Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Опять тревога, опять мы ночью вступаем в бой

В ночь на 22 июня 2004 года крупная банда чеченских боевиков вторглась в Ингушетию

В понедельник 21 июня чеченские и ингушские боевики одновременно атаковали здание МВД Республики Ингушетия, базу 137-го погранотряда ФСБ в Назрани, городской Отдел внутренних дел, склады МВД, базы ОМОНа и ГУВД города Карабулак и станицу Слепцовскую. Ими были также захвачены блокпосты на федеральной автомагистрали "Кавказ". Непосредственные боевые действия начались поздно вечером около 23 часов. Боевые действия вели несколько крупных банд общей численностью до 200 человек, заранее проникнувшие на территорию республики.

Главным объектом нападения стало здание МВД Ингушетии, где вечером собралось много сотрудников. На рабочем месте находился и исполняющий обязанности министра Абукар Костоев. Боевикам удалось достаточно быстро захватить здание. Также они сумели частично овладеть зданием штаба 137-го погранотряда и складами оружия в Карабулаке. Почти все руководители ингушской милиции и прокуратуры, находившиеся в момент захвата в здании МВД, погибли. В их числе - и. о. министра внутренних дел Костоев, прокурор Назрани Мухарбек Бузуртанов, прокурор Назрановского района Белан Озиев, следователь по особо важным делам республиканской прокуратуры Тимур Детогазов.

Также погиб один и были ранены четверо военнослужащих Назрановского погранотряда, а всего во всех населенных пунктах Ингушетии за минувшую ночь от рук боевиков погибло 47 человек и еще около 60 получили ранения. Милиция и пограничники отбивали захваченные здания несколько часов. К утру боевиков удалось выдавить из населенных пунктов. Сейчас, по сообщению официальных властей, ситуация в Ингушетии взята под контроль. В город переброшены дополнительные силы Северокавказского управления погранслужбы ФСБ России, сотрудники районных отделов внутренних дел Чечни находятся на казарменном положении. В Назрани развернут полевой госпиталь Минобороны. Однако боевики по-прежнему остаются на территории республики. Они рассеялись по территории Ингушетии и отступили в сторону Чечни. Президент Ингушетии Мурат Зязиков объявил, что в республике будет объявлен трехдневный траур.

Волки, волки!

В минувшие выходные Аслан Масхадов выступил на радиостанции «Свобода». Его позиция по-прежнему была непреклонна: "Несмотря на террор ГРУ, ФСБ и других карательных служб, чеченское сопротивление не запугано, численность наших бойцов возрастает... Чем сильнее репрессии сторонников Кадырова, тем сильнее они настраивают против себя простых чеченцев". Масхадов предупредил, что сепаратисты планируют изменить свою тактику. До сих пор действия боевиков ограничивались актами саботажа, но сейчас планы меняются и повстанцы переходят к началу активных военных действий. Вызвано это якобы тем, что Россия отказывается от переговоров с международным участием и не признает Чечню субъектом международного права.

Грамотный боец всегда наносит удар там, где его меньше всего ждут. И Масхадов в этом случае поступил именно так. Вместо того чтобы провести акцию на территории Чечни или очередной теракт в европейской части России, как от него, наверное, ожидали в Москве, он ударил по Ингушетии. Сейчас сложно с уверенностью назвать непосредственного организатора рейда - это можеть быть Басаев или кто-то еще из чеченских полевых командиров, такие детали в данном случае не очень важны. Между лидерами бандформирований может идти борьба за власть, но у них есть общий враг, против которого они выступают все вместе. Масхадов в очередной раз напомнил России и миру, что так называемое чеченское сопротивление представляет собой угрозу для нормальной жизни людей в Северо-Кавказском регионе.

Основная трудность, возникающая в ходе всех антипартизанских войн (а именно этим Россия занимается сейчас на Северном Кавказе) связана даже не с неуловимостью бойцов сопротивления, а с фактом широкой огласки их действий. Информация на войне становится оружием, и от того, насколько эффективно его используют, зависит ход не только отдельных операций, но порой и всей войны. Публичные заявления лидеров повстанцев о продолжении борьбы и новых операциях - именно из этого арсенала. С одной стороны, они призваны показать аудитории (в идеале - всему миру), что борьба продолжается, и в очередной раз напомнить, что повстанческое дело правое. С другой стороны, они должны предупредить противную сторону, что рассчитывать на окончательную победу ей рано. Однако тут очень важно соблюдение пропорций. Слишком частые заявления подобного рода, не подкрепленные реальными делами, влекут за собой потерю авторитета лидера повстанцев и прекращение финансирования операций. Отсутствие угрожающих высказываний равно влечет за собой перемещение лидеров на третьестепенные роли.

Весь вопрос в том, как следует оценивать подобные заявления противной стороне. Но для этого и существуют спецслужбы. И в данном случае приходится признать, что со своей задачей они справились плохо. За последние несколько лет они почти убедили общество, что Масхадов - фигура дутая и расценивать его как серьезного противника не стоит, он-де ничего и никого не контролирует. Выяснилось, однако, что это не так. По крайней мере, на то, чтобы подкреплять слова делами, сил у него хватает. К его очередному заявлению о продолжении войны с Россией отнеслись невнимательно, выслушали, но мер не приняли. Хотя с подобными заявлениями Масхадов выступает не впервые, и не впервые за ними следуют реальные дела. В 2001 году он пообещал развернуть в Чечне партизанскую войну, и война началась. Незадолго до захвата "Норд-Оста" он заявлял о подготовке "исключительной" операции, а еще некоторое время спустя сказал, что его боевики переходят к наступательным операциям - после этого в российских городах загремели взрывы.

Место нападения было выбрано не случайно - еще ни разу столь массированные силы чеченских боевиков не вторгались в Ингушетию, поэтому их там, действительно, не ждали. Не случайной стала и дата. Пропагандистское значение акции усиливается, если событие приурочено к какой-либо дате. Традиционно в Новый год, 23 февраля и 9 мая все вооруженные силы, расположенные на Северном Кавказе, приводятся в состояние повышенной боевой готовности. Что, однако, не помешало боевикам уничтожить президента Чечни Ахмата Кадырова как раз 9 мая 2004 года. Нынешнюю акцию бандиты приурочили к памятному для России дню, связанному с началом Великой Отечественной войны.

Следует отметить еще один момент. Заявления Масхадова по радио "Свобода" прозвучали незадолго до начала избирательной кампании в Чечне: "Кто бы ни принял участие в выборах нового президента Чечни, он предатель и враг своего народа. Чеченское сопротивление, конечно, не принимает участия в этих выборах. Да и как можно себе представить, чтобы люди, которые борются с оккупантами, приняли участие в выборах, которые эти оккупанты организуют? Мы не прекратим борьбу, пока оккупационная армия не покинет территорию Чечни". В первую очередь эти слова и последовавшее за ними нападение на Ингушетию рассчитаны на европейских политиков, пристально наблюдающих за событиями в регионе. Нынешний рейд - еще один повод для мирового сообщества упрекнуть Россию в том, что политика, проводимая Кремлем на Северном Кавказе, в корне неправильна.

Вечные вопросы

После подобных рейдов виновных найти сложно - достаточно вспомнить Буденновск, за нападение на который никто из представителей властных структур ответственности так и не понес. Но ведь боевики не возникли в Ингушетии из ниоткуда. Для проникновения на территорию республики они применили классическую схему просачивания - поодиночке и мелкими группами проникли на территорию, контролируемую федеральными частями, и потом, соединившись, нанесли удар врасплох. Подобная тактика является азбукой партизанской войны. И возникает резонный вопрос - почему эту азбуку никто из командиров даже не открывал, а если открывал, то почему плохо изучал?

Сейчас в Чечне воюют в основном спецподразделения, занимающиеся не широкомасштабными облавами, а адресным поиском и уничтожением бандитов. Регион буквально нашпигован представителями спецслужб. Но местная агентурная сеть, о постепенном возрождении которой в последнее время нет-нет да и проговаривались руководители ФСБ, никого не предупредила о готовящейся операции.

Однако считать, что чеченская война сейчас переходит в новую фазу, все же не стоит. Большая война на Кавказе невыгодна никому, в первую очередь, самим кавказским республикам. В длительной партизанской войне шансы партизанских формирований, вопреки распространенному мнению, также невелики. Исторические примеры показывают, что без мощной поддержки со стороны любое партизанское движение теряет свою эффективность. В многочисленных национально-освободительных войнах второй половины двадцатого века повстанческие формирования, как правило, вооружали крупные державы социалистической или капиталистической ориентации - стоило такую помощь прекратить, как движение умирало само собой - на одном энтузиазме долго не повоюешь. И в России одной из первоочередных задач спецслужб, ответственных за подобные вопросы, является максимальное сокращение каналов поставки помощи повстанческим формированиям. Результаты сказаться не замедлят.

Единственный позитивный момент в этой истории следующий. Можно, конечно, усмотреть аналогию в нападении на Ингушетию с "дагестанским походом" 1999-го года, однако пять лет контртеррористических операций все же принесли свои плоды. Тогда в Новолакский район вторглось около двух тысяч боевиков, сейчас - двести человек. Тогда против бандитов были задействованы крупные воинские формирования, применены артиллерия и авиация, а сейчас эту атаку удалось отразить силами республиканского МВД без привлечения дополнительных сил. Вместо сплоченной армии "борцов за независимость" в Ингушетии появилась хоть и крупная, но банда. Полномасштабное организованное "чеченское сопротивление" медленно, но выдыхается.

Сергей Карамаев

Другие материалы