Сезон охоты на президентов

Несостоявшееся покушение на Владимира Путина может вернуть Россию к сталинским временам

Совпадения - крайне неприятная вещь. Потому что одно событие, пусть даже нерядовое, - это не более чем казус, тогда как два похожих события, произошедших одновременно или подряд, - уже тенденция со всеми вытекающими отсюда сравнениями, аналогиями и выводами.

Такое совпадение произошло на этой неделе с главами двух суверенных государств, когда-то входивших в единый Советский Союз. В понедельник, 25 ноября, прямо в центре Ашхабада произошло покушение на пожизненного президента Туркмении Сапармурата Ниязова. И в тот же самый день российские правоохранительные органы получили сведения о том, что в Москве готовится покушение на жизнь высших руководителей страны. В результате соответствующей проверки, сообщает информационное агентство "REGNUM", к вечеру следующего дня выяснилось, что под полотно Рублево-Успенского шоссе, по которому пролегает правительственная трасса, кем-то заложено большое количество взрывчатки. "Regnum" тут же распространил информацию, согласно которой целью неведомых террористов был кортеж президента России Владимира Путина.

Если верить корреспонденту агентства "Regnum", три ящика со взрывчаткой общим весом около 40 килограммов лежали в трубе под проезжей частью в районе железнодорожного переезда на линии Усово - Москва-Белорусская. Якобы за день до этого неподалеку от места предполагаемого теракта была отмечена "повышенная активность" посторонних лиц, которые устанавливали возле дороги новые рекламные щиты. Было отмечено также присутствие черного "Мерседеса" с затемненными стеклами. Далее "Regnum" сообщал, что из-за опасной находки под полотном Рублевского шоссе маршрут следования президентского кортежа, направлявшегося из Кремля в Ново-Огарево (подмосковную резиденцию Путина), был изменен - машины дали крюк через Новорижское шоссе.

По-видимому, не все в этих сообщениях соответствовало действительности. По крайней мере, представители пресс-служб ГУВД Москвы и Федеральной службы охраны в один голос опровергли информацию о том, что в указанном месте вообще была найдена какая-то взрывчатка. А представитель президентской охраны Сергей Девятов к тому же поставил под сомнение осведомленность корреспондентов "Regnum" относительно маршрута путинских передвижений: сведения о прохождении президентского кортежа, заявил он, представителям СМИ никогда не предоставлялись и не предоставляются, "поэтому прошедшая информация об изменении движения президентского кортежа не имеет под собой основы".

Может, и не имеет. Но о том, что предупреждение информаторов относительно самого покушения ФСО восприняла совершенно серьезно, говорит уже тот факт (подтвержденный, кстати, самим же Девятовым), что в ночь с 26 на 27 ноября указанный участок Рублевского шоссе действительно перекрывался и взрывчатку там действительно искали. Учитывая уровень секретности подобных мероприятий и вообще стремление правоохранительных структур затуманивать все и вся, нетрудно предположить, что действительности не соответствуют как раз утверждения компетентных органов о том, что в результате этих поисков ничего не нашли.

Собственно, главным образом думать о реальном наличии злобных планов в отношении Путина заставляет не столько суета кремлевских саперов в трубе под Рублевкой, сколько аналогичное происшествие с Ниязовым. Причем аналогия эта касается не только самих указанных фактов, но и тех далекоидущих последствий, которые, очевидно, будут иметь оба случая. Особенно наглядно в свете неудачных покушений начинают смотреться как очевидные различия между двумя странами, так и их несомненное сходство. Туркмения и Россия оказываются одновременно странно похожи и не похожи друг на друга.

Во-первых, оба президента у себя на родине заслуженно пользуются широкой поддержкой и любовью. Туркменбаши - Отец всех туркмен - как известно, обласкан вниманием своих граждан (чуть не сорвалось - своих подданных) в каком-то астрономическом масштабе. Порой складывается впечатление, что Народное собрание Туркмении занимается не столько обычным законотворчеством, сколько пытается придумать, чем бы еще таким угодить главе государства, причем все это, как водится, - при полном одобрении трудящихся.

Обожание Путина в России не доходит пока до таких масштабов, и все же ситуация складывается неординарная: чем больше Россия увязает в чеченской войне, чем больше сотрясают ее различные техногенные и природные катастрофы, чем вольготнее чувствуют себя на ее территории террористы, тем выше растет кривая, отражающая рост популярности президента среди простых граждан. Так, в начале ноября, почти сразу после захвата заложников в "Норд-Осте", рейтинг Путина, по данным исследовательского центра РОМИР, вырос по сравнению с аналогичными летними показателями почти на 8 процентов, достигнув отметки 78,3 процентов. Еще через месяц, сообщает ВЦИОМ, сторонников Путина среди россиян стало еще на пять процентов больше. Не Ниязов, конечно, но все равно впечатляет...

Получается странная ситуация, заставляющая вспомнить известный тезис незабвенного И.В. Сталина, озвученный вождем всех народов на июльском пленуме ЦК ВКП(б) от 1929 года, об обострении классовой борьбы по мере укрепления социализма. То есть, получается, чем сильнее граждане любят своих руководителей, тем большая опасность этим руководителям угрожает. Причем, если учесть, что в Ниязова стреляли, а под Путина как-то неловко подкладывали непонятную бомбу, то получается, что степень опасности находится в прямой зависимости от накала народной любви.

Во-вторых, в обоих случаях, еще до всякого расследования, очевиден круг лиц, среди которых оставшаяся в живых власть будет искать злоумышленников. Примечательно, что самого нападения на себя Ниязов, по его словам, даже не заметил, но зато сразу определил, кто именно желал ему смерти. Это оппозиционеры, давние политические враги нынешней власти, давно трусливо сбежавшие из республики, без колебаний заявил Туркменбаши через какой-нибудь час после происшествия, причем тут же назвал врагов поименно. Путин пока, как обычно, сохраняет молчание, но кому же не ясно, что это все чеченские террористы, что это рука Басаева?

И в-третьих, поневоле с тревогой задумываешься, какие внутриполитические последствия будут иметь эти неудавшиеся покушения. Тут, опять же, различия определяются национальной спецификой. В Туркмении уже на другой день после покушения за решеткой оказались около ста человек (при том что главные злоумышленники, заявил президент, отсиживаются в России); в среду на улицах Ашхабада прошел многочисленный митинг, участники которого в лучших советских традициях выразили всеобщую радость по поводу чудесного избавления главы государства от смертельной опасности и потребовали ни много ни мало казнить всех, кто осмелился поднять руку на Отца всех туркмен.

Путин такого, будем надеяться, не допустит (хотя и у него есть своя клака, достаточно безголовая и беспардонная, чтобы устроить какое-нибудь массовое действо в защиту президента - молодежная организация "Идущие вместе"). И все же тень товарища Сталина странным образом маячит за обеими этими историями - как известно, неудавшееся покушение (реальное или разыгранное) на главу государства неизбежно побуждает того к усилению политического террора в отношении своих внутренних и внешних врагов. В результате, как обычно, все теперь будет зависеть от личного решения Путина - пожелает президент признать возню с "рекламными щитами" на Рублевском шоссе подготовкой к теракту или нет, воспользуется ли случаем, чтобы "закрутить гайки" с особенной силой, или объявит происшествие ложной тревогой? Поживем, как говорится, - увидим...

Другие материалы