их профиля - и поехать туда работать. На три, пять, десять лет, а может, и на всю жизнь. Это вот такой аспект. С точки зрения регистрации - прописки сейчас уже нет, есть регистрация. С учетом очень больших проблем, связанных с миграцией - в том числе и с незаконной миграцией или с нежелательной миграцией - наверно, в крупных городах такой элемент, как регистрация, наверно на сегодняшний день, оправдан.

В.: Поясню - имеется ввиду для граждан России, например приехал человек из Екатеринбурга в Москву...

Миронов: Ну, на самом деле мы уже чувствуем, что эти проблемы надо решать, и в том числе с демографическими проблемами это связано, и мы заинтересованы - я говорю о государстве - в повышении трудовой мобильности. Для этого надо создавать условия и не препятствовать, в том числе с помощью и таких мер. Поэтому нужно думать, смотреть и какие-то меры законодательно, может быть, принимать.

В.: Ну и давайте тогда последний вопрос, потому что мы и так уже серьезно выползли за рамки. Многие знают, что у вас есть свой блог. Читатели интересуются, когда вы успеваете писать в свой дневник? От себя добавлю, сами ли вы в него пишете? - конечно же сами, да, я сам ответил на свой вопрос. И можете ли вы описать ваши ощущения о блогосферы и стоит ли нашим политикам больше внимания блогоам уделять?

Миронов: Ну, я уже упомянул свой персональный сайт, он у меня уже несколько лет, у меня много постоянных респондентов, я всю почту читаю сам. Почему я завел страничку в Живом Журнале - я увидел, там совершенно другая аудитория. Я сам веду дневник, технологически это выглядит очень просто - я уже рассказывал об этом на его страницах. Я сам не сижу за компьютером, я диктую свой дневник, свои путевые заметки стенографу, которая распечатывает мне, я еще раз правлю и потом выставляю на блог. Время у меня на это находится, я считаю что публичный политик должен быть открыт и доступен по самым разным каналам, и я, кстати, вижу, что кто-то пересекается - посетители блога и сайта, а кто-то заходит только в блог, читают, задают вопросы, часто завязываются дискуссии.

Я, кстати, привык, что часто меня ругают, иногда несправедливо, а иногда справедливо - тогда я делаю какие-то выводы. Я вообще считаю, что такое зеркало своеобразное должно быть у каждого политика, и не нужно бояться туда смотреться. Да, там иногда не очень приятные вещи пишут мне, но я понимаю, что иногда это правда, и я действительно пытаюсь что-то изменить в себе, в своем поведении. Много полезных советов, много гениальных идей, не побоюсь этого слова, которые я использую как законодатель или которые я использую в своей партийной работе. У нас талантливые люди, и они не боятся делиться своими мыслями, своими идеями, и они даже рады, если ими кто-то воспользоваться, тот, кто может сделать больше, чем просто один человек другому. Я имею в виду прежде всего законодателя, который может, приняв справедливый закон, действительно успешно решает задачу. Поэтому пишу сам, надиктовываю, как я уже сказал, время это занимает, но я должен сказать, что больше времени у меня занимает просмотр почты на моем сайте, чем вот это время ведения дневника, потому что стенограф блестящий, я говорю даже быстрее, чем сейчас, она все успевает записать, потом я только правлю, и эта технология для меня удобная. Спасибо.

В.: Большое спасибо вам, Сергей Михайлович, а я напоминаю, что стенограмма нашей беседы будет вывешена на сайте "Ленты.Ру", а на не заданные вопросы Сергей Михайлович ответит у себя на сайте, как он нам и обещал

Миронов: А я в завершение хочу поздравить всех с наступающим праздником - Днем России. Кстати, еще не знаю в какой газете, но надеюсь, перед 12-м июня будет опубликована моя статья, посвященная этому празднику, потому что он был несколько спорным в 90-х годах, а сейчас я считаю, что мы имеем право на свой национальный праздник, на День России 12-го июня. Читайте газету - правда, какую не скажу - пока не знаю.

Реплики: Российская!

Миронов: Российская? Российская газета.

Сергей Миронов ответил на вопросы читателей "Ленты.Ру" и посетителей портала "Рамблер" в ходе онлайн-конференции, которая проходила 4 июня с 15:30 по 16:50. Видеозапись онлайн-конференции доступна на "Рамблере". Полный список вопросов, поступивших в "Ленту", передан Сергею Миронову. Ответы на те из них, которые не прозвучали в ходе онлайн-конференции, он пообещал вывесить на своем персональном сайте.
Обсудить