Новости партнеров

Турецкий марш испортил Бушу всю музыку

Отказ Турции впустить на свою территорию американские войска чревато для Анкары тяжелыми последствиями

Пока весь мир замер в ожидании часа "икс", гадая, начнется или не начнется война в Ираке, внимание ведущих информационных агентств все чаще и чаще переключается с Багдада на Анкару, где в последнее время разворачиваются события, способные оказать значительное влияние на устройство будущей Европы.

Давно уже магистральный сюжет "США против Ирака" осложнился побочной линией "Раскол в коалиции союзников по НАТО". Громкие выступления Германии и Франции, не пожелавших подыгрывать своему заокеанскому партнеру, слишком уж беззастенчиво преследующему собственные интересы под маской борьбы за демократию в отдельно взятой ближневосточной стране, обнаружили серьезные противоречия, существующие между ними и США. Примечательно, что поводом для разногласий в середине февраля, когда Франция выступила против принятия предложенной американцами резолюции по поводу действия альянса в виду приближающейся военной операции против Ирака, стала именно Турция: речь шла о том, что союзники просто обязаны защитить турков от возможного ответного удара со стороны багдадского лидера и с этой целью должны направить в эту страну свои войска.

После того как Франция, Германия и Бельгия заявили о своем несогласии с подобным решением, Турция даже сочла возможным прибегнуть к четвертой статье Вашингтонского договора о создании НАТО, которая еще ни разу не применялась со дня основания альянса. Если три страны-отступницы не скрывали, что не желают поддерживать американскую резолюцию только потому, что это автоматически означало бы их согласие с планами США нанести по Ираку военный удар, то Турция, обратившись к уставным документам НАТО, пошла на хитрость: согласно положениям указанной статьи, НАТО обязано рассмотреть просьбу страны - члена альянса об оказании помощи даже в том случае, если военная опасность угрожает не всем союзникам сразу, а лишь стране-заявительнице. Таким образом, вопрос об американских планах в отношении Багдада сам собой снимался с повестки дня, а Франция и Германия оказались в неудобном положении, так как, не желая защищать Анкару от грозного иракского соседа, формально нарушали свои прямые обязанности в рамках Северо-атлантического договора.

Почувствовав себя пристыженными, страны-отступницы в конце концов вынуждены были пойти на попятный, и через неделю после начала дебатов генеральный секретарь НАТО Джон Робертсон радостно объявил, что все 18 членов НАТО, входящие в комитет военного планирования, согласились предоставить Турции помощь в усилении ее систем противоракетной обороны, а также биологической и химической безопасности. Хотя несколько ранее представителям Белого дома и пришлось признать наличие серьезного кризиса в НАТО, во многом благодаря настойчивости турецкой стороны можно было сделать вид, что кризис этот несерьезен и что у союзников лишь временные разногласия, а не непримиримые противоречия.

Параллельно сама Турция вела с США активный торг по поводу условий, на которых собиралась разместить на своей территории многотысячный американский военный корпус с тяжелой военной техникой впридачу. Переговоры проходили нелегко, но всем было понятно, что дело лишь за тем, чтобы стороны сошлись в цене: турецкое правительство справедливо считало, что американская военная авантюра, раз уж она неизбежна, должна принести Анкаре ощутимые финансовые и политические выгоды.

Турция выставила Америке счет в размере 30 миллиардов долларов: в эту сумму входили как безвозмездная помощь, так и кредиты вместе со списанием старых долгов. США рассчитывали заплатить меньше и предлагали сократить эту сумму вдвое. В конце концов решили так: живыми деньгами Турция получит шесть миллиардов долларов и еще двадцать миллиардов - в качестве долгосрочного займа. Однако у Анкары было еще одно условие: ее войска, наравне с американскими, должны были участвовать в оккупации северной части Ирака, где находится Курдская автономная область. Несмотря на то, что этот район является центром оппозиции режиму Хусейна в Ираке, Турция, которая решительно борется с курдскими сепаратистами на своей собственной территории, меньше всего хотела бы получить у себя под боком независимый Курдистан.

Наконец все разногласия были утрясены, и 24 февраля турецкое правительство после шестичасовых дебатов заявило, что решение о размещении американских войск и боевой техники на территории Турции принято. Дело оставалось лишь за небольшой формальностью: одобрением этого решения со стороны парламента страны, большинство в котором принадлежит проправительственной Партии правосудия и развития.

Однако здесь-то и начались неувязки. Несмотря на призывы госсекретаря США Колина Пауэлла как можно скорее впустить в страну американских солдат, истомившихся на борту боевых кораблей, которые к тому времени в немалом количестве столпились у турецких берегов, парламент стал тянуть с голосованием. Лишь 1 марта пришло известие о том, что голосование наконец состоялось и прошло успешно. 62 тысячи американцев со всей их техникой, самолетами и вертолетами уже столпились у трапов, как в тот же самый день пришло другое известие, полностью опровергающее первое: согласно положениям турецкой конституции, голосование закончилось не в пользу правительственного соглашения с США, поскольку за предложение о размещении американцев проголосовало хоть и большинство депутатов (264 против 250 при 19 воздержавшихся), но не достаточное, так как их число на три голоса меньше требуемого.

Причем оказалось, что во время голосования не менее ста членов проправительственной партии не послушались своего руководства и либо голосовали против решения о вводе американских войск, либо воздержались. Более того, на следующий день официальный представитель Партии правосудия и развития заявил, что парламент не планирует в ближайшее время возвращаться к обсуждению этого вопроса. Сразу же после того, как итоги голосования стали известны в стране, на улицы Анкары вышла многотысячная антивоенная демонстрация, которая несла лозунги: "Мы - иракцы", "Не будем убивать, не будем умирать".

Турецкое правительство во главе с премьер-министром Абдуллой Гулем попыталось представить это событие как торжество демократии в стране, граждане которой свободно могут изъявлять свои взгляды. Гуль даже заявил, что подобная мелочь не должна повлиять на прочные дружеские отношения между Анкарой и Вашингтоном, которые вот уже сорок лет подряд развиваются вполне благополучно. Но на самом деле эта мелочь может стать поворотным событием в истории Турции.

Нежелание простых турков ввязываться в чужую для них войну вполне понятно. Не следует также сбрасывать со счетов и то, что Турция, подобно Ираку, - мусульманская страна и что попытки Джорджа Буша и Тони Блэра выдать надвигающуюся войну с Саддамом за антитеррористическую операцию воспринимаются всерьез только в традиционно христианских странах, тогда как в мусульманском мире ее повсеместно считают новым антиисламским крестовым походом. Да и ответный удар со стороны Саддама, уже предупредившего своего северного соседа, что Ирак расценит ввод американских войск на турецкую территорию как акт объявления Анкарой войны Багдаду, также пугает многих турецких граждан. И все же, если парламент страны проявит упорство, Турцию ждут нелегкие времена.

Во-первых, страна сегодня находится в состоянии финансового кризиса, причем только в этом году Турции предстоит выплатить 73 миллиарда долларов внешнего долга. Этот тяжелый удар можно было бы смягчить за счет американских компенсаций за ввод войск и за счет благосклонного отношения к Турции со стороны Международного валютного фонда и Всемирного банка. Однако в случае отказа от помощи американцам в войне против Ирака ни на то, ни на другое рассчитывать, понятное дело, не приходится. Уже сегодня экономическая обстановка в стране начала стремительно ухудшаться: ни турецкая валюта, ни акции турецких компаний не выдержали известия о том, что Анкара решила всерьез поссориться с Вашингтоном.

Во-вторых, вопрос о создании независимого курдского государства остается открытым. Администрация Буша уже дала понять турецкому правительству, что в случае отказа Анкары от сотрудничества будет искать более тесных контактов с политическими врагами Турции. Процесс выкручивания рук зашел так далеко, что американцы, в-третьих, уже ударили Турцию ниже пояса, поставив на обсуждение вопрос о том, не пора ли прислушаться к голосам влиятельной армянской диаспоры в США, которая много лет добивается, чтобы Белый дом признал факт армянского геноцида со стороны Турции в начале XX века. Если это произойдет, то Турция окажется на положении Афганистана времен правления талибов - страны, объявленной вне закона.

Американцев можно понять: отказ Турции пустить их на свою территорию почти автоматически будет означать лишние потери в предстоящих боях на территории Ирака. Удар с севера запланирован давно, и если США придется доставлять солдат к месту боев не по земле, а, минуя Турцию, по воздуху, они не получат соответствующего механизированного прикрытия, надежного тыла и бесперебойного снабжения. Поэтому перед американцы теперь оказались перед сложным выбором: или попытаться додавить Турцию, или отложить начало военной операции на срок, необходимый для разработки новых планов с учетом изменившейся политической обстановки, или, наконец, махнуть рукой на турков и ввязываться в войну прямо сейчас, несмотря ни на что. Но два последних варианта будут означать, что раскол в антитеррористической коалиции принял совсем уже неприличные масштабы.

Другие материалы