Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Ультиматум США ставит точку в политической карьере Коштуницы

Под угрозой санкций США потребовали "полноценного сотрудничества" с Гаагским трибуналом, легитимность которого президент Коштуница не признает

Утром в понедельник истек срок ультиматума, выдвинутого Соединенными Штатами властям Югославии. Согласно условиям ультиматума, Белград обязан выполнить три условия Конгресса, а именно: сокращение финансирования армии, передача косовским властям около 100 арестованных косовских албанцев, находящихся в югославских тюрьмах, а также полное сотрудничество с Гаагским трибуналом. Что касается первых двух условий, то югославское правительство уже их выполнило. Третье условия - полномасштабное сотрудничество с трибуналом - и является камнем преткновения.

В случае, если все эти условия не будут выполнены в полном объеме, Югославия лишится около финансовой помощи в размере 40 миллионов долларов непосредственно из США, также США будут настаивать на замораживании других финансовых потоков, в частности, кредитов МВФ, Всемирного банка, Парижского клуба и прочих институтов.

Трибуналу нужны новые подсудимые

Между тем, за сутки до истечения срока ультиматума сербское правительство выдало ордеры на арест четырех ближайших соратников Слободана Милошевича, обвиняющихся в военных преступлениях. Министр юстиции Сербии Владан Батич заявил о готовности арестовать подозреваемых. Однако до утра, когда истек срок ультиматума, арестов не последовало.

Правительство выдало ордеры на арест: Милана Милутиновича, нынешнего президента Сербии,
Николы Сайновича, бывшего вице-премьера Сербии и советника Милошевича по вопросам национальной безопасности,
Драголюба Ойданича, бывшего командующего югославской армией,
Влайко Стоиликовича, бывшего министра внутренних дел Сербии

Все эти люди были ближайшими соратниками Милошевича. Они занимали высокие посты в сербской властной иерархии во время войны в Косове 1998-1999 годов.

Обозреватели отмечают, что в списки тех, кого готовы задержать сербские власти, не вошли разыскиваемые трибуналом Ратко Младич, Радован Караджич и другие высокопоставленные чиновники. Они все еще находятся в бегах и прячутся на территории одной из стран бывшей Югославии. Более того, в марте международные силы попытались арестовать Радована Караджича, однако широкомасштабная операция не принесла успехов. Как и другие меры, например, листовки в виде стодолларовых купюр с портретом Караджича, напоминающие о том, что за помощь при его аресте положено солидное вознаграждение.

Между тем, за прошедшие после падения Милошевича полтора года, в Гаагский трибунал прибыли добровольно или были выданы несколько видных политических деятелей бывшей Югославии. Так, в еще в августе прошлого года Международному трибуналу сдалась бывший президент Республики Сербской Биляна Плавшич, суд над которой так и не начался, бывший адмирал Миодраг Жокич,в гаагской тюрьме находится и бывший глава сербского парламента Момчило Крайсник, а также несколько десятков офицеров.

Не избежал этой участи и главный обвиняемый - бывший президент Югославии Слободан Милошевич. Он был арестован в апреле прошлого года, а в июне был передан Международному трибуналу и представл перед судом по обвинению в военных преступлениях в связи с массовыми убийствами на территории Косово, Хорватии и Боснии.

Однако, судя по всему, главный обвинитель трибунала Карла дель Понте не довольна масштабами деятельности суда. Она не раз высказывалась в том духе, что только арест всех обвиняемых в военных преступлениях на территории бывшей Югославии может быть залогом успешной работы трибунала.

Коштуница сопротивляется

Президент Югослваии Воимслав Коштуница не раз заявлял о своем намерении сотрудничать с трибуналом в Гааге, но только при условии принятия закона, который регулировал бы эти отношения и условия выдачи граждан страны международному правосудию. В настоящее время, по мнению Коштуницы, Гаагский трибунал не имеет законных оснований для своей деятельности.

В интервью государственному телеканалу Югославии, президент был еще более откровенен: "Каждый раз, как я думаю об этом суде и об исключительной предвзятости всех его процедур, меня тошнит, - заявил Коштуница. - С меня довольно. Могу представить, как чувствует себя люди, так или иначе связанные с ним".

Политический кризис

Ультиматум США спровоцировал в Югославии очередной политический кризис и дал уникальный шанс противникам Коштуницы внутри страны на реванш. Прозападно настроенный премьер-министр Сербии Зоран Джинджич, который участвовал в подготовке к аресту Милошевича,уже заявил, что если сотрудничество с трибуналом не будет налажено в ближайшее время, Югославии грозит международная изоляция.

К Джинджичу присоединилось и правительство Сербии. В своем заявлении члены кабинета министров обвинили югославского президента в том, что его действия возвращают страны во времена Слободана Милошевича. "Мы не можем больше сидеть и слушать лживые речи Коштуницы о патриотизме. Мы требуем, чтобы он ясно произнес, будет ли Югославия сотрудничать с Гаагским трибуналом или стране предстоят санкции США", - сказал министр юстиции Сербии Владан Батич.

Сербские политики подвигли к аналогичным шагам и союзное правительство. По словам того же Батича, кабинет министров Югославии также намерен обратиться к президенту с требованием выполнить условия Конгресса США. Как заявил министр внутренних дел Югославии, Зоран Живкович, от Коштуницы ждут политического решения, которое бы было продиктовано заботой о будущем страны, а не о грядущих выборах.

Выбор Коштуницы

Ответа от Коштуницы ждут как США, которые напомнили, что могут передумать и возобновить финансовую помощь Югославии, как только первые шаги (читай - аресты) будут сделаны, так и политические соперники, которые, правда, не так сговорчивы.

Если президент откажется сотрудничать с Гаагой, то во-первых, пожнет все последствия введения экономических санкций, а во-вторых, спровоцирует дальнейший раскол в правительстве, которым не преминут воспользоваться его политические противники. Если же согласится, то утратит доверие большой части электората и вряд ли сможет рассчитывать на победу на будущих выборах.

Однако выбор сделать все же придется - компромиссного решения или отсрочки такового не потерпят ни США, ни оппозиция.

Другие материалы