Военный переворот в Венесуэле грозит развалом ОПЕК

В нефтяном картеле могут остаться только мусульманские страны

В результате военного переворота в Венесуэле к власти пришло временное правительство во главе с Педро Кармона (Pedro Carmona). Уго Чавес арестован и в будущем может предстать перед судом. В частности, его считают одним из виновников событий последних дней, унесших жизни как минимум десяти граждан страны.

Уго Чавес любил сравнивать себя с бывшим президентом Чили Сальвадором Альенде погибшим во время военного переворота устроенного Пиночетом в 1973 году. Совпадение оказалось разительным. И в Чили периода реформ Альенде, и при Чавесе в Венесуэле, ограничили влияние иностранного капитала. И там, и там власть была свергнута в результате военного переворота на волне народных выступлений против экономической политики правительства. И даже привязанность к кубинскому режиму объединяет этих двух политических деятелей. Правда, Альенде погиб во время штурма президентского дворца, сжимая автомат, подаренный ему Кастро, а Чавес предпочел сдаться новому руководству.

В политической сфере реформы Чавеса известны тем, что в Конституцию страны, были внесены изменения, закреплящие пять ветвей власти: законодательную, исполнительную, судебную, а также гражданскую и избирательную. Но наиболее острым вопросом, который окончательно решил судьбу Чавеса, стала его политика в нефтяной отрасли. И не случайно военный переворот произошел во время забастовки на крупнейшем нефтедобывающем предприятии страны.

Венесуэла является третьим производителем нефти в ОПЕК после Саудовской Аравии и Ирана с квотой на добычу равной 2,497 тысяч баррелей в сутки. Половина всей добываемой страной нефти идет на экспорт в США. Доходы от нефти обеспечивают половину всех госрасходов и треть ВВП Венесуэлы.

Наблюдатели отмечают, что позиция Венесуэлы в последние годы служила индикатором для остальных стран ОПЕК. Если Венесуэла соглашалась снизить добычу нефти, на это соглашались и все остальные. Причем до избрания Чавеса президентом, Саудовской Аравии с трудом приходилось уговаривать своего латиноамериканского партнера ограничить добычу.

Если в декабре 1997 года Венесуэла превысила свою квоту на добычу нефти в рамках соглашения ОПЕК на 44 процента, то в марте 2002 года это превышение, обычное для стран ОПЕК, составило лишь 2 процента от объема квоты страны. Во многом именно политика Венесуэлы способствовала тому, что в 1998 году цена на нефть упала до 10 долларов за баррель. В 2000 году цена нефти выросла уже до 37,80 долларов за баррель.

До прихода Чавеса Венесуэла была настроена увеличить свою добычу до 5 миллионов баррелей в день, чтобы удовлетворить потребности своего основного импортера. Политика президента государственной нефтяной монополии Petroleos de Venezuela Луиса Хиусти (Luis Giusti), который являлся ее главой до прихода Чавеса к власти, была направлена на привлечение иностранных инвестиций и увеличение объемов производства. Хиусти покинул свой пост за несколько недель до принятия Чавесом президентской присяги. Дальнейшее развитие событий показало, что сделано это было неспроста. Став президентом страны, Чавес уволил тех чиновников, которые были за большую добычу нефти при меньших ценах, нежели за меньшую добычу при росте цен. А на пост президента Petroleos de Venezuela был назначен экономист Гастон Парра, выступавший за использование механизма снижения квот на добычу с целью поднятия цен на рынке.

"Самое ужасное, что Чавес не только снизил объем добычи, но и сократил инвестиции в этот сектор и наши производственные возможности", - заявил глава консалтинговой компании Grupo Petroleo YV Хуан Карлос Соса. За последние три года мы потеряли мощности равные миллиону баррелей, отметил он. По мнению Хуана Карлоса Соса, новому правительству необходимо пересмотреть закон об углеводородном сырье, принятый в ноябре 2001 года. В соответствии с ним, участие иностранцев в нефтеразведочных проектах ограничивалось величиной менее 50 процентов. А отчисления в пользу государства по новым нефтяным проектам увеличивались.

С приходом к власти правительства Педро Кармона, которое вероятно не только откроет нефтяной сектор для иностранцев, но будет отстаивать политику увеличения объема добычи нефти, возможно столкновение интересов Венесуэлы и Саудовской Аравии на рынке США. И именно здесь возможен временный альянс между Венесуэлой и Россией, которая также испытывает неудобства от ограничения своего нефтяного экспорта.

Таким образом, политика нового руководства Венесуэлы может вызвать разногласия в ОПЕК как по поводу оптимального уровня цен на нефть, так и по вопросу существующих квот на ее добычу. Не исключено, что через несколько лет в ОПЕК могут остаться только мусульманские страны.

Другие материалы