Кимченирия: Куда ведет страну любимый вождь?

Реальность и мифы страны чучхе

16 февраля 2002 года, в день 60-летия любимого вождя и учителя северокорейского народа Ким Чен Ира в небе над священной горой Пэкту, где по преданию Ким и родился, было замечено светящееся облако в форме Кимченирии - специально выведенного в честь вождя цветка. Снег, который шел ровно 60 дней, накрыл землю 60-сантиметровым слоем в том месте, где родился северокорейский лидер. Таково, по мнению официального Пхеньяна, влияние Ким Чен Ира не только на судьбу своего народа, но и на окружающие его силы природы. Однако не все в мире по достоинству ценят выдающиеся способности кормчего. Свечение над Пэкту появилось именно в тот момент, когда в соседнюю Южную Корею прибыл главный изобретатель "оси зла" Джордж Буш. Далекого от северокорейской поэтики президент США беспокоит лишь единственная сила Ким Чен Ира - его ядерный и военный потенциал. Совершенно очевидно, что в случае обострения конфликта, США готовы пойти на открытое военное противостояние. Но как далеко готов завести свою страну любимый учитель?

Страна-крепость

При населении 24,5 миллиона человек ежегодный военный бюджет КНДР составляет 1,9 миллиарда долларов, его доля в ВВП превышает 14 процентов. По этому показателю Северная Корея опережает все страны мира, даже воюющие. Руководство КНДР идет на столь впечатляющие военные расходы, несмотря на то, что за последние 10 лет только от голода в стране умерли более двух миллионов человек, а объем получаемой гуманитарной помощи составляет почти треть необходимого минимума продовольствия.

К началу текущего года лишь пять государств располагали более чем миллионными армиями: Китай, при населении 1 миллиард 293 миллиона человек, обладает армией в 2 миллиона 239 тысяч военнослужащих; США: население - 286 миллионов, армия - 1 миллион 414 тысяч; Индия: население - 1 миллиард 25 миллионов, армия - 1 миллион 300 тысяч; Россия: население - 145 миллионов, армия - 1 миллион 240 тысяч; Северная Корея: население - 24 миллиона, армия - 1 миллион 100 тысяч.

Таким образом, соотношение числа солдат к мирным жителям составляет: Индия - 1 на 788, Китай - 1 на 577, США - 1 на 202, Россия - 1 на 116, Северная Корея - 1 на 22. Такой пропорции, как у Северной Кореи, нет ни у одной страны современного мира, тем более, что КНДР не находится в состоянии войны.

Однако военный людской потенциал Пхеньяна не ограничивается кадровой армией. Военизированные формирования насчитывают почти 200 тысяч человек, а готовый к мобилизации резерв - 4 миллиона 700 тысяч человек. Таким образом, в случае объявления мобилизации, Ким Чен Ир может поставить в строй более 6 миллионов человек - практически каждого, способного держать оружие.

Регулярная армия комплектуется по призыву, но служат рядовые и сержанты от 5 до 10 лет, в зависимости от рода войск, и, таким образом, кадровые и отслужившие запасники являются настоящими профессионалами. Резервисты также проходят серьезную регулярную подготовку и готовы к боевым действия в момент отмобилизования, что позволяет нарастить численность вооруженных сил практически немедленно.

Регулярная армия состоит из 63 пехотных, 30 танковых и 16 артиллерийских дивизий и 64 отдельных бригад, в том числе - 3 ракетных. В резерве состоят 40 дивизий и 18 отдельных бригад.

На вооружении находится 54 пусковые установки тактических и оперативно-тактических ракет, 3500 танков, 2500 бронетранспортеров, 10 400 полевых артиллерийских орудий, 2500 установок залпового огня и 11 000 зенитных орудий.

Авиация насчитывает 621 боевой самолет и 24 вертолета, входящих в состав 6 авиационных дивизий: 2 бомбардировочных и 4 истребительных.

Военно-морской флот состоит из 10 флотилий и насчитывает 3 фрегата, 3 корвета, 84 подводные лодки и 250 ракетных и артиллерийских катеров.

Однако стоит учитывать тот факт, что многие армейские части до сих пор эксплуатируют технику времен Второй мировой войны или снятую с вооружения СССР еще в 60-е годы, например, танки Т-34, самолеты МиГ-17 и МиГ-19. Примерно такие же сроки эксплуатации и у большинства боевых кораблей.

Большинство резервных соединений не имеют вообще никакой боевой и транспортной техники и вооружены лишь советским и китайским стрелковым оружием, легкими минометами, безоткатными орудиями и ручными гранатометами, которые переносятся на вьюках.

Одной из важных особенностей вооруженных сил Северной Кореи является непропорционально большое количество частей и соединений специального назначения - разведывательно-диверсионных. Общая их численность превышает 100 тысяч бойцов, что в три раза больше, чем в спецназе США. Они развернуты во всех видах корейских вооруженных сил.

От "Луны" до "Тепходона"

Интенсивные разработки вооружений и закупка их у двух социалистических гигантов - СССР и Китая, стали вестись в Северной Корее с конца 50-х годов. Первые боевые ракеты Пхеньян получил из СССР в 1965 году. Это были тактические комплексы "Луна-2" с дальностью полета 55 километров. Такой дальности хватало для обстрела южнокорейской столицы Сеула. Однако Ким Ир Сену требовались ракеты, способные угрожать любому объекту на полуострове. Такие были у Москвы, но Брежнев категорически отказал в продаже.

Однако он же не возражал против поставки оперативно-тактических ракет Египту и Сирии. Именно у Египта в 1975 году Ким Ир Сен приобрел два комплекса "Луна-М", которые могли нести заряд весом в полтонны на расстояние до 70 километров. Эти ракеты были немедленно скопированы пхеньянскими конструкторами и пошли в серию.

Но предметом вожделений Ким Ир Сена была советская жидкостная ракета ОТР-300, известная на Западе как "Скад". При дальности 300 километров она могла нести заряд весом в тонну. И Ким Ир Сену удалось уговорить в 1980 году египетского президента продать три таких комплекса. Усилия северокорейских умельцев позволили ее усовершенствовать, и к 1988 году на вооружение была принята система "Хвасон-6", которая, при весе боеголовки 700 килограммов, могла пролететь 500 километров. Это позволяло поразить любую точку Южной Кореи.

Но, кроме военно-стратегических задач, производство боевых ракет было ориентировано и на коммерческие цели. Корейцы стали продавать ракеты всем желающим, заботясь лишь о доходах и пренебрегая политическими последствиями. Такая торговля стала важнейшим источником поступления валюты, причем, продавая ракеты самым одиозным режимам, Пхеньян не стеснялся заламывать цены, ибо других поставщиков у этих стран просто не было. Выручка от продаж составляла порой более половины всех доходов страны.

Основными покупателями этой продукции стали самые непопулярные в мире режимы: иранские аятоллы, Саддам Хусейн, Сирия, Ливия и некоторые другие страны региона. Каждый из покупателей постарался сделать свои модификации "Скада" и присвоить им свои имена.

Однако тактические ракеты не являлись предметом мечтаний Пхеньяна. Ким Ир Сену нужны были средства доставки ядерного оружия, разработка которого велась в тот же период.

Таким носителем стала ракета "Нодон-1", первый испытательный запуск которой состоялся в 1990 году. Ракета взорвалась прямо на пусковом столе. Для доработки понадобилось пять лет и в 1995 году все испытательные запуски прошли успешно. По данным американской разведки, в усовершенствовании и доводке ракеты приняли участие около полусотни советских специалистов. "Нодон-1" является, в сущности, увеличенным в размерах почти вдвое "Хвасоном" - в свою очередь - производным от советского "Скада".

Он может нести боеголовку весом до 1200 килограммов на расстояние до 1500 километров, то есть является настоящей баллистической ракетой средней дальности, способной поразить Токио, Пекин, Тайбей, Хабаровск. Причем объем головного блока позволяет разместить ядерный боезаряд средней мощности. К началу 2002 года в Северной Корее произведено около 1500 ракет "Нодон-1".

И вновь за продуктами "технического гения" выстроилась очередь из страждущих. Ракеты "Нодон-1" отправились в Пакистан и Иран, по некоторым данным, особую слабость к ним питал и Саддам Хусейн. Вопрос о его приобретениях пока остается открытым.

Но и на этом Пхеньян не остановился. С середины 90-х годов в КНДР началась разработка межконтинентальных носителей "Тепходон-1" дальностью 2500 километров и "Тепходон-2" - 7000 километров. 31 августа 1998 года с полигона Мусудан-Ри была запущена первая космическая ракета, которая вывела на околоземную орбиту северокорейский спутник. Это является безусловным доказательством, что к тому времени Пхеньян располагал ракетными технологиями на уровне тех, что были в 60-х годах в СССР и США.

Ядерный штурм

Единственное, в чем "Большие братья" категорически отказали Пхеньяну, так это в в продаже уже готовых образцов атомного оружия. Однако собственные разработки его под негласным патронажем Москвы и Пекина велись с начала 60-х. В 1965 году в Северной Корее заработал атомный реактор. Официально он был призван решить серьезные энергетические проблемы социалистического государства. В действительности же, трудно предположить, что Ким Ир Сен, а затем и сын вождя откажутся от соблазна заиметь собственный "ядерный щит".

В 1985 году КНДР присоединилась к "Договору о нераспространении ядерного оружия", но проверки МАГАТЭ начались лишь через семь лет! За этот срок реактор мог выработать до 50 килограммов оружейного плутония. Кроме этого, реактор питает электроэнергией завод по переработке отработавших урановых стержней. По данным американской разведки, более восьми тысяч таких стержней у корейских атомщиков было накоплено уже после прекращения работы реактора в 1994 году. Этого количества вполне достаточно для получения еще 30 килограммов плутония.

В декабре прошлого года Пхеньян заявил, что возобновляет работу реактора. И хотя корейцы мотивируют эти действия недостатком энергии из-за прекращения поставок мазута, настоящей причиной, по мнению многих экспертов, является интенсификация работ по созданию ядерного оружия.

В Пхеньяне отвергают эти предположения, ссылаясь на отсутствие лабораторий для монтажа ядерных боезарядов. Однако из-за того, что Пхеньян выдворил инспекторов МАГАТЭ, сегодня США располагают лишь данными космической разведки.

В последнее время, особенно после победоносной войны США с Ираком, конфликт существенно обострился. Представители Северной Кореи делают целый ряд жестких, а иногда и сенсационных заявлений, то оповещая об успешной переработке восьми тысяч урановых стержней, то напрямую информируя администрацию Белого дома о том, что "бэби родился". Однако, стоит отметить демонстративность и непоследовательность Пхеньяна в вопросе улаживания атомного кризиса. Заявления корейцев о готовности договориться тут же перекрываются очередными "решительными предложениями" и обещаниями "раздробить высокомерные и деспотические устремления эгоистических американских империалистов".

Совершенно очевидно, что в последнее время Северной Корее все труднее определять свою собственную позицию по отношению не только к своим ближайшим соседям, но и давним недругам, вроде США. Идеи чучхе, предполагающие полную самодостаточность, на практике оказались жизнеспособны только при массированной и безвозмездной экономической и военной помощи "Больших братьев". Эту объективную реальность вынужден был признать и сам "любимый вождь и руководитель". Еще в мае 2002 года в передовице главной партийной газеты КНДР Ким Чен Ир сообщил, что "мы вошли в новую эпоху, а потому следует изучать схемы и правила, существующие за границей".

Как заявил лидер "народной" Кореи, теперь необходимо решительно "отбросить старое и отсталое", без этого движение вперед будет невозможно. Однако "за границей" довольно скептически отнеслись к столь серьезным заявлениям. Уж очень в последнее смесь бравурной и патриотической риторики Пхеньяна напоминает громкие заявления бывшего руководства Ирака.

Ястребы Буша

Вряд ли в недрах американского военного ведомства и разведки существуют иллюзии насчет непосредственной опасности, которую в настоящий момент представляет КНДР. Даже при условии наличия у Пхеньяна нескольких атомных зарядов говорить о реальной угрозе США не приходится. В этом смысле куда большую опасность представляют запасы Пакистана или Индии и даже не вероятностью их применения, а возможностью "попасть не в те руки".

Серьезные вопросы к Ким Чен Иру у Джорджа Буша-младшего могут возникнуть лишь как к едва ли не единственному поставщику ракетных технологий режимам, которые, по мнению Вашингтона, выступают за терроризм во всем мире. Эта торговля позволяет Пхеньяну периодически шантажировать Запад, однако внешнеполитические маневры, совершаемые таким способом, лишь условно можно назвать удачными.

Война с Северной Кореей США сейчас не нужна. Во-первых, по причинам исключительно экономического характера: даже в американском бюджете не хватит денег на ведение сразу двух войн и последующее восстановление двух стран. Дальнейший рост военного бюджета может вызвать ропот не только в Конгрессе, но и среди общественности. Гораздо безопаснее для республиканцев пожинать лавры и высокие рейтинги победителей в Ираке. Во-вторых, удар по Северной Корее будет сопровождаться неизмеримо большим количеством жертв среди американских военнослужащих, что также не будет способствовать популярности команды Буша. В-третьих, в случае войны на Корейском полуострове НАТО будет нанесен такой удар, от которого эта организация вряд ли сможет оправиться. И, в четвертых, отказавшись от военной интервенции, Белый дом при случае сможет разыграть роль оракула, предупреждавшего, что "они на этом не остановятся".

Как бы там ни было, на всякий случай и Пентагон решил "побряцать оружием" в непосредственной близости от границ Северной Кореи. В регион переброшены самолеты F-117А (стелс), на Гуаме постоянно дежурят 24 бомбардировщика В-1 и В-52, там же находится авианосец "Карл Винсон". В официальной трактовке событий говорится лишь о "мерах предосторожности" и учениях, в которых принимает участие и 30-тысячная группировка американских войск в Южной Корее, но истинные цели вполне очевидны.

Вероятнее всего, Пхеньян прекрасно понимает неготовность Вашингтона к решительным действиям, и именно это позволяет ему вести столь опасную в любом другом случае полемику со своим злейшим врагом.

Другие материалы